Автомобиль москвич не вошел в серию

Содержание
  1. 11 малоизвестных моделей автомобиля «Москвич», которые так и не вышло в массовое производство
  2. 1. АЗЛК Москвич-407 Г2
  3. 2. АЗЛК Москвич 415/416
  4. 3. АЗЛК Москвич-408 ГТ
  5. 4. АЗЛК Москвич-С1
  6. 5. АЗЛК Москвич-2139 «Арбат»
  7. 6. АЗЛК Москвич-2141КР
  8. 7. АЗЛК Москвич-3733 «Тонник»
  9. 8. АЗЛК Москвич-2143 «Яуза»
  10. 9. АЗЛК Москвич-2142 «Князь Владимир» R5
  11. 10. АЗЛК Москвич-2142 «Иван Калита»
  12. 11. АЗЛК Москвич-2144 «Истра»
  13. Почему «Москвич» с «автоматом» не пошел в серию, хотя мог
  14. В Сети продают уникальный трехдверный УАЗ Astero
  15. Как обкатывали новые автомобили в СССР, и почему это полезно делать и сегодня
  16. Проигравшие Ниве: внедорожные прототипы АЗЛК, не пошедшие в серию
  17. Москвич-415 первой опытной серии – 1957
  18. Москвич-415 второй опытной партии – 1959
  19. Москвич-416 – 1960
  20. Москвич-2148/2150 – 1973
  21. Иж-5 – 1970
  22. Иж-14 – 1972
  23. Читайте также:
  24. Несбывшиеся мечты: экспериментальные Москвичи, которых мы не увидели
  25. Серии 3–5: заранее устаревшие
  26. С-серия: необычно до неудачи
  27. Полноприводный Москвич: проходимости не хватило

11 малоизвестных моделей автомобиля «Москвич», которые так и не вышло в массовое производство

1. АЗЛК Москвич-407 Г2

1959 год
Несколько модифицировав первый гоночный Москвич 405-Г1, в 1959 году свет увидел Москвич 407-Г2, который оснастили 70-ти сильным двигателем 407-Г и дугой безопасности. С таким мотором машину удалось разогнать до 193 км/ч.

2. АЗЛК Москвич 415/416

1960 год
На разработку этой модели у конструкторов Московского автозавода ушло почти З года с 1957г.-по 1960г.). Однако, до настоящих дорог автомобиль так и не был допущен. Следует отметить, что в конце 70-х годов ХХ века именно это авто стало прототипом известной ВАЗовской «Нивы».

3. АЗЛК Москвич-408 ГТ

1964 год
На этапе разработки Москвича-408, наряду с кузовами седан, фургон и универсал, предусматривался лимитированный выпуск (до 150 машин в год) авто с открытым спортивно-туристическим кузовом и съемной жесткой крышей.

4. АЗЛК Москвич-С1

1974 год
Модель существовала, разработки велись, однако сейчас очень трудно найти что-нибудь конкретное. Хотя внешний вид авто говорит о том, что в те времена это был ультрасовременный автомобиль.

5. АЗЛК Москвич-2139 «Арбат»

1987 год
Опытный 7-местный автомобиль с кузовом мини-вен. Разработки этого автомобиля были начаты в 1987г. Единственный опытный образец в металле выполнили в 1991г. Касательно внутренних агрегатов можно сказать, что они полностью были позаимствованы у Москвича-2141, привод – передний. Машина получила салон-трансформер, который оснастили поворачивающимися передними сидениями и подушками с регулируемой длиной.

6. АЗЛК Москвич-2141КР

1988 год
Прототип гоночного автомобиля, который предназначался для участия в раллийных гонках. Формально эта машина была построена на базе модели 2141, но фактически – от базовой модели осталось совсем немногое. Здесь изменен силовой каркас (установлен полунесущий каркас безопасности). Машина получила среднемоторную компановку, что обеспечило хорошую развесовку по осям.

Авто имело независимую подвеску всех колес, дисковые тормоза на каждом из колес. АЗЛК 2141КР был собран в единственном экземпляре и предназначался для выступлений во внутресоюзных соревнованиях (в группе А5).

Машина оснащена двигателем УЗАМ412 (с 2-мя сдвоенными карбюраторами Вебер) рабочим объемом чуть менее 2000 смᵌ, мощностью 175 л.с. При весе авто 890 кг, она могла развить скорость до 200 км/ч. Передние и задние откидывающиеся панели из стеклопластика помогли существенно снизить вес автомобиля. Для создания некоторых узлов, советские инженеры сотрудничали с зарубежными компаниями (в особенности японскими).

7. АЗЛК Москвич-3733 «Тонник»

1991 год
Экспериментальный 8-местный мини-вен на базе Москвича 2141 увидел свет в 1991 году. Всего выпущено З экземпляра таких авто, один из которых хранится в музее ретро-автомобилей. По тем временам машина выглядела очень даже футуристически, однако до серийного выпуска она так и не дожила.

8. АЗЛК Москвич-2143 «Яуза»

1991 год
Проект «Яуза» был выполнен в модных тогда тенденциях био-дизайна (округлый кузов, плавные переходы немногочисленных плоскостей и пр.). Кузов авто имел клиновидный профиль с очень высокой задней частью. Ряд окон был двойным, и подниматься/опускаться могли только нижние. Внутреннее обустройство Яузы существенно превосходило любые советские аналоги.

Судите сами: травмобезопасный руль, электрические стеклоподъемники, новая комбинация приборов, штатная аудиосистема, бортовой компьютер (отечественного производства). Машина оснащалась 95-сильным бензиновым двигателем, объемом 1,8литров.

9. АЗЛК Москвич-2142 «Князь Владимир» R5

1997 год
Отечественный автомобиль большого класса с кузовом, который серийно выпускался с 1997г. по 2002г. Авто отличал тихий ход и удлиненная база и оснащался французскими двигателями Рено либо карбюраторными двигателями ВАЗ и УАЗ. Всего было выпущено около 1500 автомобилей Москвич 2142 Князь Владимир R5.

10. АЗЛК Москвич-2142 «Иван Калита»

1998 год
Этот отечественный автомобиль представительского класса выпускался в переднем и полноприводном вариантах под нужды правительства Москвы с 1998г. по 2001 г. (до момента закрытия автозавода). Машина производилась штучно, вследствие чего встретить ее на улицах сейчас практически невозможно.

11. АЗЛК Москвич-2144 «Истра»

Понравилась статья? Подпишитесь на канал, чтобы быть в курсе самых интересных материалов

Источник

Почему «Москвич» с «автоматом» не пошел в серию, хотя мог

Превратившись из немецкого Opel Kadett в советский «Москвич-400», автомобиль еще долго опирался на техническую поддержу Германии, где инженеры в различных КБ продолжали совершенствовать и развивать конструкцию. Советская военная администрация Германии (СВАГ) развернула по стране привычные «шарашки», оплачивая лояльность немцев легким режимом и хорошим пайком. Безработные конструкторы пошли к русским, поскольку иного работодателя не было.

В одном из таких КБ в 1947 году была разработана автоматическая коробка для «Москвича» и собрано три экземпляра. Для ходовых испытаний купили пару подержанных Opel Kadett, установили новые коробки на старые машины и провели испытания. Третью коробку проверяли на стенде. По окончании работ в 1948 году изделия и документацию направили из Германии в Москву, в главный отраслевой инжиниринговый центр НАМИ, где их и похоронили.

Выпускать автоматические трансмиссии все равно было нереально. Даже в разрушенном состоянии Германия опережала нас на десятилетия. Кстати, Opel Kadett был изощреннее, чем получившийся у нас «Москвич». В частности, немецкий оригинал оснащался печкой, а у отечественной копии ее не стало из-за избыточной сложности.

Для «Москвича» второго поколения (402/407/403) автоматическую коробку изобретали своими силами, пытаясь освоить даже отдельные комплектующие. Одну коробку удалось собрать, установить на машину и в 1956 году передать для испытаний в НАМИ, где автомат опять похоронили, не оставив даже следа.

Начав работу над третьим поколением «Москвичей», из которого сначала получился М-408, а затем М-412, на МЗМА тем более захотели попробовать автоматическую трансмиссию. Главный конструктор А. Ф. Андронов отправился в Минавтопром на согласование. В министерстве автомобильной промышленности на него затопали ногами: с какой стати баловать советского человека, тратить деньги на разработку и тем более на производство.

Андронов не сдался и зашел с другой стороны, предложив купить патент на готовый «автомат» у фирмы Borg Warner. Идея не такая уж утопическая, ведь для освоения нового автомобиля, сокращая отставание СССР от заграницы, было разрешено купить патенты на сцепление Borg&Beck, тормозную систему Girling с дисковыми механизмами и вакуумным усилителем, трамблер и даже сиденья. В министерстве разрешили все, кроме коробки.

В Сети продают уникальный трехдверный УАЗ Astero

Как обкатывали новые автомобили в СССР, и почему это полезно делать и сегодня

Андронов сделал третий заход, предложив цикл ходовых испытаний для подоспевшего к этому моменту Москвича-412, но в экспортной модификации. Главный конструктор знал, что идея валютного заработка выигрышна, ведь иностранный клиент априори вызывал уважение в любом советском ведомстве. Получилось собрать два «Москвича» с автоматами Borg Warner: один на МЗМА, второй у дилера в Англии. И провести полноценные ходовые испытания, продолжавшиеся до осени 1970 года.

В результате было признано, что машина с АКП получилась хорошая, претензий по ресурсу не возникло, единственный недостаток — подтекание масла. Но в серию «Москвич» с автоматом не попал. Освоить производство таких коробок страна не могла. Выстраивать же с иностранными дилерами взаимоотношения таким образом, чтобы они сами ставили автоматы на «Москвичи», не хватило дипломатических навыков, а пригрозить привычным «Партбилет на стол!» невозможно.

В 1972 году Андронов с завода ушел и тема закрылась сама собой, напоследок мелькнув в экспериментальном «Москвич» 3—5−6. Примечательно, что энергии и воодушевления Андронова хватило увлечь идеей автоматической трансмиссии Ижевский филиал, и даже НАМИ — могильщика многих светлых идей. Но там результата не случилось.

Десятилетия, потраченные на борьбу с прогрессом, не остановили развития автоматических трансмиссий. Поэтому автомобиль «Москвич» всякий раз оставался без все более совершенной конструкции.

Читайте также:  Автомобиль шкода в астане

Первая автоматическая коробка передач для М-400 была трехступенчатой, последняя для М-2141 — вариатором. Кстати, «Москвич» 2141 задумывался очень изощренным, включая не только автоматическую трансмиссию, но и полный привод.

Источник

Проигравшие Ниве: внедорожные прототипы АЗЛК, не пошедшие в серию

Москвич-415 первой опытной серии – 1957

В связи с развитием в СССР в 50-е годы сельского хозяйства для помощи этой отрасли подключили многие КБ. Разрабатывались новые тракторы, специализированный подвижной состав. Не обошли вниманием и легковые автомобили. Внедорожники ГАЗ-М72 и Москвич-410/411 получили множество положительных отзывов, но их производство было весьма ограниченным. Однако при этом автомобили, и особенно Москвичи, имели весьма серьезные нарекания из-за слабой торсионной жесткости кузова. Работы по усилению конструкции проводились, но с небольшим успехом – радикальных изменений так и не произошло. Для сельского автомобиля нужна была совсем другая конструкция.

Разработка сельского джипа собственной конструкции началась в 1957 году под руководством заместителя главного конструктора МЗМА (Московский Завод Малолитражных Автомобилей, выпускавший автомобили под маркой Москвич) И.А. Гладилина. Для повышения жесткости конструкции автомобиля применили мощную лонжеронную раму с открытым кузовом, похожим по дизайну на известнейший военный джип Willys MB.

Впрочем, над дизайном особо не заморачивались, главной целью было опробовать прочность конструкции. Простой кузов имел брезентовые быстросъемные двери и тент на трубчатом каркасе. Рамка лобового стекла могла откидываться на капот и фиксировалась специальными застежками.

По агрегатам джип унифицировали с М-410. Так, оба неразрезных моста имели зависимую рессорную подвеску, а двухступенчатая раздатка была сблокирована с 3-ступенчатой МКПП. Управление раздаточной коробкой объединили с приводом включения переднего моста с помощью одного рычага. Джип оснастили 35-сильным мотором от Москвич-402, который не развивал должной для внедорожника мощности и пасовал на бездорожье. Опытный образец проходил испытания по заказу Минобороны СССР, но многоцелевой джип оказался не готов к воинской службе.

В сравнительных испытаниях с ГАЗ-69А и Willys MB Москвич проигрывал конкурентам в проходимости на бездорожье и эргономике. Военными отмечалась и меньшая грузоподъемность московского внедорожника, а из-за низко расположенной раздаточной коробки возникали сложности в движении машины в колее или по глубокому снегу.

Отдельно были отмечены эргономические просчеты конструкции автомобиля. Педали газа и тормоза оказались сильно сближенными, что усложняло вождение в сапогах или зимней обуви. Сиденья оказались неудобными, в результате чего у водителя и пассажиров возрастала нагрузка на спину. Из-за слишком низкого расположения рамки лобового стекла стеклоочиститель не справлялся со своими обязанностями, очищая от грязи только нижнюю часть стекла. Были случаи обрыва дверных ручек при передвижении по лесу – они легко цеплялись за ветки и обламывались. А из-за слабого отопителя зимой в машине было попросту холодно.

Полный список претензий и рекомендаций вмещался в несколько машинописных листов, но военные понимали, что испытывали они опытный образец джипа, и что конструкция самого автомобиля сама по себе оказалась успешной.

Москвич-415 второй опытной партии – 1959

Вооруженные силы СССР не отказались от применения на службе таких автомобилей, но «сырой» автомобиль не соответствовал требованиям военных и нуждался в комплексной доработке конструкции. На основе проведенных испытаний был составлен список рекомендаций, легших в основу следующих образцов Москвич-415. В течение 1959 года заводом были построены еще два опытных внедорожника.

Автомобили сохранили стилистику Willys, удачно дополненную новыми деталями экстерьера. Появилась новая решетка радиатора, передние фары от Москвич-407 и видоизмененный капот. Сзади – новые габаритные фонари и отделенные от них указатели поворотов. Кузов, как и на прежней модели, остался открытого типа, с матерчатыми дверьми и брезентовым тентом. В отличие от первого прототипа на 415 второй серии была установлена фара-искатель со стороны водителя. Автомобиль получил силовой агрегат от Москвич-407, включающий в себя более мощный 45-сильный карбюраторный двигатель и новую 4-ступенчатую МКПП.

Установка более мощного двигателя позволила улучшить проходимость машины, но все же она была далека от требований к военным внедорожникам. Силовой агрегат удручал частыми поломками, двигатель плохо грелся зимой и перегревался в тяжелых условиях летом, в коробке передач выходили из строя шестерни и валы, рвались полуоси. В общем, автомобили больше чинили и доводили, чем ездили на них.

Специалистами МЗМА были поставлены усиленные рессоры подвески от ГАЗ-69, были применены усиленные полуоси и карданные валы, по элементам кузова появлялось множество усилителей конструкции, изменена конструкция передних и задних сидений. В результате доработок в 1960 году родились внедорожники Москвич-415 с измененной передней маской, усиленной рамой и новой тормозной системой, а также шинами увеличенной ширины 6,70-14 против 6,40-14, применявшихся ранее.

Это помогло немного улучшить геометрическую проходимость, но машина все равно нуждам военных не отвечала и оказалась невостребованной. Критике подверглись управляемость джипа, близкое расположение педалей тормоза и газа, неэффективный отопитель, неудобное заднее сиденье и плохая обзорность с места водителя. В результате еще одной серии модернизаций родилась модель 415С, которая имела измененную переднюю маску и улучшенный салон, с новыми педалями и сиденьями.

Москвич-416 – 1960

На базе упрощенного варианта Москвич-415 с брезентовым тентом был создан джип Москвич-416 с цельнометаллическим кузовом. Предполагалось, что такой автомобиль будет широко применяться в сельском хозяйстве страны. Несмотря на дизайн, схожий с 415-й моделью, компоновка салона у автомобилей серьезно различалась. Вместо заднего дивана появились две жесткие двухместные откидные лавки, закрепленные на бортах, что дало возможность перевозить до шести человек. Запасное колесо разместили на кузове справа, почти над задним колесом.

Москвич-2148/2150 – 1973

Но на заводе не отложили тему компактных внедорожников в архив и в начале 70-х годов создали очередной полноприводный автомобиль. В соответствии с отраслевой нормалью 70-х годов новинка получила индекс 2148 для фаэтона с брезентовым верхом и открытым стальным кузовом и 2150 для универсала с цельнометаллическим кузовом. Как и прежде, автомобили базировались на мощной лонжеронной раме.

Автомобили имели цельные лобовые стекла, а 2150 наконец получил сдвижные форточки на всех окнах. Элементы интерьера выполнили из травмобезопасного пластика. Новые стеклоочистители позволили более эффективно очищать стекла, на что на предыдущих моделях постоянно жаловались испытатели. Конструкторы учитывали клиренс автомобиля и для удобства посадки применили подножки под каждой дверью. Передние сиденья имели жесткую подушку и всего одну продольную регулировку. Задние пассажиры при посадке должны были использовать заднюю дверь, открывавшуюся влево.

Автомобиль позиционировался как грузопассажирский, сзади даже не было воздуховодов для отопления салона. Как и на предшественнике Москвич-416, запасное колесо нового московского джипа разместили сбоку над правым задним колесом. Автомобиль оснастили агрегатами от Москвич-412, но двигатель был дефорсирован, что давало возможность использовать бензин А-76.

Для облегчения обслуживания автомобиля количество точек смазки было уменьшено до шести, а сам автомобиль оснастили предпусковым подогревателем и новой системой охлаждения двигателя. Для повышения проходимости сзади применили дифференциал повышенного трения с принудительной блокировкой, а раздаточную коробку передач сблокировали с картером заднего моста. Была предусмотрена возможность отбора мощности от раздатки на дополнительное оборудование: лебедку, насосы и прочее.

Рессорная подвеска всех колес имела стабилизаторы поперечной устойчивости спереди и сзади, а для повышения надежности тормозные барабаны сделали оребренными. Внедорожник мог по бездорожью буксировать прицеп массой до 850 кг, а максимальная скорость при движении по шоссе достигала 120 км/ч. Простенький и надежный джип, созданный специально для сельской местности, так и не увидел конвейер. На головном предприятии ему не смогли найти место для сборки, все мощности были заняты экспортным товаром, а возможность выпуска 2150 в цехах филиала завода в Кинешме осталась лишь в проекте – финансирование Министерством транспорта СССР начато так и не было. Прототип Москвич-2150 дожил до наших дней и экспонируется в автомобильном музее в Москве на Рогожском валу.

Иж-5 – 1970

Не отставал от своего флагмана АЗЛК и Ижевский автомобильный завод. Конструкторы завода в Ижевске, являвшегося по сути филиалом московского автозавода, имели амбициозные планы по созданию собственных автомобилей. Дескать, не только гайки крутить умеем, можем и сами придумать что-нибудь этакое. Первый полноприводный внедорожник, созданный в 1970 году и получивший имя «Иж-5», был, скорее, ходовым макетом, чем серийным автомобилем, – на нем отрабатывалась сама концепция компактного джипа с цельнометаллическим кузовом.

Помощь в разработке опытного образца оказали специалисты НАМИ. Машину проектировали так, чтобы в производстве обойтись без мощных прессов и вытяжки стального проката. Поэтому кузов Иж-5 получился предельно плоским, а ряд элементов сделали из холоднокатаной стали. Самой интересной идеей автомобиля являлся несущий кузов. Смелое решение, учитывая, что даже конструкторы МЗМА отказались от этой идеи, посчитав такой кузов ненадежным в условиях бездорожья.

Читайте также:  Автомобиль победа с 600

Двигатель, коробку передач, моторный щит, независимую переднюю подвеску на двойных поперечных рычагах, барабанные тормозные механизмы спереди и сзади, элементы пола и дверей – всё это позаимствовали у стоявшего на конвейере Иж-412, а вот компактная независимая задняя подвеска на торсионных упругих элементах и двухступенчатая раздаточная коробка передач были разработаны специально для этого проекта группой инженеров завода под руководством главного конструктора А.С. Кондрашкина.

При увеличении дорожного просвета конструкторы столкнулись с трудностью размещения двигателя УЗАМ-412, который не умещался в подкапотном пространстве джипа по высоте. Для уменьшения высоты двигателя пришлось разработать новый впускной коллектор и поставить горизонтальный карбюратор Solex. Испытания ограничились несколькими заездами по заводу и улицам Ижевска. Примитивный прототип доказал, что конструкция имеет право на жизнь, и конструкторы начали проектировать более современный автомобиль такой конструкции.

Иж-14 – 1972

В отличие от своего предшественника внедорожник Иж-14, представленный высокопоставленным чиновникам в 1972 году, имел новый кузов работы дизайнера Владимира Савельева. Конструкция автомобиля осталась неизменной – это был весьма симпатичный внедорожник с несущим кузовом.

Раздаточная коробка новой конструкции позволяла включать по выбору как задний, так и передний мост либо оба с понижающей передачей. Как на Иж-5, передняя подвеска на сдвоенных поперечных рычагах досталась от Москвича, а вот независимую торсионную заднюю подвеску пришлось все же заменить на зависимую рессорную, для унификации с 412-м Москвичом.

Параллельно с созданием прототипа Иж-14 на ВАЗе шли работы по созданию внедорожника ВАЗ-2121, причем ижевцы опережали своих тольяттинских коллег: в 1972 году существовал лишь макет Нивы в масштабе 1:5, в то время как на Иже вовсю шла доводка ходовых прототипов собственного внедорожника. К 1974 году прототип внедорожника проходил испытания на Дмитровском автополигоне НИЦИАМТ, где соревновался со своим главным конкурентом – ВАЗ-2121.

В ходе испытаний ижевский внедорожник проиграл машине из Тольятти по динамическим и внедорожным испытаниям. Завод в Ижевске принадлежал Министерству обороны и не подчинялся Минавтопрому СССР. Легковые автомобили были делом второстепенным, главной задачей для Министра обороны СССР тех лет было доведение до производства нового танка Т-72, и на доработку Иж-14 просто не выделили необходимой суммы, а двум внедорожникам одного класса было просто невозможно ужиться в условиях плановой экономики.

Заводу в Ижевске было предписано делать копии Москвичей. Такой вот печальный финал весьма удачного по конструкции автомобиля, который фактически был первым в мире внедорожником с несущим кузовом, почти доведенным до серийного производства.

Завтра расскажем о победителе этой заочной битвы – предсерийных прототипах Нивы.

Читайте также:

Для комментирования вам необходимо авторизоваться

Да ну они страшные! дизайн лады 4х4 отличный!

Источник

Несбывшиеся мечты: экспериментальные Москвичи, которых мы не увидели

К концу шестидесятых годов ситуация на Автомобильном заводе имени Ленинского Комсомола стабилизировалась. С конвейера вовсю сходил Москвич модели 412, который пользовался спросом как на внутреннем, так и на внешнем рынках. Однако конструкторы понимали, что через несколько лет модель выйдет в тираж. Прежде всего потому, что в стране вот-вот должен был заработать огромный автогигант, на котором планировали производить модернизированный FIAT 124. А Москвичу, по сути, было нечем крыть – «четыреста двенадцатый» хоть и выглядел неплохо на фоне прежних родственников, но новейшим мировым моделям вроде Renault 12 несколько уступал. Кроме того, на заводе в то время возникла интересная идея: а что если создать автомобиль более высокого класса, чем существующая модель? В качестве аналога руководство конструкторского бюро в прямом и переносном смыслах увидело немецкий Opel Rekord, который как-то проходил сравнительные испытания с «четыреста двенадцатым».

Серии 3–5: заранее устаревшие

Модель планировали «воткнуть» в отраслевую нормаль между перспективными ВАЗ-2101 и ГАЗ-24 – то есть на стыке третьей группы малого и первой группы среднего классов. Разумеется, при этом новый «большой Москвич» должен был использовать агрегатную базу старшего брата – модели М-412. Да и внешне новая машина должна была походить на старую довольно сильно, поскольку художникам в приказном порядке было задано воспроизвести внешность авто «в увеличенном виде», но со старыми линиями и решениями.

Такой ход совершенно лишал заводчан главного фактора «за» – времени. Дизайн Москвича был неплохим, но… по меркам шестидесятых годов, а не начала семидесятых. Неслучайно ведь отдельные дизайнеры АЗЛК восприняли директиву «в штыки» и просто покинули творческий коллектив московского автозавода, не согласившись рисовать «новый-старый» Москвич.

Поскольку планировалось освоить серийное производство перспективной модели примерно в 1973–1975 годах, большой Москвич получил индекс «3–5», а в зависимости от серии прототипов в конце к индексу прибавлялся порядковый номер: 3-5-1, 3-5-2 и т. д.

Москвичи 3–5 ранних серий снаружи сильно напоминали обычный 412-й

Благополучно дойдя до «модификации» 3-5-4, на АЗЛК осознали устарелость прототипа еще на стадии разработки. В первую очередь – из-за пресловутого дизайна. Однако в 1972 году на завод вернулись «диссиденты» Зайцев и Леонов – те самые, которые ушли с АЗЛК вследствие разногласий по дизайну модели 3-5-1. За несколько месяцев на волне энтузиазма команда единомышленников разработала «промежуточный» образец под индексом 3-5-5, на котором были обкатаны основные технические решения (в том числе – и во время реальных пробегов!). И уже в 1973-м будущий «большой Москвич», наконец, обрел свой вид, получив обозначение 3-5-6.

Большой Москвич по меркам начала «семидесятых» смотрелся весьма современно

(например, Renault и Fiat) к тому времени уже переходили на передний привод, на АЗЛК оставались верны классической концепции – по двум причинам.

Во-первых, даже чисто теоретически с машинами переднеприводной компоновки на АЗЛК не сталкивались. Во-вторых, максимальная унификация с моделью 412 предполагала практически полную идентичность по технике – а это значит, что автомобиль просто обязан был сохранить привод на задние колеса. Более того, многие узлы и агрегаты ходовой части также должны были остаться без серьезных изменений.

Единственное «но» – задняя подвеска: вместо архаичных рессор конструкторы решили установить пружины. На такое решение заводчан наверняка натолкнули новейшие Жигули, но при этом на Москвиче подвеска в любом случае оставалась зависимой.

Разумеется, более крупная и тяжелая машина не могла обойтись старым двигателем. Конструкторы предусмотрели гамму моторов объемом 1,7–2,0 л. Поэтому опытные образцы 3-5-6 были оснащены 1,8-литровым двигателем, изюминкой которого являлась система питания. Вместо примитивных советских карбюраторов на мотор установили пару «горизонталок» фирмы Stromberg – и что интересно, именно «стромбергами» в будущем планировали комплектовать все новые Москвичи!

Гидромеханический агрегат производства фирмы BorgWarner прекрасно «сдружился» с уфимским мотором. Такой впечатляющий «набор инноваций» объяснялся просто: во время демонстрации руководству страны автомобиль должен был произвести должное впечатление для того, чтобы его рекомендовали к запуску в серию.

Интерьер 3-5-6 выглядел эффектно даже в сравнении с Жигулями

Не срослось: постановку новой модели в тот момент в Минавтопроме посчитали нецелесообразной, поскольку это потребовало бы слишком серьезных производственных затрат, связанных с заменой и перенастройкой оборудования.

Однако наработки по модели 3-5-6 не прошли даром: дизайнеры подготовили модернизированный вариант «четыреста двенадцатого», в котором обновленная внешность и новый салон прекрасно уживались со старым кузовом и обычной техникой. Модель под кодовым индексом 412Н даже удалось поставить на конвейер – именно такой автомобиль в 1976 году начал выпускаться в Москве под индексом 2140.

С-серия: необычно до неудачи

После неудачи с большим Москвичом дизайнеры не опустили рук и начали работать над новым проектом, получившим название «Дельта». В этот момент произошло важное событие – у художников АЗЛК появилось собственное подразделение – Бюро художественного конструирования, благодаря чему дизайну (и дизайнерам!) на заводе стали уделять больше внимания, а у самих работников карандаша и шпателя появилась некая творческая свобода.

Такое психоэмоциональное состояние сразу вдохнуло жизнь в будущий проект. Специалисты завода будто стряхнули с себя тяжелые оковы прежних моделей, множественные технологические и идеологические ограничения.

Главное отличие Дельты от любого серийного Москвича – форма кузова. Внимательно следя за последними тенденциями мирового автопрома тех лет, дизайнеры сразу же решили делать его двухобъемным. Однако бытовало мнение, что большая пятая дверь в торце кузова ослабит его силовую структуру, а также приведёт к быстрому охлаждению салона зимой при пользовании багажником и проникновению запахов от грузов в пассажирский отсек. Конечно, сейчас эти «страшилки» звучат немного смешно, но в то время в мире встречались двухобъемные автомобили с небольшой крышкой багажника под неоткрывающимся задним стеклом. Фастбэк – именно так назывался такой тип кузова. Впервые в советских автомобилях его применили на Победе, а в семидесятые годы Opel даже выпускал «альтернативный» вариант параллельно с обычным хэтчбеком!

Читайте также:  Азс газпром розыгрыш автомобиля

Даже на стадии пластилинового макета прототип С1 выглядел очень «стильно, модно и молодёжно». Без шуток: внешность концептуального Москвича по меркам середины семидесятых была не просто современной, а даже немного опережала своё время!

Дизайн С1 впечатлял даже специалистов

В авангардном силуэте С1 неуловимо проскакивало что-то «саабовское» – видимо, Игорь Андреевич Зайцев смог немного «заглянуть в будущее», прочувствовав веяния автомобильной моды последних лет.

Прототип впечатлял и подходом к деталям: ручки дверей выполнили утопленными в специальные ниши, а капот заходил на плоскости передних крыльев. Интересный объем на плоскости крышки моторного отсека объяснялся компоновочными соображениями. Ведь в недрах подкапотного пространства скрывался новый силовой агрегат – 1,7-литровый двигатель АЗЛК-327 с необычной формой камеры сгорания и «трамблером», установленным в торце распределительного вала (точно так же десять лет спустя сделают на серийной «восьмерке»).

Двигатель С1 должен был работать в паре с коробкой КП-9, поскольку агрегат серийного Москвича не смог бы безболезненно «переварить» увеличившиеся мощность и объем. Кроме того, на «москвичовскую» коробку и так хватало нареканий, поэтому переносить «родовые болячки» на новую модель конструкторы не хотели.

Важнейшая инновация прототипа – передняя подвеска типа МакФерсон. Действительно, впервые в советской практике её установили не на ВАЗ-2108, а именно на Москвиче! Правда, в серию она пошла как раз на тольяттинском Спутнике, но это уже другая история… Да и задняя подвеска была выполнена независимой по «BMW-шной» схеме – то есть с рычагами, позволявшими разместить и полуоси с карданными шарнирами, которые передавали крутящий момент на колеса от редуктора главной передачи. Как и 3-5-6, «образцово-показательные» экземпляры С1 для пущего эффекта выкрасили в новомодный металлик.

Радикальная новизна концепции С1 не нашла понимания в профильном министерстве, поэтому об адаптации к серийному производству речь, к сожалению, даже не шла. Не помогла и хитрость в виде более «спокойного» макета с индексом С2.

С2 так и остался пластилиновым прототипом. Обратите внимание на индекс 21–41 на номерной табличке!

На самом АЗЛК в тот момент кипели кадровые страсти: прежний состав руководителей ушел, уступив место бывшим сотрудникам предприятия ЗИЛ. Увы, они были далеки от легковых автомобилей и могли проявить себя разве что как управленцы.

Понимая, что чрезмерная новизна может лишь навредить судьбе проекта, дизайнеры Бюро художественного конструирования немного «наступили на горло» собственной творческой песне и создали прототип С3, который выглядел намного традиционнее авангардного С1.

С3 выглядел гораздо спокойнее первого прототипа С-серии. Но это его не спасло

Во внешности ранних пластилиновых макетов С3 стало еще «больше сааба» – очевидно, что последние наработки шведской автомобильной компании не прошли незамеченными в Москве. Правда, передок опытного образца несколько видоизменили.

С передней частью у конструкторов и дизайнеров вообще возникла проблема. Двухобъемный кузов с сильным наклоном стекол просто обязан был стать клиновидным – иначе выделенный в отдельный объем передок было просто не увязан с остальной частью кузова. Увы, этому мешали компоновочные ограничения, ведь двигатель «четыреста двенадцатого» был довольно высоким. По этой причине дизайнерам пришлось «схитрить»: переднюю часть капота действительно сделали клиновидной, с наклоном к фарам, а дальше габаритную высоту сохранили и выполнили деталь плоской. Объемный капот сложной формы выглядел очень необычно, а его плоскую часть дополнительно выделили, покрыв черной матовой краской. В семидесятые годы так нередко делали автомобильные спортсмены, чтобы солнце или свет фар не бликовали в лобовое стекло.

Технически же С3 недалеко ушел от первого прототипа С-серии, который в этом плане был достаточно традиционным и не требовал дополнительного «заземления». Правда, для «смотрин» на государственном уровне ходовой прототип «зарядили» по высшему разряду, оснастив его двухлитровым двигателем и окрасив кузов в синий металлик отечественного производства!

Увы и ах… Опытный образец перспективного Москвича классической компоновки не впечатлил министра автомобильной промышленности Полякова. Нет, он «по старой памяти» не лоббировал интересы ВАЗа, на котором ранее занимал пост гендиректора. Увидев на Дмитровском полигоне французский хэтчбек Simca-1308, советский министр принимает решение: Москвич будет сделан на её базе. И станет переднеприводным.

А это значит, что все наработки в рамках С-серии к середине семидесятых годов были просто списаны в утиль. Увы, но на этом история развития московских легковушек пошла двумя путями: с конвейера по-прежнему сходили заднеприводные Москвичи, а конструкторы по «велению свыше» занялись новой для себя темой – передним приводом на базе все той же Симки…

Полноприводный Москвич: проходимости не хватило

На заводе работали не только над автомобилями классической компоновки: еще в конце пятидесятых годов на МЗМА начали активно заниматься автомобилями повышенной проходимости, поскольку лично Никита Сергеевич Хрущев поручил главному конструктору предприятия Александру Андронову создать автомобиль повышенной проходимости для жителей сельской местности. Увы, пошедший в серию Москвич-410 с кузовом от обычной легковушки не очень понравился самому Андронову, который понимал, что утилитарный внедорожник должен строиться «с нуля» и быть совершенно другим.

При этом на МЗМА в качестве «точки отсчета» взяли заокеанский Willys MB, конструкцию которого оставили практически без изменений, сохранив аутентичной даже внешность машины! Лишь агрегаты использовали собственные, «москвичовские» – за исключением узлов полного привода, конечно.

«Виллис-Москвич» был готов уже к осени 1958 года, и его даже сравнили с аналогами – как отечественным «газиком» модели 69А, так и американским «исходником» – оригинальным Виллисом 1944 года выпуска.

Несмотря на хорошие показатели проходимости, продемонстрированные во время испытаний, отдельные компоновочные решения оставляли желать лучшего, что сразу сказалось на уровне комфорта. Что и говорить, у открытого автомобиля с брезентовым верхом с этим, как говорится, всегда имелись большие проблемы.

Доработанная версия московского «джипа» получила обозначение Москвич-415. в ходе работ конструкторам удалось улучшить как трансмиссию, так и детали подвески.

Московский внедорожник внешне очень сильно напоминал американский Виллис

На самом МЗМА модель готовили с прицелом на «трудоустройство» в ВПК, ориентируясь изначально на техническое задание Министерства обороны СССР. Однако 415-й оказался плохо подготовлен к «тяготам и лишениям воинской службы»: оснащение не предусматривало ни обязательные предпусковой подогреватель и выключатель «массы», ни место для оборудования спецсвязи, ни ёмкости для армейского снаряжения. Отсутствовали даже такие сами собой разумеющиеся на военной технике мелочи, как буксирные крюки и поручни.

Дальнейшие испытания показали, что М-415 уступает по ряду параметров «обычному рядовому» – модели ГАЗ-69. Тем не менее военные по итогам приёмки все же рекомендовали автомобиль к серийному производству и его использованию в вооруженных силах.

Увы, в тот момент сам МЗМА не располагал достаточными производственными мощностями для выпуска такой машины в одиночку, а идея производства М-415 общими силами не нашла достаточной поддержки у технических партнеров и смежников, вследствие чего подготовка производства модели была просто приостановлена. А основной заказчик в то время прекрасно обходился продукцией других заводов, не испытывая недостатка в лёгких внедорожниках. Это и предопределило незавидную судьбу московского внедорожника.

Кроме открытой версии, существовал и цельнометаллический вариант М-416, который как раз и мог бы использоваться не только военными, но и обычными тружениками села. Увы, закрытый кузов к серийному выпуску даже не успели подготовить до того, как все работы по проекту были свернуты.

Когда в начале семидесятых годов руководство страны повторно вернулось к теме «автомобиль для села», на АЗЛК попытались воскресить свои наработки. Модернизированный прототип М-415 на агрегатах «четыреста двенадцатого» получил «нормальное» обозначение Москвич-2150.

Москвич-2150 – осовремененная модель 416

К сожалению, завод в то время не мог осилить даже сколько-нибудь заметную модернизацию заднеприводного Москвича, не говоря уже о создании и запуске в производство полноприводника. Поэтому было принято «политическое» решение – проект легкового автомобиля повышенной проходимости отдать все тому же ВАЗу – молодому автогиганту, лишь набиравшему обороты. Опять же, мог сказываться «фактор Полякова», который гласно и негласно благоволил собственному детищу.

Источник

Ответы на популярные вопросы