Автомобиль ленина роллс ройс

Почему у В. И. Ленина был совсем не «пролетарский» автомобиль. К 150-летию со дня рождения

В Историческом музее хранится уникальный памятник – автомобиль Роллс-Ройс (Rolls-Royce), находившийся в распоряжении В. И. Ленина. Это солидный и элегантный открытый автомобиль с кузовом фирмы Баркер (Barker), его капот венчает эмблема Роллс-Ройс – статуэтка «Дух экстаза», изображающая крылатую богиню Нику, наклонившуюся вперёд навстречу ветру. На треугольном фронтоне радиатора выделяется логотип с двумя переплетающимися латинскими “R” – инициалами основателей компании инженера-конструктора Генри Ройса и автогонщика и предпринимателя Чарльза Роллса.

Статуэтка «Дух экстаза». Автомобиль «Роллс-Ройс», бывший в распоряжении В.И.Ленина. Великобритания. 1922

Автомобиль принадлежит легендарной первой серии «роллс-ройсов», получившей название «Серебряный призрак» (“Silver Ghost”). На первый взгляд трёхтонная чёрная машина длиной 4,5 м совсем не похожа на бесплотное существо. Определение «серебряный» автомобили этой серии получили по выставочному образцу 1907 года, покрытому серебристой краской, а «призраками» были названы за почти бесшумный и очень плавный ход. Говорят, что поставленная ребром на капот «роллс-ройса» монета не падала при работающем моторе. Модель «Серебряный призрак» оказалась настолько успешной, что её выпускали в течение почти двадцати лет – с 1906 по 1925 годы.

Об автомобиле Ленина в Историческом музее ходит много легенд. Кто-то утверждает, что это «роллс-ройс» из царского гаража, кто-то считает, что это машина 1916 года выпуска, приобретённая в 1920 году наркомом внешней торговли СССР Л. Б. Красиным в знак установления торговых отношений между советской Россией и Великобританией. На самом деле, дату изготовления и заказчика автомобиля определяют по его серийному номеру. «Роллс-ройс», хранящийся в Историческом музее, имеет номер 17KG и был сделан по заказу советского правительства в 1922 году.

Серийный номер автомобиля «Роллс-Ройс» из коллекции Исторического музея

Почему для правительственного гаража был приобретён именно «роллс-ройс», а не другой, более простой автомобиль?

«Серебряный призрак» хотя и был дорогим автомобилем, но отличался он не роскошью и даже не скоростью, а исключительным качеством сборки, надёжностью и лёгкостью управления.

Впервые «роллс-ройс» появился в России в 1911 году. Его приобрёл Великий князь Михаил Романов, брат Николая II. Два года спустя «Серебряные призраки» появились и в императорском гараже. Они предназначались в основном для дочерей Николая II. Сам император к «роллс-ройсу» был равнодушен, предпочитая роскошные автомобили французской фирмы Делоне-Бельвиль (Delaunay-Belleville).

Автомобили в дворцовом гараже. Неизвестный фотограф. К.Е. фон Ган и Ко. Российская империя, Санкт-Петербургская губ., г. Царское Село. Начало XX в.

К 1917 году в императорском гараже было больше тридцати легковых автомобилей. После отречения Николая II все они перешли в ведение Временного правительства, а в октябре 1917 года оказались на службе у новой власти – Совета Народных Комиссаров.

Фотография. В.И. Ленин. Портрет. Оцуп Петр Адольфович. 16.10.1918 г.

Председатель Совнаркома Ленин совершил свою первую поездку по Петрограду 27 октября; его первой служебной машиной стала французская Тюрка Мери (Turkat Méry). Из всех автомобилей бывшего императорского гаража был выбран именно этот, так как за ним был закреплён С. К. Гиль, из всех царских водителей проявивший наибольшую лояльность к новому правительству.

На основе императорского гаража была создана автобаза Совнаркома. Для поездок Ленина руководство автобазы выделяло те машины, которые на тот момент были в наилучшем состоянии. Первоначально это были в основном «делоне-бельвили», постепенно их сменили «роллс-ройсы». На это были свои причины: при возросших нагрузках на автопарк даже лучшие автомобили требовали ремонта, а некоторые и вовсе показывали свою неприспособленность к суровым реалиям времени. Например, слишком «нежным», по словам руководства автобазы, оказался любимец индийских махараджей роскошный британский автомобиль Нэпир (Napier).

Главной проблемой было отсутствие запчастей: после революции советская Россия оказалась в кольце экономической блокады, так что ни новых машин, ни деталей для ремонта старых купить было невозможно, а собственное производство автомобилей перестало существовать. В годы Гражданской войны проблему ремонта приходилось решать следующим образом: разбирать два автомобиля одной марки и делать из них один, а если такой возможности не было, конструировали гибрид из нескольких разных машин. Однако долго так продолжаться не могло, ресурсы автопарка страны сокращались.

Автомобиль «Роллс-Ройс» в Кремле. Москва. 1920-е годы.

Ситуация улучшилась в 1921 году, когда между Россией и Великобританией было подписано торговое соглашение. Так появилась возможность приобретать запчасти и автомобили. Осенью 1921 года в правительственный гараж поступили два купленных в Англии подержанных «роллс-ройса» 1916 и 1920 годов выпуска. Новые автомобили стоили слишком дорого, а потребность в автомобилях только возрастала.

После Гражданской войны началось дипломатическое признание советской России, велись переговоры с представителями коммунистических партий многих стран, в которых экономическая ситуация была гораздо лучше, чем в стране победившей революции, так что автомобиль становился не только средством передвижения, но и неким показателем стабильности новой власти.

Заказ на «роллс-ройсы» был направлен в Англию в 1922 году. Всего для правительственного гаража удалось приобрести только три автомобиля, так как англичане настояли на продаже новых машин, а не подержанных. Все три правительственных «роллс-ройса», купленных в 1922 году, сохранились: один находится в Историческом музее, второй – в Петербургской Петропавловской крепости, третий – в музее-заповеднике «Горки Ленинские».

Автомобиль, хранящийся в Историческом музее, прибыл в Россию летом 1922 года первым. На нём был установлен усиленный мотор мощностью в 55 лошадиных сил, при необходимости он развивал скорость до 110 км/ч.

Ленин пользовался новым автомобилем недолго: летом 1922 года он жил на даче в Горках, поправляясь после инсульта, работе приступил в начале октября, но уже 16 декабря второй инсульт вновь приковал его к постели. В марте 1923 года умирающего вождя перевезли в Горки, ему оставили служебный «роллс-ройс», но, скорее всего, это был не новый, а один из старых автомобилей автобазы Совнаркома.

После смерти Ленина «роллс-ройс» продолжал работу в автобазе Совнаркома вплоть до 1935 года, подтвердив своей долгой службой обоснованность выбора автомобиля именно этой марки для правительственного гаража в том далёком и непростом 1922 году.

7 ноября 2020 года состоится открытие виртуального Музея В.И. Ленина. Теперь коллекция главного музея СССР будет представлена онлайн!

Автор — Елена Захарова, экскурсовод 2 категории

Источник

Истории вещей. Как был разбит и восстановлен любимый автомобиль Ленина

Сегодня в рубрике «Истории вещей» — автомобиль модели «Серебряный призрак» из коллекции Государственного исторического музея (ГИМ), изготовленный в Англии в 1922 году. Он был передан ГИМу вместе с экспонатами Центрального музея В.И. Ленина, ликвидированного в 1993 году.

Автомобилю из личного автопарка Владимира Ленина почти 100 лет, однако он находится в хорошем состоянии. Сложно представить, что полвека назад машину восстановили буквально из руин талантливые специалисты и рабочие автомобильного завода имени И.А. Лихачева (ЗИЛ). О странных виражах и сложных маршрутах единственного автомобиля в коллекции ГИМа рассказывает научный сотрудник музея Ольга Гранкина.

Колеса народных комиссаров

Автобаза советского правительства была сформирована на основе гаража Временного правительства, которое еще в феврале 1917 года реквизировало автомобили Собственного Его Императорского Величества гаража. У последнего российского царя Николая Романова к началу 1917 года в гараже находилось около четырех десятков автомобилей известных мировых производителей.

Читайте также:  Автомобиль тагаз с190 технические характеристики

В первые годы советской власти новых автомобилей для членов правительства не приобретали. Это стало возможным лишь после перехода от военного коммунизма к НЭПу в 1922 году. До того времени имеющиеся в гараже Совета народных комиссаров машины эксплуатировались очень активно. Скоро английские авто начали разъезжать на шинах петроградского завода «Красный треугольник». Сохранились докладные записки начальника автобазы о том, что из 40 машин гаража на ходу чуть больше половины. Оставшиеся находились в состоянии перманентного ремонта, который заключался в том, что детали переставляли из одного автомобиля на другой.

Для обеспечения безопасности Ленина в начале 1921 года из гаража СНК был выделен Гараж особого назначения (ГОН). В него вошли несколько автомобилей, предназначавшихся для обслуживания только Владимира Ильича и его семьи. Это были автомобили разных лет выпуска, но все они стремительно устаревали. В 1922 году приняли решение о приобретении нескольких автомобилей представительского класса. Руководители гаража Совнаркома посоветовали закупить автомобили английской марки «Роллс-Ройс», с которыми уже были хорошо знакомы.

Номер 236

Автомобиль модели «Серебряный призрак», который сегодня хранится в Государственном историческом музее, был заказан 11 июля 1922 года. В Советский Союз впервые эта информация попала от итальянского журналиста Джузеппе Дикорато в начале 1980-х. Он сообщил своим российским коллегам, что автомобиль заказал секретарь торгового представителя РСФСР в Великобритании. В конце 1922 года автомобиль занял место в Гараже особого назначения, получив городской номер 236.

К этому времени Ленин уже большую часть года проводил в Горках, куда переехал по рекомендации врачей. Его личный гараж разделился. Главная база по-прежнему находилась в Кремле, а в Горках сформировался малый ГОН. Здесь постоянно находилось три машины — две летние и зимняя. Ленин очень любил автомобильные прогулки. По воспоминаниям Надежды Крупской, они отвлекали и успокаивали его. Также на автомобилях привозили врачей, многочисленных посетителей, почту и лекарства.

После смерти Ленина в январе 1924 года автомобили малого ГОНа оставались в Горках, но позже, вероятно, вернулись в гараж Совнаркома. Сотрудникам музея неизвестно, в каком режиме и кем эксплуатировались в конце 1920-х ленинские автомобили, в частности, номер 236. Известно лишь, что в 1930 году он был передан обкому профсоюзов работников рыбной промышленности Крымской АССР.

В 1936 году, когда было подписано распоряжение о создании в Москве Центрального музея В.И. Ленина, начались поиски ленинского автомобиля, который должен был занять почетное место в экспозиции. В 1939 году его нашли, но внешний вид машины мало соответствовал требованиям к музейному экспонату. Двумя годами ранее автомобиль попал в аварию. Работники керченской автобазы восстановили его и продолжали эксплуатировать. Испорченную машину отправили в Горки.

Реставрация

Решение о реставрации приняли лишь в 1957 году. Важный заказ поручили коллективу ЗИЛа. Профессионалам было достаточно беглого взгляда, чтобы понять, что предстоит огромная работа. Требовалось ликвидировать трещины и вмятины, восстановить пострадавшие во время аварии деревянные части кузова и наружный тент, заново воссоздать полностью утраченную кожаную обивку салона и резные деревянные детали интерьера.

Ориентировочная смета на проведение реставрации составила 33 812 рублей, а во время работ увеличилась более чем в два раза, превысив 75 тысяч рублей. Пришедшую в негодность систему электрического оборудования полностью заменили, сохранив аутентичную схему. Все детали проверялись на работоспособность. При замене использовался материал оригинала — если гайка должна быть бронзовой, ее делали из бронзы.

Много подробностей, связанных с реставрацией, рассказал один из ее участников, Борис Курбатов. Сотрудники музея познакомились с ним в 2008 году во время работы над выставкой «Личный автомобиль В.И. Ленина». Курбатов рассказал, что аналогичный автомобиль чуть более раннего года выпуска нашелся среди реквизита «Мосфильма». Автомобиль можно увидеть во многих советских кинолентах, например в «Неуловимых мстителях». В 1959 году его предоставили в полное распоряжение зиловцев, чтобы они без спешки смогли ознакомиться с внутренним устройством.

На заключительном этапе к реставрации подключились работники химической промышленности СССР. Им предстояло обеспечить автомобиль такими же шинами, на которых он ездил в 1920-е. Однако выяснилось, что Ленинградский завод, когда-то снабжавший шинами гараж Совнаркома, прекратил их производство в 1933 году. Архив был утрачен в блокаду. Пришлось заново восстанавливать технологическую цепочку в Московском научно-исследовательском институте шинной промышленности. Выполнил заказ Ярославский завод химического машиностроения.

Торжественный перегон и последние тайны

Наконец настал день, когда сияющий новой краской, отполированный до блеска ленинский автомобиль подъехал к проходной завода имени И.А. Лихачева. Проводить его собрались десятки работников ЗИЛа, фотокорреспонденты и киногруппа. За рулем был Борис Курбатов. Вырулив с проходной, автомобиль проехал по Серпуховской улице, по Большой Ордынке, Каменному мосту и прибыл на Красную площадь. Здесь, у здания Центрального музея В.И. Ленина, его торжественно передали сотрудникам музея. На следующий день башенный кран поднял автомобиль на высоту второго этажа и через оконный проем установил на основной экспозиции.

И тут началось самое интересное. Информация о реставрации на ЗИЛе, опубликованная в центральной газете, спровоцировала поток писем в музей. Благодаря им наконец раскрылись две последние тайны автомобиля — как он оказался в Керчи и что за авария произошла с ним в 1937 году.

Выяснилось, что в Крым ленинский автомобиль попал благодаря сотруднику автобазы Совнаркома, чей родственник трудился в профсоюзе рыбников в Керчи. А авария произошла по глупости. Работники автобазы просто решили прокатиться с ветерком после какого-то праздника и на полном ходу врезались в стадо коров. Машина несколько раз перевернулась. К счастью, никто не пострадал. Сегодня понятно, почему детали аварии долго не озвучивались. Всплыви правда о происшествии с ленинским автомобилем тогда, не поздоровилось бы не только участникам поездки, но и руководству автобазы. В 1959 году, когда вышли сроки давности и был взят курс на развенчание культа личности, стало известно, как все было на самом деле. Можно сказать, что работники ЗИЛа не только полностью восстановили ленинский автомобиль, но и, выражаясь музейным языком, получили важные факты из истории его бытования.

За прошедшие полвека ленинский автомобиль сменил прописку, став экспонатом Государственного исторического музея. В годы ремонта и реконструкции музея автомобиль поместили на хранение в Измайлове, а в 2004 году вернули в главное здание на Красной площади.

Источник

Один из партии

Будущий вождь мирового пролетариата впервые близко познакомился с RollsRoyce в 1910 году: французский аристократ сбил Ленина, когда тот катался на велосипеде по Парижу. Отделавшийся легким испугом Ильич подал в суд на лихача. Вот как он описал ДТП в письме к своей сестре Маняше: «Ехал я из Жювизи, и автомобиль раздавил мой велосипед (я успел соскочить). Публика помогла мне записать номер, дала свидетелей. Я узнал владельца автомобиля (виконт, черт его дери) и теперь сужусь с ним через адвоката. Надеюсь выиграть».

Судебный иск выпускник юрфака Санкт-Петербургского университета выиграл, о чем радостно писал в следующем письме: «Погода стоит такая хорошая, что я собираюсь взяться снова за велосипед, благо процесс я выиграл и скоро должен получить деньги с хозяина автомобиля». И кто знает, как пошла бы история, если бы вождь не успел соскочить с велосипеда.

Читайте также:  Адаптеры для диагностики автомобилей разновидности

В России марка Rolls-Royce появилась еще до революции. В 1913 году в Санкт-Петербурге английская фирма открыла представительство, расположив отделение «Ролльсройсъ-Петроградъ» на Английской набережной, 62, в самом центре имперской столицы. Петербургские аристократы и буржуа охотно покупали «торпедо» и «ландо» с Серебряной Леди на капоте. Один лимузин был даже у государя императора Николая Второго, который слыл заядлым автомобилистом и имел самый большой личный гараж среди европейских монархов.

В феврале 1917 года весь царский автопарк перешел в пользование министров Временного правительства, а в октябре того же года, когда свершилось то, о чем так долго говорили большевики, — к вождям революции. В распоряжение самого главного вождя попали лучшие автомобили: Turcat-Mery 28, DelaunayBelleville 45 и лимузин Rolls-Royce 40/50 Silver Ghost, который когда-то особенно любила императрица Александра Федоровна. Эти автомобили возили Ленина и после переезда правительства в Москву. В 1919 году в распоряжении автобазы Совнаркома были два RollsRoyce: один (№ 3) закреплен за Лениным, другой (№ 4) — за Троцким. Но со временем это «тяжелое наследие царского режима» обветшало и пришло в негодность. Тогда и решили закупить для гаража новые автомобили в Англии — единственной европейской стране, с которой у правительства большевиков были налажены дипломатические отношения.

В начале 1921 года в Лондоне советская торговая делегация во главе с Леонидом Красиным заключила сделку века — подписала договор о покупке 70 автомобилей Rolls-Royce. Единовременно столько автомобилей еще не покупал никто и никогда! Но случилось непредвиденное: Россию охватил голод, и тратить миллионы на десятки Rolls-Royce большевики не решились. Сделку немедленно пересмотрели — часть денег направили на закупку продовольствия. К концу года Rolls-Royce в гараже Совнаркома было уже 13. И среди них два автомобиля, которыми пользовался сам Владимир Ильич.

Первый — Rolls-Royce 40/50 Silver Ghost Alpine Eagle c кузовом «торпедо» фирмы Barker, второй — Silver Ghost Continental c полугусеничным движителем Кегресса, которым автомобиль оснастили на Путиловском заводе. Эти автосани — как тогда называли полугусеничные автомобили — служили Ленину для зимних поездок. За несколько зим машина прошла 8000 миль.

Открытым Rolls-Royce вождь пользовался в теплое время года. На нем Ленин совершил свою последнюю поездку в октябре 1923 года, когда вместе с М.И. Ульяновой и Н.К. Крупской посетил Всероссийскую сельскохозяйственную и кустарно-промышленную выставку в Москве. Тогда же он в последний раз побывал в своем кремлевском кабинете, и вечером Rolls-Royce умчал его обратно в Горки.

После смерти вождя судьбы его автомобилей сложились по-разному. Автосани так и остались в Горках. Там машина стоит до сих пор, в музейной тишине, почти в первозданном виде. Почти только потому, что небольшая реставрация все-таки была. В 1984 году специалисты ЗИЛа осмотрели мотор, заменили патрубки системы охлаждения, изготовили заново всю электропроводку. Привели в порядок кузов и салон. Двигатель даже завели, хотя после смерти хозяина автомобиль никогда и никуда не выезжал — посетители любовались им в гараже. Во время одной из экскурсий кто-то из группы пэтэушников стащил с капота машины вождя фигурку — видимо, Серебряная Леди грела юное комсомольское сердце.

Открытому Rolls-Royce повезло меньше. Его вернули в гараж Совнаркома для «черной» работы, он прослужил разъездной машиной до начала тридцатых годов, когда было решено обновить правительственный автопарк. Ленинский Rolls-Royce списали, и он попал в Крым к председателю керченского рыбколхоза. Тот явно не знал, на чьей машине катается каждый день… В общем, автомобиль, доведенный колхозниками до ручки, уже собирались сдать в металлолом. Если бы не подоспел сталинский указ — собирать и беречь все, что связано с именем Ленина.

В 1939 году останки Rolls-Royce доставили в Горки. На машине стояли двигатель, колеса и крылья от полуторки, самодельный верх и чужие фары. В таком виде автомобиль простоял на ленинской даче до 1957 года, когда его в преддверии юбилея вождя решили отреставрировать. Rolls-Royce перевезли на ЗИЛ и приступили к работам. Для комплектации пришлось искать такие же машины по всей стране. Обнаружили еще три Rolls-Royce, причем один из них в Магадане. Реставрацию закончили в конце 1959 года, и автомобиль своим ходом доехал до музея Ленина на площади Революции в Москве. За отличную работу реставраторам даже хотели дать премию, но гордые рабочие отказались. «Деньги за Ленина? Да вы что! Мы ж готовы были сиденья целовать. На них Ильич сидел! Только потом мы узнали, что Ленин — не вождь мирового пролетариата, а рэкетир мирового масштаба», — говорил много позже один из участников реставрации Александр Ломаков.

Rolls-Royce простоял в музее Ленина до начала девяностых, когда его выкатили оттуда из окна второго этажа и передали на баланс Исторического музея.

В советское время было принято считать, что оба ленинских Rolls-Royce изготовлены еще до 1917 года и экспроприированы революционно настроенными массами у буржуев, так как факт покупки роскошных авто в тяжелое для страны время вредил образу партии. «Когда смотришь на эту машину, мысленно переносишься на 60 лет назад. Вот она выезжает из кремлевских ворот, на заднем сиденье Ленин. Стремительно мчит по московским улицам, подлетает к заводскому красно-кирпичному зданию — Владимир Ильич направляется на митинг выступать перед рабочими. А вот „Роллс-Ройс“ катит по дорогам Подмосковья. Владимир Ильич отдыхает» — в таком стиле было принято писать об автомобилях вождя.

Правда всплыла только во время перестройки. Корреспондент итальянского журнала Ruoteclassiche Джузеппе Дикорато осмотрел оба ленинских Rolls-Royce и провел собственное расследование. Пытливый итальянец выяснил, что оба автомобиля сделаны в 1920–1922 годах и куплены советскими представителями. И тут со страниц прессы понеслось: «Два автомобиля „Роллс-Ройс“, на которых возили В.И. Ленина, не были „экспроприированы“, а специально заказаны в Англии за огромные деньги» или «Без „Роллс-Ройса“ глава советского правительства как бы уже и не считал себя равным остальным повелителям мира». Сенсации превратились в желтоватый трагифарс.

Сейчас почувствовать себя «немного вождем» может любой состоятельный человек, имеющий в кармане пару сотен тысяч евро — именно столько стоит на европейском рынке аналог ленинского Silver Ghost Alpine Eagle. Таких «торпедо» кузовная фирма Barker выпустила несколько десятков, и те экземпляры, что остались на родине, великолепно сохранились. Сам же подлинник в 2004 году участвовал в открытии экспозиции Rolls-Royce в здании Государственного исторического музея. «Если „Роллс-Ройс“ подошел Ленину, он подойдет и гражданам России», — заявил прессе представитель фирмы. Сейчас машина вождя стоит в шоу-руме автосалона «Rolls-Royce Cars Москва» рядом с новейшей моделью Phantom I — клиенты фирмы могут полюбоваться автомобилем, на котором раскатывал «вечно живой».

Источник

Mechaniker › Блог › Автосани без Ленина или когда появился полугусеничный «Роллс-Ройс»

Опровергать старые легенды, с годами прочно въевшиеся в сознание людей, намного сложнее, чем работать на непаханом историческом поле, где что ни документ, то открытие, только успевай их собирать один за другим, да вплетать в повествование о новом и неизведанном. Но жизнь задает и более сложные исторические задачки.

Одну такую удалось недавно решить. Всем известен полугусеничный «Роллс-Ройс», которым пользовался Владимир Ильич Ленин. Снегоход вождя мирового пролетариата и сегодня находится в экспозиции музея-заповедника «Горки Ленинские».

История этого «Роллс-Ройса» уже давно везде излагается примерно одинаково. Еще царский шофер Адольф Кегресс изобрел приспособление для езды по снегу с гусеницами вместо задних колес и лыжами спереди, но Николай II толком попользоваться им не успел из-за революции. Оценить необычное изобретение француза получилось только у Ленина, который ездил в Горки то ли на доставшихся «в наследство», то ли построенных заново автосанях на базе американского «Паккарда», а когда те сломались, рабочие Путиловского завода сделали новые на шасси конфискованного у буржуев «Роллс-Ройса» и подарили их Ильичу. А после его смерти в 1924 году автосани так и остались в Горках, ставших Ленинскими, и сохранились до наших дней в первозданном виде. С тех пор «Роллс-Ройс» действительно не изменился — так и стоит в родной краске.

Читайте также:  Аквапринт салона автомобиля цена

Это небольшое историческое расследование началось с некоторых подозрений, возникших при визуальном осмотре «Роллс-Ройса». Главное, что смущало — странной формы кузов, с очень высокими бортами, совершенно нехарактерный для британских мастеров кароссери. Салон так и вовсе не выглядел британским: работа, далёкая от изысков, одни открытые шляпки гвоздей в обивке чего стоят. Пока я разглядывал незамысловатую обивочку ленинских автосаней, подошла сотрудница музея и как бы невзначай заметила, что сделана она не из натуральной кожи, а из кожзаменителя. В задней части кузова обнаружились трещины: в лихие 90-е охранники по ночам водили местных баб на заднее, «ленинское», сиденье и от этих пролетарских фрикций деревянный каркас расшатался, а краска потрескалась. И самое главное — где хоть одна фотография Ленина в автосанях «Роллс-Ройс»? За семьдесят лет подробнейшего исследования его биографии уже должна была бы найтись, если он этими автосанями действительно пользовался.

Надо сказать, что попытки разобраться с автосанями предпринимались и ранее. Самой первой можно назвать запрос музея-заповедника в Центральный государственный архив Октябрьской революции, сделанный в 1976 году. Ответ несколько обескураживает — никаких документов по автосаням не обнаружено, а рабочие Путиловского завода подарили Ильичу только портрета Карла Маркса в резной деревянной раме.
Однако, отсутствие в архиве документов ни о чём не говорит. А вот записка Льва Шугурова, датированная 1989 годом, уже намного интереснее. Это первый документ, в котором утверждается вероятность того, что Ленин не пользовался автосанями «Роллс-Ройс», а только «Паккардами».

Но делать окончательные выводы Лев Михайлович не стал. Более того, в журнале «За рулём» № 4 за 1990 год вышла его статья о ленинских автомобилях, где Шугуров со ссылкой на итальянского журналиста Джузеппе Дикорато писал, что «Роллс-Ройс» приобрел в Великобритании в 1920 году глава советской торговой делегации Леонид Красин. Но и этим Лев Михайлович опровергнул официально принятую версию о появлении этого автомобиля в нашей стране до революции. В остальном всё по-старому, несмотря на текст обнаруженной мной записки 1989 года: это те самые автосани, которыми пользовался Владимир Ильич для зимних поездок.

Первые просветы в этой мутной истории начали проявляться уже при просмотре документов из фондов музея-заповедника. Оказалось, что из Великобритании уже давно прислали всю информацию, имеющую отношение к шасси с номером 79YG. В архивах компании Rolls-Royce сохранились бумаги, из которых можно узнать, что заказчиком автомобиля являлось акционерное общество АРКОС, название которого расшифровывалось как All Russian Cooperative Society Limited. Оно осуществляло все торговые операции между Великобританией и РСФСР. 10 октября 1922 года автомобиль прошел ходовые испытания, 19 октября его продали АРКОСу, а в Петроград отправили 13 декабря. Тип кузова в бумагах значится как шестиместный турер, но никаких дополнительных сведений о нём нет: ни названия кузовной фирмы, ни мастеров-изготовителей, ни цвета, ни отделки — вообще ничего. Пожалуй, это единственное «белое пятно» в истории полугусеничного «Роллс-Ройса».

Дальнейшие архивные изыскания прошли в Государственном архиве Российской федерации — там хранятся дела Автомобильной базы Совета народных комиссаров и Гаража Особого Назначения. Делопроизводство в правительственном гараже велось настолько подробно и грамотно, что даже сейчас не составляет труда сориентироваться в документах тех лет, аккуратно подшитых и сданных в архив.

В процессе поиска информации о «Роллс-Ройсе» пришлось просмотреть десятки дел с сотнями страниц в каждом — период с 1918 по 1924 год. В результате оказалось, что в списках Автобазы СНК и ГОНа обнаружились только автосани марки «Паккард» в количестве двух штук — и никакого полугусеничного «Роллс-Ройса».
Зато нашлись данные о герое нашего рассказа — автомобиле с шасси № 79YG, прибывшем в Москву вместе с другими закупленными в Великобритании «Роллсами», так полюбившимися советской номенклатуре. Распоряжением начальника Автобазы СНК Медведева его отправили на 4-й Государственный автомобильный завод, бывшую экипажную фабрику П.П.Ильина в Каретном ряду, для постройки кузова. Вот и первое открытие — нашелся автор этого «небританского» кароссери!

Кузов для «Роллс-Ройса» делался несколько месяцев. Приказом по Автобазе СНК № 184 от 3 июля 1923 года автомобиль зачислили в штат и отправили на самый важный участок: в Гараж Особого Назначения — возить самого Ленина и его родственников. Еще важный момент: «Роллс» получил государственный регистрационный знак с цифрами 2469, а в автобазе ему присвоили внутренний номер 58. Впервые он упоминается в смете эксплуатации за июль 1923 года: всего совершено 25 выездов, пройдено 2227 верст, израсходовано 34 пуда бензина. И никаких упоминаний о переделке автомобиля в автосани.

При дальнейшем поиске совершенно случайно обнаружилось дело под названием «Совершенно секретная переписка по Авто-Базе», датированное 1928 годом, а в этом деле — записка от 8 августа. Вот её текст: «По распоряжению членов правительства СССР на Гараж Особого Назначения совместно с автобазой СНК возложено производство работ по переконструированию одной легковой машины в авто-сани, расходы по каковым работам, согласно предварительной сметы, исчислены в сумме пятнадцати тысяч (15.000) рублей. Необходимость этого переустройства вызывается особым характером оперативной работы правительственного автотранспорта в условиях нашего зимнего бездорожья. Вместе с тем, в случае удачных результатов работы авто-саней, техника приспособления легковых машин в авто-сани может быть использована в целях обороны страны».
Дело с заголовком «Сведения о личном составе гаража особого назначения», также датированное 1928 годом, неожиданно порадовало не только биографиями сотрудников ГОНа, но и перепиской с Путиловским заводом. 27 ноября 1928 года в Гараже Особого Назначения получили ответ из Ленинграда: «На заводе от прежних заказов остались отдельные части движителей системы „Кегресс“ легкого и тяжелого типа, в виде отдельных скатов, лыж, отдельных колес, резины и др. разных деталей». А 6 декабря в командировку на Путиловский завод отправился начальник ГОНа Павел Удалов.

Наконец, в деле со скромным заголовком «Разная переписка по транспорту» попался и приказ управляющего делами СНК с пометками «срочно» и «секретно» об изготовлении автосаней от 19 декабря 1928 года: «С получением сего немедленно приступить к оборудованию личной машины „Ройль-Ройльс“ № 58 под автосани. О начале и ходе работ докладывать мне при очередных докладах».

Но большая часть информации по «Роллс-Ройсу» № 58 пришла не из бумаг, имеющих к нему непосредственное отношение, а из продолжения всей этой истории с постройкой автосаней. Оказалось, что в Автобазе решили поставить на гусеничный ход еще один «Роллс-Ройс» № 55 с закрытым кузовом. Вот «челобитная» помощника управляющего делами Совнаркома Феоктистова на имя зампреда СНК Я.Э.Рудзутака с резолюцией последнего от 14 апреля 1929 года, а также смета на переоборудование.

Источник

Ответы на популярные вопросы
Adblock
detector