Американская мечта это не просто мечта об автомобилях

Содержание
  1. ru.knowledgr.com
  2. Молодость
  3. Писатель
  4. Американская мечта
  5. Два educations
  6. Почести
  7. Библиография
  8. Часть третья Возвышенная «Американская мечта»: «Высокое стремление в наших душах»
  9. Читайте также
  10. ЧАСТЬ III ОБ ОСНОВАНИИ НАШИХ СУЖДЕНИЙ О СОБСТВЕННЫХ ПОСТУПКАХ И ЧУВСТВАХ, А ТАКЖЕ О ЧУВСТВЕ ДОЛГА
  11. Часть вторая Популярная «Американская мечта»: мираж роскошного счастья
  12. Часть пятая «Проклятые вопросы» и «Американская мечта»
  13. О «врожденных идеях» в душах народов
  14. ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ АМЕРИКАНСКАЯ ЧАСТЬ ЗАПАДА
  15. Американская часть Запада меняет политику
  16. Коран о людях и душах
  17. ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ
  18. Третья часть. Третья глава. Изложение знания.
  19. Третья часть. Пятьдесят третья глава О СПОСОБАХ ПРИОБРЕТЕНИЯ ДЕНЕГ
  20. Что такое американская мечта? Слышала, но не знала
  21. Понимание американской мечты
  22. Преимущества американской мечты
  23. Особый подход
  24. Критика американской мечты
  25. Мнение
  26. Та самая американская мечта на самом деле

ru.knowledgr.com

Джеймс Траслоу Адамс (18 октября 1878 – 18 мая 1949) был американским писателем и историком. Он не был связан с известной семьей Адамса (хотя он написал книгу о семье в 1930). Он не был академиком, а внештатным автором, который помог популяризировать последнюю стипендию об американской истории, и его три истории объема Новой Англии хорошо расценены учеными.

Молодость

Адамс родился в Бруклине, Нью-Йорк, богатой семье, сыну Элизабет Харпер (урожденный Truslow) и Уильям Ньютон Адамс младший, Его отец родился в Каракасе, Венесуэла. Его дед по отцовской линии был американцем, и его бабушка по отцовской линии имела испанское венесуэльское происхождение. Адамс взял свою степень бакалавра от Политехнического института Бруклина в 1898 и степени магистра от Йельского университета в 1900. Он вошел в инвестиционно-банковскую деятельность, поднявшись, чтобы быть партнером в фирме-члене Нью-Йоркской фондовой биржи. В 1912 он считал свои сбережения достаточно вполне достаточными, чтобы переключить его на карьеру как писатель.

В 1917 он служил с Домом Полковника на комиссии президента Уилсона, «Запрос», подготовить данные к Парижской Мирной Конференции. К 1918 он был Капитаном в подразделении Военной разведки Общего штаба, американской армии. К концу 1918 он был отобран для американской делегации Парижской Мирной Конференции. Его главная задача состояла в положении карт и выборе планов и атласов, которые должны быть приобретены военным Колледжем, американским Географическим Обществом и Библиотекой Конгресса.

Писатель

Адамс получил национальное внимание со своей трилогией на истории Новой Англии (1921–26), выиграв Пулитцеровскую премию за первый объем. Ученые приветствовали его социальную историю колониальной эры, Провинциального Общества, 1690-1763 (1927). Он написал популярные книги и статьи журнала в непрекращающемся потоке. Его Эпопея Америки была международным бестселлером и была включена в Жизненный список Журнала 100 выдающихся книг 1924-1944. Он был также редактором академического многотомного Словаря американской Истории. Адамс был редактором, с Роем В. Коулманом как главный редактор, Атласа американской Истории (Нью-Йорк: Сыновья Чарльза Скрибнера, 1943), и Альбом американской Истории, 4 издания (Нью-Йорк: Сыновья Чарльза Скрибнера, 1944).

Американская мечта

Два educations

В более полной версии той цитаты говорит Адамс: «Есть, очевидно, два educations. Нужно учить нас, как зарабатывать на жизнь и другой, как жить. Конечно, они никогда не должны путаться в уме никакого человека, у которого есть малейшее подозрение того, какова культура. Для большинства из нас важно, что мы должны зарабатывать на жизнь. В осложнениях современной жизни и с нашим увеличенным собранием знания, это, несомненно, помогает значительно сжать несколько лет опыта в гораздо меньшее количество лет, учась для особой торговли или профессии в учреждении; но тот факт не должен ослеплять нас другому — а именно, это при этом мы изучаем торговлю или профессию, но не получаем гуманитарное образование как люди».

Почести

Адамс жил в Саутпорте, Коннектикут, и умер 18 мая 1949.

После 1930 он был активен в американской Академии Искусств и Писем, служащих и канцлером и казначеем той организации. Он был также членом Национального Института Искусств и Писем, Массачусетс Историческое Общество, американское Антикварное Общество, американская Историческая Ассоциация и американское Философское Общество. Среди британских обществ его чтили как человек Королевского общества Литературы.

Библиография

Адамс написал 21 монографию между 1916 и 1945. Он был также главным редактором Словаря американской Истории, Атласа американской Истории и других объемов.

Источник

Часть третья Возвышенная «Американская мечта»: «Высокое стремление в наших душах»

Возвышенная «Американская мечта»: «Высокое стремление в наших душах»

«Американской мечте» — как бы это выражение ни толковалось — предшествовало множество близких по духу идей в американской истории (и не только в американской, разумеется). От религиозной веры первых пуритан в «Град на холме» до политической идеи «Нового порядка веков» (лат. Novus ordo seclorum, см. изображение на однодолларовой купюре); от «страны свободных» и «страны неограниченных возможностей» до недавних социальных идеалов хиппи и «Нью Эйдж», до технократов и любителей компьютерной виртуальной реальности — в Америке всегда хватало разнообразных идей и социальных утопических экспериментов. «Американская мечта» — одна из таких грандиозных идей, которую разделяет бо?льшая часть американцев при всей плюралистичности их общей культуры, и которая так или иначе влияет на убеждения и жизнь большинства.

Хотя выражение «Американская мечта» и встречалось в более ранних литературных, философских, исторических или социологических источниках, оно получило свое современное значение и широкое распространение благодаря знаменитому труду американского историка Джеймса Труслоу Адамса [3]. В своем историческом исследовании «Американский эпос» (1931), опубликованном в начале Великой депрессии, он освободил это выражение от прежних общих и случайных значений и навсегда вписал его в словарь американской интеллектуальной и культурной жизни. В эпилоге к «Американскому эпосу» — именно здесь источник современного значения «Американской мечты» — Адамс пишет:

Нет, та американская мечта, что в последние сто лет манила к нашим берегам десятки миллионов людей со всего мира, не была просто мечтой о материальном благополучии, хотя и это, несомненно, сыграло важную роль. Это понятие гораздо шире. Это была мечта о такой свободе, при которой любой человек, будь то мужчина или женщина, не ограниченный теми барьерами, которые веками возводились в странах Старого Света, освобожденный от социальных рамок, которые были созданы ради классовых привилегий, а не на благо простого человека, сможет максимально развить свои природные возможности. И эта мечта была воплощена здесь в большей степени, чем где бы то ни было в мире, хотя и весьма несовершенно… [4]

«Американская мечта», утверждает Адамс, это «мечта об обществе, где у каждого мужчины и каждой женщины будет возможность достичь наивысшего успеха и признания благодаря своим природным способностям». Здесь мы видим концепцию взаимоотношений между обществом и личностью. По Адамсу, общество должно быть устроено так, чтобы личности была предоставлена максимальная свобода для саморазвития (такое выделение роли личности, а не общества, нации или государства, имеет давнюю традицию в истории Америки и всего Запада). Для Адамса «Американская мечта» «не была просто мечтой о материальном благополучии», что разительно отличается от ее сегодняшней популярной версии: процветание, физический комфорт и удовольствия. Право же, первоначальная идея предъявляла гораздо более высокие требования к «простому человеку».

«Область человеческого духа»

Сформулировав идеал «Американской мечты» в «Американском эпосе» и объяснив, как этот идеал следует воплощать и отстаивать, Адамс рассмотрел и подверг критике состояние американского общества и культуры. Возвышенный и благородный характер его «Американской мечты» следует рассматривать в соотношении со всем тем, что он критиковал в современном ему американском обществе. И критика эта до сих пор актуальна в сегодняшней Америке.

Читайте также:  Автомобиль работающий на водороде воде своими руками

К примеру, он сокрушался, что «бизнес, прибыль и материальный комфорт» стали рассматриваться как самоцель; что погоня за этими земными достижениями уже сама по себе считается «добродетелью». Он критиковал Америку за склонность к слепому «бездумному оптимизму», то есть за игнорирование темных и низменных сторон человеческой природы и истории США. Он осуждал антиинтеллектуальные тенденции в американской культуре и преобладающее стремление к количественно-материальному развитию в ущерб качественно-духовному. Он отвергал американскую манеру забывать о прошлом, безудержно стремясь в будущее. Утилитарные тенденции в образовании, упадок моральных ценностей — все это он подвергал критике. Важно отметить, что критиковал он главным образом не общественный порядок как таковой, а внутреннюю жизнь людей, составляющих общество.

Особенно категорично Адамс отвергал такой коммерческий взгляд на общество, при котором человек рассматривается и используется главным образом как «потребитель». Он критиковал эту ошибочную концепцию как не соответствующую основам человеческой природы. Адамс писал:

Если рассматривать человека только как производителя и потребителя, то тогда придется согласиться, что чем более безжалостно-эффективным будет большой бизнес, тем лучше. Несомненно, чем больше человек потребляет товаров, тем бодрее, счастливее и лучше он становится даже в масштабе высоких человеческих ценностей. Но если рассматривать его прежде всего как человека, а как потребителя лишь между прочим, то придется решать, что будет для него наиболее полезно с человеческой точки зрения. Можно попытаться регулировать бизнес с пользой не для потребителя, а для человека, со всеми его потребностями и желаниями, не имеющими ничего общего с потреблением…

Адамс с прискорбием отмечал рост единообразия и конформизма среди мужчин — яркий контраст со «стойким индивидуализмом» в колониальной Америке, в период фронтира и в доиндустриальную эпоху; он утверждал, что теперь от людей требуется такая же воля и независимость. Осуждая разрушительное влияние экономических мотиваций в области независимого творчества и литературы, он писал: «Теория массового производства терпит крах в области человеческого духа» (это высказывание следует запомнить.) Подобное влияние, утверждал он, ведет к разрушению жизненно важных основ всего общества.

Из критики Адамса можно сделать вывод, к чему он призывал Америку: рассматривать и оценивать «бизнес, прибыль и материальный комфорт» как средство, а не как самоцель; признавать и глубже изучать темную сторону человеческой природы и истории; развивать живую интеллектуальную культуру; отдавать предпочтение качественно-духовным ценностям в сравнении с материальными; серьезно изучать историю; иметь высокие гуманитарные цели в области образования; сохранять твердые нравственные принципы; реалистично воспринимать жизнь и многообразие окружающего мира; видеть в человеке цельную личность, а не просто потребителя; сохранять личную независимость; признавать приоритет «человеческого духа» в области литературы и свободной мысли.

Как мы видим, в своем толковании «Американской мечты» Адамс не затрагивает ни политико-социальные идеи государственного устройства, ни религиозные принципы, но обращается к отдельному «простому человеку».

Читайте также

ЧАСТЬ III ОБ ОСНОВАНИИ НАШИХ СУЖДЕНИЙ О СОБСТВЕННЫХ ПОСТУПКАХ И ЧУВСТВАХ, А ТАКЖЕ О ЧУВСТВЕ ДОЛГА

ЧАСТЬ III ОБ ОСНОВАНИИ НАШИХ СУЖДЕНИЙ О СОБСТВЕННЫХ ПОСТУПКАХ И ЧУВСТВАХ, А ТАКЖЕ О ЧУВСТВЕ ДОЛГА Глава I. О ПРИЧИНАХ, ПО КОТОРЫМ МЫ ОДОБРЯЕМ ИЛИ ПОРИЦАЕМ САМИХ СЕБЯ В первых двух частях этого сочинения я исследовал главным образом происхождение и причины наших суждений о

Часть вторая Популярная «Американская мечта»: мираж роскошного счастья

Часть вторая Популярная «Американская мечта»: мираж роскошного счастья Поскольку выражение «Американская мечта» широко используется сегодня в интеллектуальной и массовой культуре (здесь подразумевается «культура» в американском, а не в русском «высшем» смысле), в

Часть пятая «Проклятые вопросы» и «Американская мечта»

Часть пятая «Проклятые вопросы» и «Американская мечта» В проблемах и потребностях современной Америки явно просматривается все то, что Джеймс Адамс критиковал и к чему он призывал в свое время. Конечно же, он бы гневно отверг популярную идею «Американской мечты», столь

О «врожденных идеях» в душах народов

О «врожденных идеях» в душах народов Сходство мотивов в фольклоре различных народов, живущих на пяти континентах и на островах океанов, поставило сложную проблему для этнологов и антропологов. Миграция идей может следовать за миграцией народов, но как могли необычные

ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ АМЕРИКАНСКАЯ ЧАСТЬ ЗАПАДА

ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ АМЕРИКАНСКАЯ ЧАСТЬ ЗАПАДА Америка — не провинция Запада 25 миллионов европейцев на протяжении девятнадцатого века эмигрировали в Соединенные Штаты, переживавшие эпоху бурного индустриального развития. Запад резко раздвинул свои границы. Новый мир не

Американская часть Запада меняет политику

Американская часть Запада меняет политику Согласно переписи 1900 г. в США жили семьдесят семь миллионов человек. В их трудолюбивых руках был огромный континент, их умение и невероятная трудоспособность уже дарили чудеса, обещая в будущем еще больше. Т. Рузвельт много думал

Коран о людях и душах

Коран о людях и душах Как уже говорилось, коранические аяты, содержащие в себе первый контекст понимания взаимоотношений людей с Богом, учат о том же, что и Библия — спасать свои души в земной жизни для жизни будущей, буквально покупая последнюю:Коран 474 Пусть же сражаются

ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ

ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ Молодёжь! Она должна помнить, помнить и усвоить, что он боролся всегда и на всех постах, куда его направляла партия, боролся с врагами народа, — этими выжигами и бездарями и лентяями ниоткуда. Вот почему он так требователен ко всем без исключения, но особенно,

Третья часть. Третья глава. Изложение знания.

Третья часть. Третья глава. Изложение знания. Пусть мужчина изучает „Камасутру“ и разделы ее знаний, не упуская времени для разделов знаний дхармы и артхи (1). Женщина же [пусть изучает ее] в юности (2), а будучи выдана замуж — по желанию супруга (3). [Некоторые] наставники

Третья часть. Пятьдесят третья глава О СПОСОБАХ ПРИОБРЕТЕНИЯ ДЕНЕГ

Третья часть. Пятьдесят третья глава О СПОСОБАХ ПРИОБРЕТЕНИЯ ДЕНЕГ Имущество приобретается от привязанного [мужчины] естественным путем и искусственными способами (1). Согласно наставникам, когда естественным путем она получает требуемое или больше, чем требуется, то

Источник

Что такое американская мечта? Слышала, но не знала

Краткое содержание:

Американская мечта-это вера в то, что любой человек, независимо от того, где он родился или к какому классу принадлежит, может достичь ожидаемого им благополучия. Американцы считают, что «Американская мечта» достигается через приношение себя в жертву, служа на благо общества, тяжелый труд, а не случайно.

Понимание американской мечты

Термин был придуман писателем и историком Адамсом в его бестселлере 1931 года «Эпос Америки». Он описывал ее как «мечту о стране, в которой жизнь должна быть лучше, богаче и полнее для всех, с возможностью благополучия для каждого, в соответствии с его способностями или достижениями».

Адамс не уставал объяснять: » Это не просто мечта об автомобилях и высокой заработной плате, но мечта о социальном порядке, при котором каждый мужчина и каждая женщина смогут достичь полного роста, на который они изначально способны, и быть признанными другими такими, каковы они есть, независимо от социального положения и статуса».

Читайте также:  Автомобиль с шарообразными колесами

Идея американской мечты имеет гораздо более глубокие корни. Ее принципы можно найти в Декларации независимости, которая гласит: “Мы считаем очевидными следующие истины: что все люди созданы равными, что они наделены своим Творцом определенными неотчуждаемыми правами, среди которых жизнь, свобода и стремление к счастью”.

Преимущества американской мечты

Достижение американской мечты требует политической и экономической свободы, а также соблюдения норм права и прав частной собственности. Без них люди не могут делать выбор, который позволит им достичь успеха, и не могут быть уверены в том, что их достижения не будут отняты у них произвольной силой.

Американская мечта обещает свободу и равенство. Она предлагает свободу принимать как большие, так и малые решения, влияющие на жизнь человека, свободу стремиться к большим и лучшим вещам и возможность их достижения, свободу накапливать богатство, возможность вести достойную жизнь и свободу жить в соответствии со своими ценностями—даже если эти ценности не пользуются широкой поддержкой или признанием.

Книги послевоенного писателя Горацио, в которых бедные, но трудолюбивые подростки достигают успеха через отвагу, решимость и удачу, стали олицетворением осуществления мечты.

Особый подход

Сегодня домовладение часто приводится в качестве примера достижения американской мечты. Это символ финансового успеха и независимости, а также означает возможность иметь свое собственное жилище вместо того, чтобы подчиняться прихотям домовладельца. Владение бизнесом и быть его боссом также представляют собой воплощение американской мечты. Кроме того, в качестве элементов этой мечты были названы доступ к образованию и здравоохранению.

В книге «распространение американской мечты: американская экономическая и культурная экспансия, 1890-1945 годы» социолог Эмили С. Розенберг выделяет пять компонентов американской мечты, которые проявились в странах по всему миру. К ним относятся следующие:

Критика американской мечты

Термин «мечта» также несет в себе представление о том, что эти идеалы не обязательно являются тем, что произошло в жизни многих реальных американцев и тех, кто надеется стать американцами. Критика того, что реальность не соответствует американской мечте, по меньшей мере так же стара, как и сама идея. Распространение поселенцев на земли коренных американцев, рабство, ограничение права голоса (первоначально) белыми мужчинами-землевладельцами и длинный список других несправедливостей и проблем, подорвали осуществление мечты для многих, кто живет в Соединенных Штатах.

Мнение

И почему этот термин носит для многих иностранцев характер загадочности или чего-то сверх великого, мне не понятно. Вполне себе нормальные хотелки для любого общества: достаток, дом, здоровье, образование. Ох, уж эта показушность американцев, они всегда пытаются заработать деньги и славу за чужой счет и там – где этого нет.

Источник

Та самая американская мечта на самом деле

На дворе стоял 1930 год – столь же безрадостный год экономической депрессии, как и нынешний 2009-й. Но для Мосса Харта это был момент триумфа. Он вырос в нищих пригородах Нью-Йорка – ­«Унылый запах беспросветной нужды всегда щекотал мои ноздри», напишет он позднее – и в детстве пообещал себе, что если его жизнь сложится удачно, он никогда больше не сядет в потрепанный, дребезжащий вагон нью-йоркской подземки. Теперь ему 25 лет, и его первая пьеса, «Однажды в жизни», только что с восторгом принята бродвейской публикой.

Итак, после затянувшейся до рассвета вечеринки по поводу успешной премьеры, зажав под мышкой три газеты с рецензиями, Харт едет в такси по утреннему Нью-Йорку домой в Бруклин, где он по-прежнему живет в одной квартире с родителями и братом: «Я смотрел из окна такси на веснушчатого парня лет десяти, торопящегося по каким-то своим утренним делам, и вспоминал себя, столько раз выбегавшего серым нью-йоркским утром из примерно такого же подъезда… В этом удивительном городе безвестный мальчик – любой из миллионов – имеет свой шанс преодолеть все барьеры и достичь того, о чем мечтает. Богатство, происхождение, звучное имя не значат ничего. Единственное, чего требует этот город, – смелость мечты». Далее Харт рассуждает, что все сказанное относится не только к «удивительному городу», но и ко всей Америке: «Меня охватил порыв патриотизма. Как будто бы я видел военный парад на украшенной знаменами Пятой авеню, а не унылую улицу городских трущоб. Патриотизм не всегда вырастает из лихорадочных эмоций, вызванных войной: в моменты, подобные этому, его можно ощутить с не меньшей глубиной и подлинностью».

Харт, как и многие до и после него, был настигнут американской мечтой. Это явление – Официальная Национальная Мечта – уникально для народа США.

Ничего похожего на «канадскую мечту» или «словацкую мечту» просто не существует. Это отражено в американской конституции: вторая статья Декларации независимости причисляет к «неотторжимым правам» право на «Жизнь, Свободу и стремление к Счастью». Именно это делало Америку притягательной для столь многих эмигрантов из разных стран мира.

Но вот наступил 2009 год. Новый президент Барак Обама, подводя промежуточные итоги экономической катастрофы – 600 тысяч новых безработных только за январь, падение национального продукта почти на 4 % – характеризует ситуацию как «аме­риканская мечта наоборот».

Идеал достатка, вдохновлявший ­послевоенную Америку, на наш вкус кажется более чем скромным.

«Наоборот». Представьте себе, что это значило бы для Мосса Харта: возвращение из такси в подземку, от славы к безвестности, от бродвейских огней в маленькую тесную квартиру к родителям и брату, к серым дням и «унылому запаху беспросветной нужды». Не исключено, что вам и не надо ничего представлять: подобная метаморфоза могла недавно произойти с вами или с кем-то из ­ваших знакомых.

Скажем честно, для американской мечты настали трудные времена. Можно слышать­ мнение, что с ней покончено навсегда: многие испытывают «леденящий страх, что упадок Америки неотвратим и следующему поколению придется умерить свои запросы», как выразился Обама в инаугурационной речи. Но давайте задумаемся: если Мосс Харт смог подняться к своему триумфу из ­самых глубин Великой депрессии, значит, экономические трудности сами по себе не ставят американскую мечту под вопрос. Единственное, что следует подправить, – это наше представление о том, что скрывается за этим широким и часто не к месту упоминаемым понятием.

Само словосочетание «американская мечта» впервые появилось именно в разгар экономического кризиса – в 1931 году, примерно в то же время, когда Мосс Харт млел от внезапно нахлынувшего патриотизма в утреннем такси. Его употребил публицист Джеймс Траслоу Адамс в своей весьма посредственной книге «Эпос Америки» – очерке развития страны со времен Колумба до начала ХХ века. Вся конструкция звучала так: «… эта американская мечта о более богатой и счастливой жизни для всех наших граждан любого сословия». Автор делает акцент на теме равенства: он рассказывает историю о неком «иностранце», нанятом им в качестве секретаря, с которым они нередко после рабочего дня предавались праздной болтовне. «Вот большая разница между Америкой и моей родиной», – заметил секретарь. «Там я никогда не мог бы говорить с вами как человек с человеком – только как служащий с боссом». Этот наивный пример иллюстрирует понимание Адамсом американской мечты – идеи равного достоинства людей независимо от социального статуса. Даже сам Адамс недооценивал потенциал этой идеи. Президентство Барака Обамы, к примеру, стало бы для него большим сюрпризом: «В то время как белые иммигранты могут ассимилироваться через одно-два поколения, – писал он, – для негров это невозможно».

Читайте также:  Автомобиль с acd что это

В последнее время американская мечта чаще всего упоминается в связи с обретением огромного богатства или достижением небывалого успеха:

Эту мечту якобы осуществили Билл Гейтс, Барак Обама, Леонардо ДиКаприо и Арнольд Шварценеггер.

Но для сотен миллионов их сограждан мечте суждено остаться именно мечтой. По сравнению с этим пониманием первоначальная идея автора кажется почти социалистической. Разумеется, американская мечта по Адамсу не сводится к романтической абстракции равенства: толкуя о ней, автор все время упоминает о «более богатой» жизни, явно не имея в виду богатство в переносном, духовном смысле. Однако Адамс предостерегает от того, чтобы ждать от американской мечты слишком уж обильных материальных благ. Он выражается так: «Жизнь должна быть богаче, полнее и лучше для всех, предоставляя каждому возможности в зависимости от его способностей и достижений». Другими словами, «более богатая жизнь» – совсем не обязательно жизнь богача.

Процесс, в результате которого американская мечта деградировала до потребительской мании начала XXI столетия, проще всего наблюдать по хронологической подборке американских телесериалов. В 1950-х производство ситкомов переместилось из Нью-Йорка в Калифорнию – в традиционный сеттинг американской солнечной идиллии, – и при­мерно тогда же именно сериал стал для мил­лионов американских семей архетипом безмятежного житейского счастья. Семьи Нельсонов («Приключения Оззи и Харриет») и Андерсонов («Папе лучше знать») обитали в просторных домах, значительно лучше типовых коттеджей, в которые как раз тогда заселяли американских ветеранов войны. И все же «типовая мечта» 50-х в этих сериалах выглядит на удивление скромной. Да, ­семейное счастье там стерильно-безмятежно, как и полагается глянцевой картинке, но материальная атрибутика кажется на современный взгляд чуть ли не нищенской. Никакой ­«открытой планировки» и «кухонных островов». Один дом, один автомобиль, один ­телевизор.

Семья Брейди, сменившая в прайм-тайм Нельсонов в 1969 году, жила заметно лучше своих предшественников. Та же южно-калифорнийская идиллия, но перед домом припаркованы уже два автомобиля, семья ежегодно проводит отпуск на Большом каньоне и путешествует на Гавайи. Появилась и пресловутая «открытая планировка», и футуристическая «летучая» лестница на второй этаж – дом Брейди уже никак не назовешь лачугой лузеров.

Наконец, в 80-х архетипически счастливая телесемья – будь то Хакстебли из «Косби-шоу» или Кэррингтоны из «Династии» – стала уже по-настоящему богатой. «Кто сказал, что нельзя иметь все?» – эта реплика из рекламы пива того периода звучала бы настораживающе, даже если за ней не следовала бы другая фраза: «Кто сказал, что нельзя иметь весь мир и не потерять свою душу?» За период эволюции семьи Нельсонов в семью Кэррингтонов суммарный банковский кредит американских семей вырос примерно в сто раз. Мидлкласс заключил сам с собой пари, что завтрашний день будет лучше, чем день сегодняшний.

Занимать деньги стало легко и совсем не стыдно. В том числе и на глобальном уровне.

В 1986 году США вышли на первое место в мире по размеру национального долга.

В конце 1990-х годов случилась забавная вещь: легкодоступные кредиты и биржевой рост еще никуда не делись, но американцы начали терять веру в американскую мечту (или в то, что, по их мнению, должно означать это словосочетание). В 2003 и 2006 году, согласно опросу CNN, 54 % считали, что американская мечта в принципе недостижима. Более того, согласно данным социо­психологов, рекордный со времен войны процент американцев на вопрос: «Считаете ли вы себя счастливым?» – безапелляционно ­отвечал: «Нет». Между тем по всем объективным параметрам американцы жили лучше, чем когда-либо в своей истории: средний доход (с поправкой на инфляцию) с 1960 г. более чем удвоился; 70 % семей жили в собственных домах, а продолжительность обучения среднего американца достигла рекордных 12,3 лет – когда-то столько учились лишь дети высших слоев общества. С точки зрения человека 1930-х гг. это было сбывшейся мечтой. Проблема в том, что от той мечты мало что осталось. Американская мечта окончательно превратилась в морковку, подвешенную перед запряженной в телегу лошадью: принципиально недостижимая цель, побуждающая людей хотеть заведомо большего, чем они могут или когда-нибудь будут иметь. Желать до нелепости многого не просто перестало быть стыдно: неадекватность материальных амбиций стала расцениваться как социальная доблесть, синоним той самой «смелости мечты», которой, по словам Мосса Харта, только и требует от нас «этот город».

Стыдным теперь считалось другое: слово­сочетание «средний класс» стало презрительным прозвищем неудачников.

Они всю жизнь пытаются «быть не хуже Джонсов», вместо того чтобы бросить этим несносным Джонсам вызов, растоптать их амбиции в прах и по их трупам подняться к вершине славы и процветания. Ради этого залезали в долги и строили дома в тысячу квадратных метров. Ни один Джонс не победил в этой борьбе, а потому вся огромная страна Джонсов стала полем растоптанных амбиций отчаявшихся неудачников, осознавших, что им никогда не достичь недостижимого.

Тут подоспело и очередное поколение мыльных опер из жизни Южной Калифорнии. Новый архетип успеха – красивые, богатые, эгоистичные подростки из «Лагуна-Бич» (2004–2006) и «Холмов» (2006–2009). Источник их благосостояния вообще не связан ни с какой работой в обычном смысле слова: они просто позволяют оператору снимать самих себя сидящих на берегу у костра и рассуждающих о том, что вся их жизнь, типа, ни черта не стоит.

Теперь, когда американский долг достиг ­немыслимых 350 % годового национального продукта, пора кое-что подкорректировать в наших представлениях. Массовая культура годами мусолила идею, будто средний класс – удушающий тупик мещанского убожества. На самом деле быть средним классом сравнительно неплохо. Именно в этом классе суждено жить и умереть большинству американцев – по крайней мере тем из них, которые не разорятся дотла под бременем банковских процентов. Американская мечта – не о том, чтобы стать звездой или мультимиллиардером.

Дилемме «жить в пентхаусе или сдохнуть на помойке» место разве что в голове Дональда Трампа да в текс­товках ­рэперов.

Как быть с идеей, будто каждое поколение должно жить лучше предыдущего? Мне кажется, к подавляющему большинству американского мидлкласса она более не применима. На ее место должна прийти идея преемственности: поддержание достойного уровня жизни от поколения к поколению. Речь не о том, чтобы новое поколение, как выразился президент, «умерило свои запросы», и тем более не о том, чтобы оно тосковало по 1930-м или 1950-м. Однако эти эпохи действительно могут преподать урок меры и самоконтроля. Американская мечта требует труда, но не 80-часовой рабочей недели в офисе. Американская мечта предполагает собственный дом, но не пожизненное рабство ипотеки. Американская мечта требует образования, но не лишает детей детства. Главным образом, американская мечта должна вновь стать тем, чем она была когда-то: ощущением открытых дверей и равных возможностей для всех. Свободой быть такими, какие мы есть. «Этот город» и этот век требуют от нас не так уж многого.

Источник

Ответы на популярные вопросы