Автомобиль конец 19 века

Обзор автомобилестроения XIX века

Автомобильные конструкторы

Профессии автомобильного инженера еще не было, специалистов этого профиля ни одно учебное заведение не готовило. Конструкторы автомобилей — они же нередко фабриканты — ранее были, например, специалистами по деревообработке (Панар), сантехнике (Бьюик), швейным и пишущим машинам (фирма «Адлер» и другие), оружию (Гочкисс), в лучшем случае — по двигателям, локомотивам (Берлье), экипажам (Студбейкер) и велосипедам.

Немудрено, что большинство новоявленных автомобильных конструкторов терпело неудачу, и лишь наиболее предприимчивые и талантливые добивались успеха. Таковы, кроме тех, о ком уже рассказано, В. Лянча (Италия), Г. Ледвинка и будущий конструктор самого распространенного в мире автомобиля «Фольксваген» Ф. Порше (Австро-Венгрия), Г. Ройс и Г. Остин (Англия), Р. Олдс и Г. Форд (США). О них речь впереди.

Проектирование и постройка одного автомобиля занимали в XIX веке примерно 5 человеко-лет работы. Таким образом, годичный выпуск 100 машин требовал около 500 рабочих или несколько менее, если в конструкции использовались покупные элементы. К концу века совершенствование технологии и унификация автомобилей каждой фирмы сократили трудоемкость изготовления одной машины примерно вдвое.

Требования к водителю автомобиля 19 века

Требования к водителю были противоречивыми. Казалось, что всякий, кто может управлять конной коляской, способен управлять и автомобилем. Очень скоро, однако, стало очевидным, что сложность машины, возросшая ее скорость при одновременном несовершенстве конструкции требуют от водителя сноровки, большой физической силы, познаний в области механики. Так сложилось новое представление о водителе как о существе непременно мужского пола и особого типа — смельчаке, силаче, спортсмене. Таким он и показан на титульном листе популярного французского журнала «Иллюстрасьон» за 1898 год. Журнал писал:

«Немного страшный, по крайней мере странный в своем наряде, «шоффер» (кавычки из журнала. — Ю. Д.) представляется нам новым существом, рожденным открытиями науки. Он едет, быстрый и презрительный, в шуме механизмов и сигналов, доходящих издалека. Он летит к намеченной цели, безумно увлеченный скоростью, вздымая позади себя вихри пыли и проявляя чудеса ловкости, чтобы обойти препятствия на дороге. Ибо настоящий «шоффер» — это тот, кто участвует в гонках, организованных с целью продемонстрировать, что очень легкая повозка, движимая мощным мотором и управляемая очень ловким человеком, способна двигаться весьма быстро из одного пункта в другой».

Для частого обслуживания и ремонта автомобиля были только такие возможности: либо действия самого водителя, либо обращение к ремесленникам — кузнецам, шорникам, как это делала еще в 1888 году фрау Бенц, либо вызов специалиста с автомобильного завода.

Соревнование автомобилей и конных экипажей

Близкие эксплуатационные и другие показатели ранних автомобилей и конных экипажей давали сторонникам последних возможность проводить параллели и иногда побеждать в споре. Устраивали соревнования конных экипажей и автомобилей. Особое внимание уделялось безопасности — быстрому торможению, маневренности. Тут автомобиль все чаще одерживал победу. Постепенно отношение к обоим этим видам транспорта менялось. Если в правилах уличного движения долгое время сохранялись требования к водителю, чтобы он уступал дорогу конным экипажам и при встрече останавливал автомобиль, то уже в 1900 году в парижских правилах говорилось: «Не разрешается запрягать лошадь и ездить при ее помощи по улицам, если она подвержена страху от движения механических экипажей; ее владелец должен воздержаться от поездки, а если он все же выезжает, то совершает нарушение порядка и несет за это ответственность».

Была между конным и моторным экипажами очень важная черта сходства, подмеченная еще во времена доавтомобильные. Коляску можно любить, любоваться ею. И с гордостью проезжать в ней на виду у всех, мимо пеших смертных (а теперь — в моторной коляске мимо конных!), смотреть свысока на владельцев более скромных, дешевых колясок и завидовать владельцам более красивых и дорогих.

Престиж автомобилей

Так начали приписывать машине, кроме транспортных, еще и «престижные» функции. Другими словами, возникла своеобразная автомобильная «мода». Недаром свою статью об автомобиле, вышедшую в 1913 году, В. И. Ленин назвал «Одна из «модных» отраслей промышленности»1.

Художники создавали причудливые формы кузовов, фантастические расцветки, украшали автомобиль вензелями и рельефами. Иногда это украшательство носило особый характер: на передке кузова моторной коляски ставили муляж конской головы, чтобы придать автомобилю сходство с экипажем. Таким наивным способом рассчитывали «помирить» с автомобилем и лошадей, и их сторонников. Иные конструкторы шли еще дальше. Предлагали снабжать автомобили оглоблями с подвешенными к ним чучелами лошадей, а внутри чучела размещать топливный бак, радиатор, багажник. В других проектах предлагалась пролетка с «механической лошадью», управляемой вожжами; двигатель и другие механизмы спрятаны в «теле» лошади. Но автомобиль уже начал приобретать собственную форму.

Моторная коляска обладала и такими присущими ей свойствами, которых нет у конной. Управляя ею, человек испытывает, как писали, особое, ни с чем не сравнимое чувство удовольствия от повиновения машины своим действиям, от скорости движения. Он кажется себе более сильным, машина как бы придает ему новые возможности, становится, как и велосипед, его «продолжением».

Виды автомобилей 19 века

Мы еще ничего не сказали о грузовых автомобилях, автобусах, такси, т. е. об автомобилях народнохозяйственного назначения. Их число было в то время ничтожным. Автомобиль рассматривался почти исключительно как машина личного пользования — для прогулок, развлечений, спорта.

Несовершенство конструкции машины, трудности ее эксплуатации, сравнительно большая стоимость — все это не помешало расширению круга автомобилистов, побуждало фирмы к совершенствованию машины.

К 1900 году число автомобильных фирм (марок) достигло тысячи. Большинство их числилось лишь на бумаге — фирмы безуспешно пытались использовать выгодную ситуацию, строить и продавать автомобили. Но и солидных фирм, выпускавших до сотни и более машин в год, насчитывалось немало. Выпуск автомобилей достиг в 1900 г. во Франции и в США — 3000 в год, в Германии — около 1000, а парк автомобилей — соответственно 9000, 5000, 2000 машин, мировой парк — около 20 000, тогда как всего 5 лет назад, в 1895 году в США существовало… 4 автомобиля, во Франции — 450, в Германии — несколько десятков.

Читайте также:  Автомобиль тесла на сколько хватает заряда

Первые 15 лет существования автомобиля не внесли принципиальных изменений в его идею, кроме одного: скорости. На грани веков автомобиль уже мог достигать скоростей, на порядок превышающих конные, по своим скоростным показателям рождающийся новый вид транспорта — автомобильный — уже мог соревноваться с железнодорожным транспортом. Преимущество в скорости имело большое значение и для конструкции автомобиля, и для качества его изготовления, и для создания новых и модернизации старых все еще «гужевых» дорог, и для квалификации водителя, и для законодателей… Но больше всего значило, вероятно, то, что люди почувствовали «вкус скорости» — и эмоциональный, и практический. Последний, однако, использовали пока только спортсмены и коммерсанты.

Источник

Автомобили, ХХ век: самые важные легковушки мира до 1945 года

За 130 с лишним лет своей истории легковой автомобиль пережил трудные времена поисков и достижений, бесконечных проб, ошибок и долгих испытаний. Его конструкция кардинально менялась и достигла практического совершенства, основные параметры многократно улучшились, а мощность, скорость и экономичность возросли в сотни раз. Конструкция и удобство автомобилей эволюционировали от конной телеги с деревянными скамейками до болидов с футуристическим дизайном и эргономичным, безопасным и комфортным интерьером. В этом материале мы вспомним самые известные легковые машины разных стран мира, созданные в период от рождения автомобиля в конце XIX века и до их возмужания в середине ХХ века – к моменту начала Второй мировой войны.

1885–1900 годы

Историю автомобиля с бензиновым двигателем начинали писать изобретатели ведущих европейских стран с высоким уровнем экономического развития, позволявшего воплощать в жизнь самые сумасшедшие проекты. Победителями в этой борьбе идей оказались сразу два немецких самоходных экипажа. Осенью 1885 года Карл Бенц (Karl Benz) построил первую в мире трехколесную машину с одноцилиндровым моторчиком заднего расположения, на которую 26 января 1886 года получил патент. С тех пор эта дата считается днем рождения автомобиля.

Первый в мире трехколесный самоходный экипаж Карла Бенца. 1885 год

Второй экипаж, созданный Готлибом Даймлером (Gottlieb Daimler), представлял собой конную пролетку с односильным мотором, размещенным между сиденьями. Он был готов в ноябре 1886 года и впоследствии получил титул первого в мире четырехколесного автомобиля.

Первый в мире четырехколесный автомобиль Готлиба Даймлера. 1886 год

В начале 1890-х французская фирма Panhard-Levassor собирала автомобили, у которых двигатель занимал место в передней части шасси, а ведущими являлись задние колеса. Так родилась классическая компоновка основных агрегатов. Приоритетом компании Peugeot был мелкосерийный выпуск целого семейства из десяти моделей, на которых в 1895 году впервые установили пневматические шины Michelin.

Французский экипаж Panhard-Levassor классической компоновки. 1894 год (фото автора)

Одна из первых самоходных серийных машин фирмы Peugeot. 1892 год

Через три года изобретатель-самоучка Луи Рено построил свой сверхлегкий экипаж, на котором впервые в мире появились механическая коробка передач и карданный привод задних колес. Одновременно с ним родились легкие экипажи австрийцев братьев Грэф (Graef), ставшие первыми в мире легковушками с передним приводом.

Легкий экипаж Луи Рено с коробкой передач и карданным приводом. 1898 год

Переднеприводный автомобиль австрийской фирмы Graef. 1900 год (фото автора)

Историки считают, что впервые серийный выпуск легковых машин начался в апреле 1894 года, когда в течение следующих полутора лет фирма Benz собрала 62 одинаковых экипажа Velo, которые легли в основу первого русского автомобиля, собранного на заводе предпринимателя Евгения Яковлева в Санкт-Петербурге. На фоне достижений Бенца объем выпуска французских машин De Dion-Bouton, достигший за 1899–1902 годы трех тысяч единиц, вполне можно считать зародышем будущего массового производства.

Немецкий четырехместный автомобиль Benz Velo Comfortable. 1897 год

Первый русский автомобиль Е. А. Яковлева на Нижегородской ярмарке. 1896 год

Первый в США работоспособный моторный экипаж Чарльза Дюреа (Charles Duryea) был готов 20 октября 1893 года, но историки до сих пор сомневаются в точности этой даты, а главный оппонент Джордж Селден (George Selden) всю свою жизнь доказывал, что сделал свою машину еще в 1877 году.

Первый американский моторный экипаж Чарльза Дюреа. Фото 1896 года

Первым «чисто английским самоходным экипажем крупносерийного производства» считается модель Wolseley 5НР образца 1899 года. В Италии серийный выпуск относится к тому же времени, когда только что образованная компания FIAT начала изготовление 3,5-сильной моторной коляски.

Легкий английский двухместный автомобиль Wolseley 5НР выпуска 1904 года

Первый автомобиль будущего концерна FIAT. 1899 год (фото автора)

Первой же окончательно сформировавшейся машиной классической компоновки считается появившийся в 1900 году спортивный Mercedes-35PS с четырехцилиндровым мотором. Так постепенно в Европе бензиновый экипаж превращался из «игрушки для богатых» в надежное и полезное транспортное средство.

1900–1914 годы

В Америке конца XIX века ничто не предвещало, что вскоре она выйдет в лидеры мирового автомобилестроения. Вялое отношение американцев к автомобилям продолжалось бы еще долго, если им не был бы послан свыше деловитый Генри Форд (Henry Ford). Свою первую простейшую моторную коляску он смастерил осенью 1895 года, а в 1903 приступил к выпуску более совершенного варианта Ford A, проданного в количестве 1 700 экземпляров.

Первый «серийный» автомобиль изобретателя Генри Форда. 1903 год

К началу ХХ века относятся машины, составившие золотой фонд автомобильной истории: простенькие Cadillac A и Rolls-Royce 10НР — прообразы знаменитых «автомобилей для миллионеров» — и самый знаменитый из Роллс-Ройсов — «абсолютно бесшумная» модель Silver Ghost (Серебряный призрак), итальянская Itala 35/45CV — победитель трансконтинентального пробега Пекин–Париж и американский Thomas Flyer — герой беспримерной гонки Нью-Йорк–Париж. Во Франции легендарными стали утилитарные такси Renault AG1, доставившие в 1914 году войска на фронт и спасшие Париж от немецкой оккупации.

В Европе первоначально рекорды популярности удерживали недорогие микролитражки Peugeot Bebe и немецкие «народные автомобили» Opel Doktorwagen, но их легко догнал, а затем оставил далеко за собой простенький и откровенно дешевый американский Ford T.

Читайте также:  Американская марка легкового автомобиля

Один из вариантов массового легкового автомобиля Ford T. 1910 год (фото автора)

Это был первый массовый стандартизованный автомобиль, который с 1914 года впервые в мире стали собирать конвейерным методом в Детройте. Именно этой неприметной машине Америка была обязана тем, что уже к середине 1910-х стала мировой автомобильной державой. В 1910-е годы появились популярные простые «рабочие лошадки» Austin, Morris и Chevrolet, легендарные в будущем спортивные машины Bugatti и Alfa Romeo, автомобили высшего класса Hispano-Suiza, Minerva, Cadillac и Packard, на которых впервые стали монтировать двигатели V8 и V12 мощностью до 85 л.с. и электрический стартер.

Роскошная Minerva WT с бесшумным бесклапанным мотором. 1910 год

Шикарный открытый Packard Twin Six с двигателем V12. 1916 год (фото автора)

1920–1930-е годы

Сразу же по окончании Первой мировой войны на европейском автомобильном небосклоне взошло новое имя Андрэ Ситроена (Andre Citroёn). В июне 1919 года он развернул массовый конвейерный выпуск своей простейшей модели A (10CV), сразу же добившись невероятно высокой производительности — 100 машин в день. За ней в обедневшей Европе сразу же потянулась бесконечная череда новых недорогих машин для народа, отличавшихся оригинальными формами и диковинными конструктивными решениями: передние ведущие колеса, центральная трубчатая рама, несущий кузов и независимая подвеска.

Первый в Европе массовый легковой автомобиль Citroёn-10CV. 1919 год

Выпускавшийся с 1922 года британский миникар Austin Seven отличался не только хрупкостью и тщедушностью, но и вполне современным четырехцилиндровым 700-кубовым мотором и рекордно низкой массой — всего лишь 380 килограммов. Через год появилась чехословацкая Tatra-11 с мотором воздушного охлаждения, независимой подвеской и продольной трубой, внутри которой проходил карданный вал. Эта компоновка произвела переворот в автомобильном деле и до сих используется на некоторых грузовиках.

Закрытый вариант простейшей машины Hanomag Kommissbrot. 1925 год (фото автора)

В середине 1920-х по простоте и примитивности не существовало автомобиля, равного модели Hanomag Kommissbrot с одной фарой на удивительно неказистом кузове, на котором лежала печать глубокого кризиса и нехватки качественного сырья в побежденной Германии.

Говоря о других технических достижениях, внедренных в 1920–1930-е годы, нельзя не упомянуть первый дизельный легковой автомобиль Mercedes-Benz 260D и итальянский Lancia Lambda с несущим кузовом, массовые немецкие переднеприводные машины DKW Front, Adler Trumpf и французские Citroёn 7CV, американские творения высшего класса Cord и Ruxton с передними ведущими колесами и двигатели V12 и V16 для дорогих заокеанских суперкаров.

Уникальные обтекаемые формы демонстрировали не только серийные автомобили Peugeot-402, Panhard-Levassor Dynamic и Tatra-87, но и престижные американские Chrysler Airflow, Lincoln Zephyr и французские уникумы марки Voisin.

Знаменитый чехословацкий обтекаемый автомобиль Tatra-87 (фото автора)

Американский аэродинамичный автомобиль Chrysler Airflow. 1934 год

В США в 1928-м концерн Ford сменил легендарный Ford T на более современную модель А. Когда же ее производство продали в СССР, в Америке начался серийный выпуск более совершенной машины с двигателем V8. В 1938 году немецкая компания Opel освоила выпуск модели Kapitan среднего класса со сварным цельнометаллическим кузовом. На массовое изготовление легковушек был рассчитан и новый завод в немецком местечке Фаллерслебен, где предполагалось ежегодно собирать до 800 тысяч заднемоторных народных автомобилей Volkswagen, но Вторая мировая изменила эти планы.

Одним из лучших в мире, самым мощным, крупным, роскошным и дорогим считался 300-сильный Bugatti Royal (Королевский) конструкции и дизайна легендарного француза Этторе Бугатти (Ettore Bugatti). Позднее он прославился семейством спортивных машин серии 57, выделявшихся одновременно изящными и экстравагантными, привлекательными и амбициозно-грубоватыми формами.

Самый крупный и дорогой лимузин Bugatti-41 Royal. 1933 год (фото автора)

В Германии был свой суперавтомобиль — Mercedes-Benz 770, рассчитанный на политическую и военную элиту страны и ставший воплощением силы и мощи Третьего рейха.

Эти героические времена навсегда остались в истории благодаря самым известным спортивным классикам Alfa Romeo, Mercedes-Benz, Aston Martin, Lagonda, BMW, Delage и Delahaye, а также самым дорогим, наиболее совершенным и качественным произведениям автомобильного дизайна, завораживающим воображение красивым и звучным именами Rolls-Royce, Minerva, Hispano-Suiza, Isotta-Fraschini, Duesenberg, Pierce-Arrow, Marmon, Cadillac, Packard, Lincoln, Auburn, Maybach…

Источник

Автомобильная Франция 19 века

Как же так? Промышленная кузница Европы 19-го это несомнено Англия, с ее широким развитием машиностроения, железных дорог и пароходов. Двигатели внутреннего сгорания изобрели и освоили в промышленном производстве немцы Отто, Даймлер и Бенц. Последний собственно и начал первым производство автомобилей в Мире. В США еще в 1896-м Форд пугал местных жителей своим несуразным драндулетом, да и «патент Селдона» был занозой для производитлей автомобилей. А вот во Франции к концу 19-го века одних только фирм конструирующих и производящих атвомобили были сотни!

Статистика не даст соврать, к 1903-му годы во Франции было произведено 30204 автомобиля, в США 11235, в Англии 9437, в Германии 6904, в Бельгии 2839 и в Италии 1308. Впечатляет!

И в тоже время удивляет, что сегодняшнее французское автомобилестроение далеко позади и американского, и немецкого, и японского, корейского и наверно даже итальянского. Во всяком случае французских автомобилей в Канаде (да и в США) не продают совсем. А вот автомобилей всех перечисленных стран довольно много. Причины тому наверно есть, но для меня это вопрос открытый.

А вот почему Франция и именно она так рванула в конце 19 именно в автомобилестроении, у меня есть кое-какие мысли.

Дороги и прежде всего столица Париж, как ни одна столица Мира готовая к наплыву на свои улицы нового средства передвижения.
Читаем Марк Твена «Простаки за границей». 1867 год. Belle Époque вот-вот начнется.

«. Луи-Наполеон об этом позаботился. Он уничтожает кривые улочки и прокладывает на их месте чудесные бульвары, прямые, как стрела, по которой пушечное ядро может просвистеть из конца в конец, не встретив на пути другого препятствия, кроме людских тел; бульвары, красивые здания на которых не послужат приютом и оплотом для голодных, кипящих возмущением людей, которые творят революции. Пять широких проспектов расходятся лучами от большой центральной площади, чрезвычайно удобной для установки тяжелой артиллерии. Здесь когда-то бунтовала чернь, но в будущем ей придется поискать для сборищ другое место. Кроме того, изобретательный император мостит улицы своих больших городов компактной смесью асфальта и песка. Нет больше плит мостовой, чтобы строить баррикады, нет больше булыжника, чтобы швырять им в войска его величества.»

Читайте также:  Автосалон лада в калуге новые автомобили цены

Марк Твен как вводу глядел насчет «бунтующей черни». Через 4 года на улицах Парижа прольется кровь, но «Парижская комунна» будет быстро подавлена.

А вот насчет «мощения улиц компактной смесью асфальта и песка» довольно интересная подробность. Для лошадиной повозки или кареты нет особой разницы чем мощена мостовая, а вот для автомобиля это имеет принципиальное значение. И то что улицы прямые и широкие тоже очень важно. По старым кривым улочкам ездить на автомобиле как-то не очень. Но в конце 60-хх 19-го века об автомобилях никто и не задумывался. Просто так совпало.

Есть и еще интересное наблюдение Марк Твена. Оно касается общего устройства дорог не только в столице.

«Мы проехали пятьсот миль по железной дороге через самое сердце Франции. Что за прелестная страна! Настоящий сад! Наверное, эти бесконечные ярко-зеленые луга каждый день подметают, приглаживают и по¬ливают, а траву на них подравнивает парикмахер. Наверное, эти живые изгороди планирует и вымеряет, сохраняя строжайшую симметрию, самый искусный садовник-архитектор. Наверное, эти длинные прямые аллеи стройных тополей, которые расчерчивают красивый ландшафт, как шахматную доску, были размечены бечевкой и отвесом, а единообразие их высоты выверялось при помощи уровня. Наверное, эти прямые, гладкие молочно-белые дороги каждый день заново выравнивают и полируют.»

Так так, значит выравнивают и полируют. Где еще в Мире в то время можно было найти такие «полированные и ровные» дороги простирающиеся на тысячи километров и асфальтированные широкие улицы в крупнейшем городе страны? Наверно в Англии? Может быть, может быть. Только вот по ним ездить вплоть до 1896 года было нельзя со скоростью большей чем 6 км в час.

Общее технологическое развитие Франции во второй половине 19-го было на подъеме. Неслучайно именно во Франции Ленуар, эмигрировав из Бельгии, в 1860-м создает свой первый двигатель внутреннего сгорания.

Огромный запрос французской нации на все новое, передовое, даже порой экстравагантное.
Неслучайно именно во Франции начали проходить выставки технологических достижений современности, сначала национальные начиная с 1844 года Exposition Nationale, а потом и Всемирные. К Парижской Всемирной выставке 1889 года Эйфель построил свою башню. Вот вы можете себе представить, чтобы Лондон или Берлин, я уж не говорю про Санкт-Петербург, разрешили у себя в то время построить такое стальное чудовище? Я нет, не могу. А французы решились. Да так им это понравилось, что до сих пор стоит.

Кстати, Готлиб Даймлер с Майбахом именно на этой выставке показывали свой первый автомобиль. И французы это сразу заметили. Именно Левассор с Панаром приобрели патент Даймлера на двигатель, немедленно начав конструировать свои автомобили, став первыми кто начал производить автомобили серийно, дав им почти что современную компоновку, в отличии от «безлошадных повозок», которые строили в то время все остальные, в том числе и Бенц.

Вот был у французов 19 века такой вот сильный романтический дух. Жажда познаний, путешествий, открытий. А какие писатели приключений! Жюль Верн и Луи Буссенар их же читать можно бесконечно.

Именно французы организовывали огромное количество всяких шоу, спортивных соревнований, велосипедные туры. Кстати, насчет велосипеда. Именно француз Eugène Meyer в 1868 году придумал спицы на велосипедных колесах.

И теперь главная причина – гигантский спрос на автомобили от французской аристократии и «среднего класса».

Автомобиль 90-хх годов 19-го века был все-таки именно «роскошью», дорогой игрушкой, чем средством передвижения. Но желание «повыпендриваться» это у французов в крови. И посоревноваться. Неслучайно именно французы организуют первый автопробег (ралли) Париж-Руан в 1894.

И потом проводят подобные соревнования ежегодно! Можете представить, какой ажиотаж вызывали эти шоу и сколько новых приверженцев автомобиля рождали такие гонки. Победители в них были по славе и популярности сравнимы с олимпийскими чемпионами.

О них писали в газетах, их знал весь Мир. Неслучайно многие французские автопроизводители тех лет старались выступить в этих ралли, рекламируя свои автомобили. Кстати, первым кто выиграл гонки Париж-Бордо-Париж 1895 года, был именно Эмиль Левассор – конструктор и совладелец Panhard&Levassor. К великому сожалению, он и погибнет на этих гонках в 1897 году.

А теперь вспомним, что в это же самое время в Англии Эдвард Батлер разбирает, от отчаяния и безнадеги, свой трицикл, конструкция которого во многом опередила свое время, потому как не хочет иметь дело с полицией, которая строго следит за выполнением закона Locomotive Act.

В Германии автомобилям Даймлера и Бенца тоже никто не обрадовался. Более того, газета «Cannstatter Zeitung” в 1885 году злобно прокомментировала автомобиль Даймлера, который он опробовал на улицах Cannstatt – “отвратительное, дъявольское устройство, опасное для жизни горожан». И настучали на Даймлера в полицию. Даймлер был вынужден переместиться для своих экспериментов на реку, в прямом и переносном, ставя свой мотор на лодку, дабы меньше раздражать журналистов, полицию и прочую недружественную публику. С берега было не так заметно что он там делает. Да и никому он с реки не «угрожал».

Что касается Карла Бенца, то и по нему немецкая пресса прошлась не менее «ободряюще». «Mannheimer Zeitung” писала: «Кому интересна эта выдумка, когда у нас так много есть лошадей на продажу?» И если бы не предприимчивая жена Бенца, возможно что автомобилестроение в самой Германии еще долго бы плелось в хвосте прогресса. Примерно как в Англии.

А Франция всей душой и сразу полюбила автомобили.

Картинки из французского журнала Les Sports Moderns 1898 год:

Источник

Ответы на популярные вопросы