Автомобиль ленина в горках

АВТОМОБИЛИ В.И. ЛЕНИНА.

АВТОМОБИЛИ В.И. ЛЕНИНА.

«Он любил быструю езду…»

В коллекции Государственного исторического музея-заповедника «Горки Ленинские» находится уникальный экспонат – единственный в мире автомобиль «Rolls-Royce» модели «Silver Ghost» («Серебряный призрак») на полугусеничном ходу. Автомобиль был приобретен для главы государства В.И. Ленина в Англии осенью 1922 г. по заказу компании АРКОС (All Russian Cooperative Society Limited). Эта организация была учреждена советской кооперативной делегацией в Лондоне летом 1920 г. по английским законам и зарегистрирована в Министерстве торговли Англии как частная компания с ограниченной ответственностью. Возглавлял советскую делегацию и руководил работой АРКОС нарком внешней торговли Леонид Красин. В условиях дипломатической изоляции советской республики именно эта компания выступала представителем советских внешнеторговых организаций и осуществляла экспортные и импортные операции.

Автомобиль «Роллс-Ройс» (автосани), которым пользовался В.И.Ленин.

По прибытии в Петроград автомобиль доставили на Путиловский завод, где он был переоборудован в автосани: задние колеса заменили на гусеницы, а передние – поставили на лыжи. Этой машиной В.И. Ленин пользовался в последние годы своей жизни, совершая зимние поездки из Москвы в Горки и по окрестностям Подмосковья. Последнюю «услугу» своему уже бывшему владельцу «Роллс-Ройс» оказал после его смерти. В ночь с 21 на 22 января 1924 г. после вскрытия тела личный шофер Ленина Степан Гиль на автосанях доставил мозг вождя из Горок в Москву в Институт мозга, а на обратном пути – цинковый гроб.

Первые автомобили в жизни В.И. Ленина появились в 1917 г., когда после Октябрьской революции он становится главой государства. Машины в его распоряжение подавались из гаража Совета Народных Комиссаров (Совнарком) – первого советского правительства.

История совнаркомовского гаража уходит в 1906 г., когда в Царском Селе под Санкт-Петербургом был открыт Собственный Его Императорского Величества гараж. Это было самое большое автомобильное хозяйство России, насчитывающее более 60 машин как отечественных, так и лучших зарубежных фирм. Практически у каждого автомобиля был свой водитель, которых готовили в открытой при гараже Императорской школе шоферов, куда отбирали наиболее квалифицированных специалистов. Получая достаточно приличное жалование, они должны были не только отлично управлять транспортом, обладать навыками автомеханика, но и, в случае чрезвычайной ситуации, выполнять роль телохранителя монарших пассажиров.

После отречения Николая II Императорский гараж перешел в распоряжение Временного правительства, перегнавшего в одну ночь автомобили из Царского Села в Петроград, а впоследствии его «унаследовал» вместе со штатом водителей и механиков Совнарком.

Для обслуживания В.И. Ленина выделили самых опытных, надежных и проверенных шоферов: С. Гиля, В. Рябова, П. Космачева, Л. Горохова, Т. Гороховика, П. Николаева и А. Демина. За весь «петроградский период» Ленина возили семь водителей, некоторые из них не один год проработали в Императорском гараже. Основным водителем председателя Совнаркома на протяжении шести лет был Степан Казимирович Гиль.

Первым автомобилем Ленина была французская «Turkat-Mery» («Тюрка-Мери») выпуска 1916 г., с кузовом «ландо-лимузин» и рабочим объемом двигателя в 4710 куб. см. Именно эту машину 9 ноября (27 октября) 1917 г. в 10 часов утра впервые подали новому главе государства к подъезду Смольного.

Автомобиль «Тюрка-Мери». Начало ХХ в.

Поиски длились несколько дней и напоминали поиски иголки в стоге сена. И когда надежды уже иссякли, нашел ее в сарае одной из пожарных команд на окраине города. В тот же день были найдены и арестованы организаторы угона. Выяснилось, что автомобиль украли, предъявив поддельный пропуск, сотрудники пожарной части Смольного, чтобы переправить его в Финляндию и там продать. После удачного завершения поисков Степан Гиль вернулся к своим обязанностям личного водителя Ленина.

Смольный в октябрьские дни. 1917 г.

В марте 1918 г. автомобильная база вместе с правительством переезжает из Петрограда в Москву. Одновременно с транспортом в столицу отправляются шоферы и механики. В Москве главу государства обслуживали автомобили разных марок, многие из которых вели свою «родословную» от бывшего Императорского гаража. Так весной и летом 1918 г. он часто пользовался автомобилями французской фирмы «Renault» («Рено»). На «Рено» с кузовом «торпедо» (тип кузова со складной крышей, которая закрывает только зад и верх автомобиля, оставляя бока незакрытыми) Ленин вместе с Н.К. Крупской и М.И. Ульяновой приехал на первый военный парад Красной Армии, который состоялся 1 мая 1918 г. в Москве на Ходынском поле, что было засвидетельствовано кадрами кинохроники.

В.И.Ленин, Н.К. Крупская и М.И. Ульянова на Ходынском поле в Москве. 1 мая 1918 г. За рулем автомобиля «Рено» – С. Гиль.

П. Белоусов. Покушение на В.И. Ленина в 1918 г. 1957 г. Холст, масло.

Комната В.И. Ленина в его кремлевской квартире.

Террористку арестовали и отправили в ВЧК, ею оказалась близкая к партии эсеров Фани Каплан. 3 сентября в отношении ее был вынесен приговор – расстрелять. Приговор привел в исполнение комендант Кремля П.Д. Мальков.

Усадьбы Горки. Вид на Большой дом. Современное фото.

Действительно, в усадьбе, раскинувшейся на высоком речном берегу в окружении старинного парка, были все необходимые условия для полноценного отдыха главы государства: электричество, водопровод, центральное отопление, канализация, телефонная связь и, что немаловажно, близость к Москве. Последней хозяйкой усадьбы Горки была Зинаида Григорьевна Морозова-Рейнбот. После трагической гибели мужа, промышленника и мецената, Саввы Тимофеевича Морозова, она вышла замуж за генерал-майора свиты Его Императорского Величества, градоначальника Москвы Анатолия Анатольевича Рейнбота, а в 1909 г. приобрела усадьбу Горки. По проекту знаменитого русского зодчего Ф.О. Шехтеля в усадьбе была проведена реконструкция с учетом всех новейших достижений и требований времени.

Усадьба Горки. Вид на Северный флигель. Современное фото.

Впервые Ленин приезжает в Горки 25 сентября 1918 г. Н.К. Крупская вспоминала: «Его перевезли в Горки, в бывшее имение Рейнбота, бывшего градоначальника Москвы. Дом был хорошо отстроен, с террасами, с ванной, с электрическим освещением, богато обставлен, с прекрасным парком. В нижнем этаже разместилась охрана; до ранения вопрос об охране был весьма проблематичен. Ильич был к ней непривычен, да и она еще не ясно представляла себе, что ей делать, как вести себя. Встретила охрана Ильича приветственной речью и большим букетом цветов. И охрана и Ильич чувствовали себя смущенными. Обстановка была непривычная.

Читайте также:  Автомобиль на лом в новосибирске

Члены личной охраны В.И. Ленина в Горках. 1923 г.

Мы привыкли жить в скромных квартирках, в дешевеньких комнатах и дешевых заграничных пансионатах и не знали, куда сунуться в покоях Рейнбота. Выбрали самую маленькую комнату, в которой Ильич потом, спустя 6 лет, и умер; в ней и поселились. Но и маленькая комната имела три больших зеркальных окна и три трюмо. Лишь постепенно привыкли мы к этому дому… Потом Горки стали постоянным летним пристанищем Ильича и постепенно были «освоены», приспособлены к деловому отдыху. Полюбил Ильич балконы, большие окна» 19

В.И. Ленин в Горках. 1922 г.

Однако на этом злоключения не закончились. Все направились к расположенному неподалеку Сокольническому райсовету, чтобы доложить о случившемся и вызвать машину. В совете никого, кроме охранника и дежурного телефониста, не оказалось. Все сотрудники во главе с председателем разошлись по домам готовиться к предстоящему празднику. Выслушав рассказ пострадавших, часовой, не узнавший Ленина, отказался впускать их в помещение без документов. Телефонист, который также не признал «главного большевика», отказал в праве на звонок. После долгих препирательств на морозе всех пропустили в райсовет и Степан Гиль, показав оставшийся у него пропуск в Кремль, дозвонился до заместителя ВЧК Я. Петерса. Тот выслал к райсовету три машины с латышскими стрелками, на которых и добрались, наконец, до Сокольников.

Жуков Н.Н. Елка в Сокольниках. 1954 г.

В.И. Ленин и И.В. Сталин на террасе в усадьбе Горки. 1922 г.

31 декабря 1920 г. В.И. Ленин подписывает приказ о выделении из состава автобазы Совнаркома особого гаража, который часто в шутку называл «мой гараж». Позже он получит название «гараж особого назначения» (ГОН). Автомобили гаража предназначались для обслуживания Ленина и членов его семьи. Возглавил ГОН С. Гиль, а с 1923 г. начальником гаража становится личный шофер И.В. Сталина – П. Удалов.

Стоит отметить, что Владимир Ильич никогда не требовал, чтобы его возил автомобиль какой-то конкретной марки и всегда довольствовался той машиной, которую ему высылали из гаража.

Автомобилем, которым практически постоянно пользовался Ленин в последние годы своей жизни, стал «Rolls-Royce» модели «Silver Ghost» («Серебряный призрак»).

Усадьба Горки. Осень в парке. Современное фото.

Во время автомобильных прогулок, Ленин иногда просил остановить машину, чтобы поговорить со встречными крестьянами. Крестьяне не знали Ленина в лицо, для них это был просто господин в роскошном авто, поэтому относились вождю без должного почтения.

Зимой 1919 г. Ленин пишет записку начальнику автобазы Совнаркома, в которой просит в срочном порядке заняться сборкой автосаней системы «Кегресс» не менее трех штук для обслуживания его и Совета Народных Комиссаров. Собирали автосани для Ленина на Путиловском заводе. На лыжи был поставлен американский «Packard» («Паккард»), испытания которого прошли в Москве на Ходынском поле. Но пользовались им недолго – изношенный мотор уже не новой машины не выдержал эксплуатации в новом качестве. Из-за частых загородных поездок, особенно по проселочным дорогам, автомобиль часто ломался и вскоре потребовал капитального ремонта, который проводили также «в срочном порядке». За проделанную работу рабочим, по распоряжению Ленина, была объявлена благодарность и выделен 1 пуд муки в качестве премии.

Но на этом мытарства «Паккарда» не закончились. В январе 1921 г. автосани, которые под управлением шофера Космачева послали к Ленину в Горки, потерпели аварию: лопнули цепи на «кегрессовском» приспособлении. Присланные из Москвы специалисты цепи наладили и машина пошла дальше по назначению. Однако, на подъезде к Горкам на высоком подъеме мотор заглох, сани соскользнули и, перевернувшись несколько раз, упали под откос в овраг. Шофер Космачев получил серьезные ушибы и по распоряжению Ленина был направлен на лечение в санаторий «Горки», расположенный на территории усадьбы. Слесари пострадали в меньшей степени, а вот состояние «Packard» было плачевным. Его отправили на ремонт в автобазу и дальнейшая судьба его неизвестна.

Следующие автосани для Ленина в 1922 г. делались на шасси уже нового автомобиля. Им стал британский «Rolls-Royce» («Роллс-ройс») модели «Silver Ghost» («Серебряный призрак»).

Автомобили этой модели полностью оправдывали свое название: серебристый цвет кузова, часть деталей которого были выполнены из серебра, и мощный мотор, позволявший машине разгоняться до 135 км в час и работавший настолько бесшумно, насколько это было возможно в начале ХХ в. Производители, рекламируя свою машину, заявляли, что самым громким звуком в салоне «Серебряного призрака» было тиканье часов его пассажиров. Журналисты сравнивали шум мотора со стрекотом швейной машинки. Все последующие «Роллс-Ройсы» на основе данного шасси вне зависимости от цвета и типа кузова носили тоже название.

Интересен тот факт, что первое «близкое» знакомство Ленина с «Серебряным призраком» состоялось во Франции в 1910 г. Он описал этот случай в письме к своей сестре М.И. Ульяновой. Владимир Ильич возвращался в Париж с аэродрома в городке Жювизи, где проходило авиашоу с участием аэропланов. По дороге домой простой эмигрант, который не мог позволить купить себе ничего дороже велосипеда, был сбит автомобилем. Ленин, успевший вовремя соскочить, не пострадал, а вот велосипед раздавлен и не подлежал восстановлению. За рулем роскошного «Rolls-Royce» «Silver Ghost» сидел парижский аристократ. Законопослушные прохожие, видевшие аварию, помогли записать номер машины и обеспечили пострадавшего свидетелями. Ленин, узнавший владельца автомобиля, «виконт, черт его дери», подает на водителя в суд, выигрывает процесс и на полученную денежную компенсацию покупает себе новый велосипед, на котором продолжает совершать деловые поездки по Парижу и загородные прогулки.

Живущий в эмиграции на скромные гонорары за свои литературные труды и публичные выступления, Ленин и представить себе не мог, что через десять с небольшим лет, вернувшись в Россию, он станет первым лицом огромного государства, в распоряжении которого будут лучшие автомобили зарубежного автопрома, в том числе и одни из самых надежных и дорогих машин в мире «Rolls-Royce» модели «Серебряный призрак». Среди них – единственный в мире «Silver Ghost» на полугусеничном ходу, выставленный в экспозиции Государственного исторического музея-заповедника «Горки Ленинские».

Автомобиль В.И. Ленина «Rolls-Royce» модели «Серебряный призрак» на полугусеничном ходу (автосани) у гаража на хозяйственном дворе усадьбы Горки. 1940 г.

Читайте также:  Автомобиль с задними поворотными колесами

Источник

Автомобиль Ильича подрезала. корова

Царская инновация: смазка коленчатого вала

Самый первый автомобиль у первого лица появился в 1906-м, когда из союзной России Франции для путешествий Николая II прибыл трипль-фаэтон «Делоне-Бельвиль», способный развивать скорость 70 км/ч.

Авто не только смотрится изящно, по тем временам, как подчеркивают авторы, модель была, что называется, прорывной: «Главным отличительным признаком стали напоминавший кожух паровозного котла цилиндрический капот и круглый радиатор. За автомобили требовали приличные суммы, но они полностью оправдывались надежностью и совершенством конструкции. Например, именно «Делоне-Бельвиль» первой в мире получила смазку коленчатого вала под давлением от отдельного насоса в отличие от общего в те времена метода разбрызгивания масла» (с. 26).

Переделанный в автобус

Второй SMT 1909 г. оказался самым дорогим из императорских автомобилей, однако впечатляющий лимузин с электроосвещением и системой отопления салона ездил мало: «Однако роскошь и размах имели и оборотную сторону. Автомобиль получился слишком громоздким и тяжелым. Его снаряженная масса достигала четырех тонн, что сразу ограничивало применение лимузина лишь на твердых дорогах, в пределах Петербурга и загородных резиденций».

Большевики же мучиться с автороскошью не стали: «После отречения императора лимузин оказался в распоряжении Временного правительства, а позже перешел в списочный состав автобазы Совета Народных Комиссаров. Весной 1918 года автомобиль вслед за Совнаркомом отправили в Москву, но вскоре его активная эксплуатация прекратилась из-за проблем с запчастями и непомерного расхода топлива. Тем не менее этот «Делоне-Бельвиль» SMT числился в резерве кремлевского гаража вплоть до 1928 года, когда его окончательно списали в утиль» (c. 40).

«Мерседесам» веры нет

Тогда же, что и первые «Делоне-Бельвили», по предложению князя Орлова закупили сразу пять «Мерседесов» конструкции знаменитого Вильгельма Майбаха. А в роковом 1914м знаменитой и поныне марке не поздоровилось: «С началом Первой мировой войны дубль-фаэтон 38/70 исчез из списков Императорского гаража. Скорее всего, на волне антигерманского подъема в августе 1914 года от него спешно избавились» (с. 54).

Весьма необычная судьба ожидала автомобиль Ильича 1922 г. выпуска модели 40/50HP торпедо: «Ленинский «Роллс-Ройс» списали из гаража СНК в начале 1930-х годов, передав на периферию. Сменив несколько мест работы, в декабре 1935 года он оказался в Керчи, на автобазе обкома профсоюзов рыбной промышленности Крымской АССР. К тому времени уже никто не помнил об историческом значении этого экземпляра. Автомобиль пребывал в ужасном состоянии, шоферы на нем долго не задерживались, а в 1937 году один из них врезался в корову. Смета ремонта машины превосходила ее балансовую стоимость, и профсоюз постановил сдать «Роллс-Ройс» в утиль. Неожиданно этому решению воспротивился один из водителей автобазы, тов. Аристархов. Он вновь поставил машину на ход и отъездил на ней еще 15 тысяч километров, пока на нее не обратила внимание милиция. В связи с открытием в Москве Центрального музея В.И. Ленина по всей стране началось активное изыскание реликвий, так или иначе связанных с вождем, а к поиску автомобилей подключился НКВД. В 1939 году «Роллс-Ройс» был передан музею и до середины 1950-х годов хранился в запасниках в подмосковных Горках. Лишь накануне 40-й годовщины революции, в 1956 году, Идеологический отдел ЦК КПСС принял решение восстановить ленинский автомобиль. Специализированных мастерских по реставрации техники в стране не было, и задание поручили Заводу им. И.А. Лихачева, имевшему большой опыт создания и производства автомобилей высшего класса. Вновь по стране были развернуты поиски, но на сей раз запчастей и останков старых «Роллс-Ройсов». В том же 1956 году сама фирма «Роллс-Ройс» через посольство Великобритании в Москве передала музею полную спецификацию проданного в 1922 году автомобиля» (с. 94, 96). К октябрю 1959 г. священную для своей эпохи машину восстановили.

Ильич в теплушке товарняка

Ездил Ленин и на менее роскошных автомобилях, например, на сделанном в Марселе экзотическом авто «Тюрка-Мери» Автосани «Паккард», разгонявшемся всего до 45 км/ч, изобретение Адольфа Кегресса, использовался для поездок вождя большевиков на охоту в Подмосковье. На тех же автосанях в январе 1924 г. тело Ильича доставили из Горок к траурному поезду. Бывали с необычного вида санями и курьезные случаи: «Иногда техника не выдерживала, как это случилось в декабре 1920 года. На сильном морозе двигатель ленинского «Паккарда» стал «простреливать» и вскоре заглох. К счастью, неподалеку оказалась железнодорожная станция, и председателю Совнаркома вместе с водителем пришлось выбираться в Москву в теплушке товарняка» (с. 82). Вскоре под автосани приспособили закупленные в Великобритании в 1922 г. два «Роллс-Ройса».

В 1927 г. британцы, разорвав дипломатические отношения с СССР, запретили и поставки «Роллс-Ройсов». Но поставленные к тому времени машины ездили еще двадцать лет: «1 октября 1933 года Политбюро ЦК ВКП(б) приняло предложение товарищей И.В. Сталина и К.Е. Ворошилова о концентрации всех находящихся у правительства «Роллс-Ройсов» в Гараже особого назначения и прекращении дальнейшего импорта автомобилей из Англии. В Кремле к тому времени появились американские «Паккарды» и «Кадиллаки», но запас прочности и надежности у английских машин был, безусловно, выше. К началу 1937 года в ГОНе все еще работали девять «Роллс-Ройсов». Это был второй показатель среди марок после «Паккарда» (десять машин). Последний же «Роллс-Ройс» был списан из ГОНа только в 1947 году» (с. 104).

Рождение «Ауруса»

Столь же интересны и полезны широкому кругу читателей сведения об автопарке советских и постсоветских лидеров от Сталина до Ельцина. В подробном рассказе о первом отечественном бронированном лимузине ЗИС-115 находится место и для такой детали, что спецсигналом у сталинской машины служила центральная фара (с. 134). А вот у Леонида Ильича бронированного автомобиля так и не появилось: «ЗИЛ-114 даже не имел бронированной версии. После известного покушения на Л.И. Брежнева 22 января 1969 года ЗИЛу было поручено разработать защищенную версию. Но заказа на изготовление бронеавтомобиля так и не последовало, и этот проект остался на бумаге» (с. 210).

Завершается книга эксклюзивным повествованием о создании нового автомобиля для руководства страны, получившего название «Аурус» и впервые представленного общественности 7 мая 2018 г. во время инаугурации В.В. Путина.

Директор ФСО РФ Д.В. Кочнев в обращении к читателям отмечает: «Впервые в новейшей истории у нашей страны появился собственный автомобиль представительского класса. Разработка этой машины велась при активном участии ФСО России. Основой для реализации проекта послужили не только новые современные технологии и передовые конструкторские решения, но и уникальный опыт эксплуатации подобных автомобилей, накопленный за долгие годы в Гараже особого назначения. Сегодня «Аурус» в специальном исполнении является одним из самых защищенных и безопасных представительских автомобилей в мире. Не случайно модели нового бренда получили названия башен Московского Кремля» (с. 6).

Читайте также:  Автомобиль не оборудован подушками безопасности шлем

Источник

Ретро автомобили –
«Ленин и автомобиль»

В год 100-летия Октябрьской революции мы решили выяснить, какую роль играл автомобиль в жизни ее ключевого организатора – Ленина. Тем более что до недавних пор сделать это было весьма сложно – значительная часть документов, связанных с его личностью, хранилась под грифом «Секретно»

Зато о том, как вождь мирового пролетариата впервые близко столкнулся с механическим экипажем, можно прочесть в любом полном собрании его сочинений. Возьмем хотя бы пятое, где в томе № 50 собраны послания Владимира Ильича к родным и близким. На странице 303 в письме к сестре Марии, написанном в начале января 1910 года, читаем: «…Ехал я из Жювизи, и автомобиль раздавил мой велосипед (я успел соскочить). Публика помогла мне записать номер, дала свидетелей. Я узнал владельца автомобиля (виконт, черт его дери) и теперь сужусь с ним (через адвоката)».

Ленин тогда жил в эмиграции в Париже, а в Жювизи располагался аэродром, куда он время от времени наведывался посмотреть на полеты аэропланов. Во время одной из таких поездок и приключился описанный выше accident. Чуть позже пострадавший написал: «Велосипедное мое дело кончилось в мою пользу». Процесс действительно был выигран, и деньги с обидчика получены сполна.

Казалось бы, все закончилось благополучно, но вот что странно: на протяжении всей дальнейшей жизни автомобиль для Владимира Ильича являлся постоянным источником неприятностей и опасности. Хотя, судя по всему, сам он этого не осознавал и пользование механическим экипажем доставляло ему удовольствие.

Авто для вождя

В повседневный быт Ленина и его семьи автомобиль вошел уже после завоевания власти большевиками. Правда, несмотря на постоянное использование машин, сам он за руль никогда не садился.

После Октябрьской революции 1917 года бывший царский гараж перешел в распоряжение советского правительства. Для обслуживания В.И. Ленина выделили семерых самых опытных, проверенных и надежных шоферов вместе с закрепленными за ними автомобилями. На протяжении шести лет личным водителем Ленина являлся Степан Казимирович Гиль. На эту должность его назначили 8 ноября 1917 года. Впрочем, карьера Гиля чуть не оборвалась, едва начавшись, поскольку вскоре ленинский Turcat-Mery 1916 года выпуска с кузовом ландоле-лимузин виртуозно угнали.

Дело было так: Гиль привез Владимира Ильича в Смольный и пошел завтракать, оставив машину у главного подъезда во дворе под охраной красногвардейцев. Выехать со двора можно было только по специальному пропуску, однако спустя некоторое время в комнату, где шофер пил чай, вбежал какой-то человек с криком: «Машину Ленина угнали!» Гиль даже не поверил: «Это невозможно»! Но автомобиль действительно исчез. Вскоре выяснилось, что он беспрепятственно выехал со двора, причем сидевший за рулем человек предъявил пропуск!

Узнав о случившемся, Ленин сказал шоферу: «Машину надо найти. Ищите где хотите. Пока не найдете, со мной станет ездить другой».

Машин в Питере тогда было не много, а Turcat-Mery из бывшего императорского гаража был настолько приметен, что не мог исчезнуть бесследно. В итоге Гилю через знакомых шоферов удалось узнать, что угнанное авто стоит в сарае одной из пожарных команд и его вот-вот переправят для продажи в Финляндию. В тот же день угонщиков арестовали – ими оказались работники пожарной команды.

По городу без охраны

До марта 1918 года Ленин ездил по Петрограду практически без охраны, если не считать водителя, которому по штату полагался наган. И такая беспечность не осталась без последствий. Так, 1 января 1918 года Ленин с Подвойским и швейцарским социал-демократом Фрицем Платтеном возвращались с митинга. На Симеоновской улице машину обстреляли. Услышав первый выстрел, Платтен успел пригнуть голову Ленина и тем самым спас ему жизнь, получив пулю в руку.

Но и на этом «автомобильные несчастья» Ленина не закончились: 19 января 1919 года он вместе с Марией Ульяновой на машине Гиля в сопровождении чекиста Чебанова поехал навестить Надежду Крупскую, отдыхавшую в лесной школе в Сокольниках. Из Кремля выехали в пятом часу дня. Автомобиль шел по Мясницкой улице от Лубянки со скоростью около 45 верст в час. Недалеко от Каланчевской площади кто-то попытался остановить машину, но Гиль тормозить не стал. Вскоре ситуация повторилась – и шофер опять проехал мимо.

Вождь и его шофер

Гилю Ленин полностью доверял, ведь тот, по сути, дважды спас ему жизнь. Тем не менее председатель Совнаркома никогда не фамильярничал со своим шофером, обращался к нему корректно, называя либо просто по фамилии, либо «товарищ Гиль». Если во время поездки возникало дело, требовавшее впоследствии решения, Ленин просил водителя напомнить ему об этом после возвращения в Москву.

Кроме того, он требовал пунктуальности. Перед поездкой обычно ставил задачу: куда ехать и когда необходимо прибыть на место. Если приезжали вовремя, хвалил шофера: «Замечательно уложились!», если же нет, выговаривал ему.

Поскольку любимым временем года Ленина являлась зима, а ездить по сугробам на обычной машине было невозможно, то для передвижения по снегу на базе автомобиля Rolls-Royce собрали автосани с гусеницами Кегресса. На них глава правительства ездил на загородные прогулки, отдых и охоту. На кегрессах Ленин совершил и свою последнюю автомобильную поездку 19 октября 1923 года. Вместе с Надеждой Крупской и Марией Ульяновой он приезжал на Всероссийскую сельскохозяйственную выставку, затем, покатавшись по столице, вернулся в Горки.

На том же автомобиле Гиль доставил в Горки гроб, в котором затем тело вождя привезли в Москву. И именно эта машина впоследствии долгое время экспонировалось в музее «Горки Ленинские».

За период с 1917 по 1924 год Ленин пользовался автомобилями нескольких марок и моделей. Кроме Rolls-Royce Silver Ghost, он ездил на уже упоминавшемся Turcat-Mery-28, а также на Delaunay-Belleville-45, Renault 40 и Packard Twelve.

Источник

Ответы на популярные вопросы
Adblock
detector