Автомобиль на базе десятки

Дизайн от Zagato, японский салон и чужой индекс: мифы и факты о ВАЗ-2110

Среди множества моделей с трудной судьбой, разработанных еще во времена СССР, «беременная антилопа» стоит особняком. Ведь именно «десятка» была для многих долгожданной моделью ВАЗ, наконец-то получившей «иномарочный» дизайн и мощный 16-клапанный двигатель, что позволило ей в начале нулевых конкурировать на равных с 10-15 летними подержанными «европейцами» и «японцами». Но при этом для тысяч владельцев и просто поклонников ВАЗ-2110 многое в истории, связанной с разработкой этого автомобиля, «осталось за кадром». Недостаток информации уже в нашем веке «форумные эксперты» нередко компенсировали забавными псевдофактами, подкреплёнными собственными «расследованиями». Сегодня мы попробуем пролить немного света на особенности рождения этого автомобиля, так и не получившего собственного имени, а навсегда оставшегося «десяткой».

С оветских дизайнеров неоднократно обвиняли в копировании зарубежных автомобилей — например, в случае с АЗЛК-2141 сходство с французской Simca 1308 было очевидным. А поскольку ВАЗ-2110 со своим «дуто-леденцовым» дизайном радикально отличался как от кирпичеобразных Жигулей, так и от угловатого «зубила», в происхождении внешности советско-российской новинки некоторые опознали «иностранные ноги». Audi 80 B3, Volkswagen Passat B3 и даже (частично) Saab 900 второго поколения — во всех этих моделях скептики видели основу «десятки». Более того, с подачи зарубежного издания «Wheels» (колёса!) еще на ранних стадиях работы над прототипами ВАЗ-2110 в качестве возможных «подрядчиков» называли и такую экзотику, как итальянское кузовное ателье Zagato!

Эскизы будущего: аэродинамические щитки на колёсах наглядно показывают, насколько дизайнеры хотели улучшить обтекаемость кузова «десятки»

Всё обстояло иначе и проще: многие решения в дизайне «беременной антилопы» объясняются стремлением добиться наилучшей аэродинамики. У советских конструкторов и инженеров были свои мотивы — например, обеспечить потяжелевшей машине лучшие динамические качества при той же мощности двигателя, как у прежних переднеприводников. Поэтому «зализывание» кузова с мягкими переходами и отсутствием выступающих элементов вроде колёсных арок и водосточных желобков было неизбежным, равно как и «бочкообразный» силуэт, в котором многие видели Audi 80 или Passat B3.

Предлагаем читателям с помощью этих фото самостоятельно ответить на вопрос, «слизали» ли ВАЗ-2110 с Пассата

Да, в 1986 году дизайнеры сталкивались «вживую» с новейшим Пассатом в СССР на Дмитровском полигоне, куда «бе-третий» вместе с VW Scirocco попал на зимние испытания. Да, деревянный макет «десятки» продували в аэродинамической трубе Porsche и для наглядности сравнивали с «бочкой». Однако общие пропорции кузова и отдельные решения (например, рамки дверей) на «десятке» и Audi отличались настолько, что говорить о прямом заимствовании нельзя.

Впрочем, ищущий «чужую кровь» да найдёт: в 1984 году в единственном экземпляре был создан ходовой макет Audi 80 Cw-Studie Concept, ставший прообразом «бочки» В3. И вот в его внешности при желании можно найти немного элементов, воплощенных в серийном ВАЗ-2110.

Уже ближе: форма переднего бампера, колёсных арок и корма Audi 80 Cw-Studie Concept действительно такие же, как на ВАЗ-2110

VW Auto 2000 – так Volkswagen видел «автомобиль 2000 года» в 1982 году. В нём легко опознаётся будущий Passat B3

В восьмидесятые годы на ВАЗе занялись проектом новой «классики», одновременно работая над версией седана на платформе уже готового к запуску в производство хэтчбека ВАЗ-2108. Параллельно над принципиально новым поколением Жигулей и четырёхдверным Спутником вели работы примерно до 1985 года. Вскоре от идеи глубокой модернизации классики решили отказаться, уж слишком много всего нужно было изменить и даже сделать заново. Поэтому заднеприводный ВАЗ-2112 так и остался на стадии дизайн-проектов, а вот «десятка-седан» должна была встать на отдельную нитку конвейера вскоре после выхода пятидверного ВАЗ-2109.

Этот макет Спутника-седана носит индекс ВАЗ-2110 совсем не по ошибке

Но начавшаяся перестройка с последовавшей нехваткой средств для финансирования новых разработок фактически поставила крест на быстром и успешном запуске перспективной модели на второй производственной линии. И тогда на заводе решили доработать сварочное оборудование так, чтобы вместе с переднеприводными хэтчбеками можно было изготавливать и кузова для седанов. Ну а «добавочным» индексом ВАЗ-21099 нарекли не просто так — чтобы запуск седана в серийное производство получился быстрее, официально четырёхдверную Самару стали позиционировать не как полностью новую модель, а как модификацию «ноль девятой». Такая хитрость позволила машине пройти в 1988 году не полный цикл приёмочных испытаний, а упрощенную госприёмку, что допускалось для модификаций. Впрочем, экономические реалии всё равно не позволили «девяносто девятой» встать на конвейер в восьмидесятые годы…

Ну а на второй конвейерной нитке в отдалённой перспективе должен был выпускаться всё-таки автомобиль под индексом ВАЗ-2110, но… уже совершенно другой! Речь именно о той машине, которая впоследствии и стала серийной «десяткой». Работы над этой моделью начались в 1985-м сразу после закрытия проекта «новой классики», а основная часть работ по новому переднеприводнику была выполнена до 1988 года.

Источник

Cемья-то большая: история развития платформы B0

Продолжая тему автомобильных платформ, нельзя обойти стороной конструкцию, ставшую основой для миллионов автомобилей нескольких производителей. Одна из самых массовых платформ современности – поначалу называемая у нас просто «логановской», а ныне известная уже практически всем под своим официальным индексом В0. Сегодня она может с успехом считаться «платформой всех времен и народов», ведь на ней выпускают не только обычные седаны, хэтчбеки и универсалы, но и полноприводные кроссоверы, коммерческие фургончики и даже пикапы!

Природа не терпит пустоты

В конце девяностых годов положение французской компании Renault было не лучшим. Новому руководству Renault Group в лице Карлоса Гона стало ясно, что успешным коммерческим проектом нового века может стать по-настоящему массовый автомобиль – этакий Renault 4 современности. Тем более, что «переехавший» в Турцию Renault 19 к этому времени уже откровенно устарел, а страны второго-третьего мира по-прежнему нуждались в надежной, доступной и неприхотливой машине, но – современной. Успех конкурентов в виде перелицованного Opel Kadett под названием Daewoo Nexia и более современного Lanos, а также собственное «зондирование» восточноевропейского рынка с помощью «переходных» моделей Dacia Nova/Solenza дали однозначный ответ: бывшие страны соцлагеря, экс-республики СССР и огромная (потенциально) аудитория вероятных покупателей в Южной Америке с удовольствием будут ездить на автомобиле ценового сегмента «лоу-кост» – конечно, если он окажется достаточно качественным.

Читайте также:  Автомобиль мастерская на базе шасси камаз

Французам нужно было создать конкурентоспособный автомобиль, который смог бы достойно ответить предложениям от GM – тем же Ланосу и Нексии, чешской Skoda Felicia, российским Ладам, наконец… Проект изначально задумывался как глобальный – с главными соперниками планировали бороться на «их территории». Вдобавок такая машина прекрасно подошла бы небогатым европейцам – в частности, румынам, которые еще в конце девяностых вовсю эксплуатировали «бессмертную» модель R12 тридцатилетней давности. А ведь к тому времени Renault Group стал владельцем завода в Питешти, производственные мощности которого нужно было срочно «загрузить» современной моделью. Не будем забывать и про большой рынок СНГ – в первую очередь, России, где автомобили такого класса, целевого назначения и ценовой категории традиционно любили, уважали и покупали. Одним словом, раз существовал спрос, должно было появиться и предложение.

Почему эта платформа сразу задумывалась как основа для множества различных моделей? Ответ очень простой – снижение затрат. Тотальная унификация позволяла как заметно сократить расходы на разработку отдельных моделей, так и снизить себестоимость их производства. Судите сами: вместо двух разных штампов можно сделать один, используя, к примеру, одну и ту же боковую дверь на совершенно разных, казалось бы, автомобилях – городском хэтчбеке (Sandero) и компактном кроссовере (Duster). Действительно, унификация отдельных моделей, построенных на «всереношной» платформе, достигает 70%! А это сулило сокращение производственных издержек, уменьшение ассортимента деталей и увеличение рентабельности. Деньги правят миром – и под руководством Карлоса Гона, известного как «убийца расходов», инженеры Renault Group занялись разработкой глобальной основы для автомобилей так называемого сегмента В. Он – самый массовый, универсальный и доступный не только у Renault, но и у других производителей. Но именно в Renault с помощью будущего Логана и ряда других моделей решили отнять у конкурентов крупный кусок рыночного пирога.

Технические особенности

Ключевым критерием при разработке новой платформы была цена серийного автомобиля: согласно техническому заданию, необходимо было уложиться в 5 000 евро для базовой комплектации четырехдверного седана. Такое жесткое ограничение бюджета наложило свои отпечатки на подход к проектированию платформы.

Во-первых, это классическая для этого класса компоновка: привод на передние колеса, поперечное расположение силового агрегата, передняя подвеска типа МакФерсон и задняя полузависимая балка (но не П-, а Н-образная).

Во-вторых, никаких сложных технических решений и максимальное использование узлов и агрегатов от предыдущих моделей. Несмотря на оригинальность и новизну платформы В0, конструкторы не уходили от прежних компонентов, а лишь вписали их в будущую гамму кузовов и моделей. Передняя подвеска и рулевое управление Логана были позаимствованы у Renault Clio и Symbol, задняя подвеска – от Renault Modus, сцепление с коробкой передач – «мегановские».

В-третьих, современный подход. Компьютерное проектирование, отсутствие ходовых макетов – все эти факторы позволили уложиться в 360 миллионов евро, сэкономив при этом около 20 миллионов. Обладая изрядным опытом в области создания подобных машин, французские инженеры минимизировали работу «по живому», работая, в основном, с математическими моделями. Необходимый практический опыт сочетания различных узлов все же был получен: «реношники» применили довольно ловкий «чит-код», проверив чуть ранее на деле элементы платформы В0 на румынских автомобилях Dacia переходного периода (Nova/Solenza). Именно поэтому к моменту запуска автомобиля в серию у них уже был положительный ответ относительно того, окажется ли будущая машина удачной. Простота конструкции приносила свои плоды – в простом, как автомат Калашникова, Логане было просто нечему ломаться!

Исходя из нелегких условий эксплуатации, в которых этим машинам предстояло жить и трудиться, конструкторы применили простую и надежную схему несущего кузова с прямыми передними лонжеронами и массивным подрамником. Снизу силовой агрегат прикрыли мощным металлическим листом – разительное отличие от западноевропейских и азиатских «неженок» с их хлипкими пластиковыми «защитами». Разумеется, клиренс практически любой модели на этой платформе мало в чем уступает иному кроссоверу, даже если это обычный седанчик вроде Логана первого поколения. «Живучести» на направлениях, которые у нас именуются дорогами, автомобилям должны были добавить и высокопрофильные колеса (80% на базовых Логанах!). Интересно, что запас прочности ходовой части таков, что в доработанном виде она «держит» не только обычную легковушку, но и кроссовер, а также семиместный компактвэн, грузовой фургончик и даже пикап! Пожалуй, до Renault-Nissan никто еще не выпускал на одной и той же платформе столько разных машин, причем не в ущерб потребительским качествам каждой из них.

На фото: Dacia Logan MCV

При этом «базовый» Логан технически недалеко ушел от обычной Самары – он был лишен даже таких «иномарочных» признаков, как гидроусилитель руля и кондиционер. Это и позволило в итоге снизить стоимость «входного билета» до уровня ВАЗов и бюджетных корейцев.

На фото: салон Dacia Logan

Важное отличие любого автомобиля на платформе В0 от более старых одноклассников вроде Нексии или Ланоса – длина колесной базы, достигшая 2,6 м. Этот важнейший параметр определяет вместимость салона и комфорт пассажиров, ведь именно от расстояния между передней и задней осями зависит, насколько автомобиль будет просторным внутри. Более длинная и низкая Нексия, к примеру, оказывается довольно бестолковой в плане удобства обитателей салона – какой смысл в длиннющих переднем и заднем свесах, если водителю за рулем тесно, а задним пассажирам банально некуда деть ноги?

Источник

111Fisher › Блог › ИНТЕРЕСНЕЙШАЯ Статья по Эволюции ВАЗ-овской ПЛАТФОРМЫ! + (наконец) только здесь я нашел коэффициент сопротивления Приоры! )

От «восьмерки» до Датсуна за 30 лет: платформа переднеприводных автомобилей ВАЗ

Вазовская «классика», не так давно покинувшая конвейер, подвела черту под использованием заднеприводной платформы, родоначальником которой стал легендарный ВАЗ-2101. Но, в отличие от нее, переднеприводная платформа живет и здравствует, несмотря на то, что ее возраст уже вполне зрелый даже по человеческим меркам.

Большинство производителей используют так называемые глобальные платформы – некую силовую основу-заготовку, которая может объединять автомобили самых разных классов и типов. Более того, в нашу эпоху одну и ту же платформу нередко применяют совершенно разные производители. Глядя на «продукты кооперации», сразу и не скажешь, что между машинами разных классов и марок может быть что-то общее.

Под единой платформой принято подразумевать компоновку и архитектуру – определённые «базовые» точки крепления узлов и агрегатов, их тип и структуру. Подобная унификация преследует единственную цель – процесс производства становится дешевле и быстрее. Разработка платформы всегда требует больших денег, а потому производители стремятся использовать её как можно дольше. Известны случаи, когда одна и та же силовая основа применялась на нескольких поколениях одной и той же модели подряд!

Читайте также:  Автомобиль лада 1119 2101

Не стал исключением и ВАЗ – звучит немного удивительно, но в любом переднеприводном автомобиле с ладьей на капоте (за исключением «ларгусоподобных») есть «частичка зубилы», поскольку все они выполнены на единой платформе, которая впервые была воплощена в серийном автомобиле в 1984 году. Это был ВАЗ-2108, ставший основой для не только для собственного семейства, но и для всех последующих переднеприводников.

Проект Гамма-1 (Самара)
В середине семидесятых годов специалистам ВАЗа стало понятно, что будущее в малом классе за передним приводом. Фиатовская платформа еще не устарела, но для следующего поколения автомобилей она не годилась. Поэтому в рамках соглашения между ВАЗом и Porsche были начаты работы по переднему приводу. Заводчане стремились привлечь к новому проекту и FIAT, но эта компания сотрудничать с Волжским заводом по переднему приводу отказалась и порекомендовала инжиниринговую фирму UTS, которая занималась разработкой технологий. Таким образом, новая платформа рождалась в трех «мозговых» центрах в Тольятти, Турине и Штутгарте.

Проект «Ладога» – прообраз будущей «восьмерки»

Изначально контракт предусматривал разработку лишь одной базовой модели – трехдверного хэтчбека, модели ВАЗ-2108 с двигателем объемом 1,3 л. Однако впоследствии специалисты ВАЗа самостоятельно разработали и пятидверные версии с кузовами типа хэтчбек и седан, а также двигатели иного рабочего объема. Со временем этот опыт пригодился и в разработке следующих поколений переднеприводников ВАЗ – в частности, десятого семейства.

Плод сотрудничества ВАЗа и Porsche – ВАЗ-2108. Первые товарные автомобили поступили в магазины 19 декабря 1984 года

При разработке платформы к некоторым решениям приходили не сразу. Например, на первой серии в силовой структуре кузова применили прямые лонжероны, упиравшиеся в моторный щит и переднюю панель. Однако конструкторы «подсмотрели» у одноклассников (Fiat Ritmo и Opel Kadett) более прогрессивное решение – ниспадающие лонжероны, заходящие в переднюю часть пола. Оно обеспечивало лучшую жесткость передней части несущего кузова и одновременно улучшало пассивную безопасность, поскольку конструкция обладала лучшей энергоёмкостью.

Пятидверная Самара отличается от «восьмерки» боковинами и дверями

Проект платформы, получивший условное название «Гамма-1», довольно типичен по компоновке для автомобилей С-класса восьмидесятых годов: поперечное расположение силового агрегата, передняя подвеска типа Макферсон, реечное рулевое управление, закрепленное на моторном щите, П-образная балка сзади, плоский бак под задним сидением – вот, пожалуй, главные отличительные черты вазовской платформы. В отличие от современных переднеприводников, Спутник оказался лишен переднего подрамника – вместо него в подвеске предусмотрели поперечные рычаги и продольную растяжку.

В отличие от современных переднеприводников, Спутник оказался лишен переднего подрамника – вместо него в подвеске предусмотрели поперечные рычаги и продольную растяжку

Важнейшим параметром любой платформы является колесная база – расстояние между передней и задней осями. У Самары этот параметр равен 2 460 мм – именно он определяет такие важнейшие критерии, как вместимость салона. Конечно, известны случаи, когда в рамках одной и той же платформы колесная база заметно отличается (как, например, у Logan и Logan MCV), но у вазовской платформы нет особого «запаса прочности», поэтому база переднеприводной платформы колеблется в районе 2,5 м. С одной стороны, на переднеприводном автомобиле увеличить длину проще, чем на машине с задними ведущими колесами, но при этом нельзя забывать о жесткости и прочности несущей конструкции. Именно поэтому в своё время вазовцам при разработке минивэна Надежда пришлось использовать узлы и агрегаты полноприводной Нивы, а не платформу Самары или «десятки».

Конструкция рулевого управления и задней подвески все это время оставалась неизменной

Разные модели Самар отличаются габаритной длиной, но не колесной базой!

Жесткость трехдверного кузова базовой модели 2108 по меркам восьмидесятых годов получилась неплохой – 8 200 Нм/градус. К сожалению, «многодверные» модификации не могут похвастать подобной «твердотельностью»: жесткость кузова на кручение у ВАЗ-2109 составляет 6 800 Нм/градус, а седаны (21099 и 2115) получились и вовсе «пластилиновыми» – всего-то 5 500 Нм/градус, что даже хуже, чем у заднеприводных Жигулей! А ведь именно жесткость кузова является важнейшим эксплуатационным параметром, поскольку она определяет управляемость и устойчивость автомобиля. Податливый кузов «дышит» и «гуляет», из-за чего автомобиль хуже слушается руля и ведёт себя менее предсказуемо.

Наиболее жестким на кручение является трехдверный кузов

Пятидверная версия Самары чуть уступает трехдверке по жесткости кузова

У «девяносто девятой» наиболее «пластилиновый» кузов в семействе

Семейство 2110
С одной стороны, обкатанная на Самаре переднеприводная платформа упрощала задачу конструкторам при разработке автомобиля следующего поколения. Однако при этом им неизбежно пришлось «привязаться» не только к прежней компоновке, но и к основным массогабаритным параметрам. Именно поэтому сделать новую модель комфортабельнее «восьмерки» можно было лишь до известной степени. «Десятка» сохранила концепцию проекта «Гамма»: Макферсон спереди и полузависимая балка сзади, поперечно расположенный силовой агрегат, привод на передние колеса… Колесная база по сравнению с исходником восьмой модели немного увеличилась (2 492 мм), но радикально повлиять на вместимость салона (и пространство для ног задних пассажиров) такие изменения не смогли.

Колесная база по сравнению с Самарой немного увеличилась

Кузов «десятки» стал чуть совершеннее, но принципиально конструкция особо не изменилась

Впрочем, «десятка» действительно получилась более прогрессивным автомобилем в сравнении с Самарой, несмотря на общность платформы. Кузов стал заметно более обтекаемым не только визуально – коэффициент лобового сопротивления (Сх) для базового седана 2110 составляет 0,347 против 0,463 у «восьмерки»,
а у пятидверного хэтчбека 2112 этот параметр еще ниже – 0,335!

Кроме того, кузова автомобилей десятого семейства стали заметно жестче – от 7 400 Нм/градус (пятидверный универсал 2111) до 8 400 Нм/градус у седана 21102.
Интересно,
что длиннобазные мелкосерийные версии Премьер и Консул были еще жестче (!) – 10 500 и 14 300 Нм/градус,
ну а двухдверная версия спортивной «сто шестой» обладала и вовсе выдающейся жесткостью кузова в 51 800 Нм/градус – по сути, это уже уровень гоночного, а не гражданского автомобиля.

Компоновочные решения 2110 повторяют «зубильные»

«Десятка» стала более жесткой и обтекаемой, чем Спутник

Обидно, что автомобили «десятого» семейства отличались большей жесткостью кузова, чем Самары, но при этом реакции новой модели на действия водителя были более «размазанными». Несмотря на решения вроде вклеенных стекол, потяжелевший автомобиль утратил ту характерную остроту реакций, за которую советские (и не только) автомобилисты ценили и уважали переднеприводные ВАЗы. Скорее всего, причина крылась в более податливом передке, из-за которого передняя подвеска имела большую степень свободы, чем у «зубила».

Читайте также:  Автомобиль с автоматической коробкой передач китайские автомобили

Длинные версии «десятки» были заметно просторнее обычных машин

Несмотря на то, что переднеприводная платформа накладывала определённые ограничения, на ВАЗе даже разработали вариант полноприводной модификации универсала с многорычажной задней подвеской – примерно по такой же схеме свои «фомоушены» производит концерн Volkswagen.
Увы, серийно автомобили на базе проекта «Гамма» так и остались переднеприводными не только в первых двух поколениях, но и во всех последующих генерациях.

ВАЗ-21106 – наиболее жесткий кузов среди переднеприводных автомобилей на платформе «Гамма»

Калина
Несмотря на то, что формально Калина относится к более низкому классу автомобилей (сегмент В по современной классификации), она базируется все на той же платформе, что и предыдущие переднеприводные модели ВАЗ. В рамках работы над проектом А-93 для Елабуги предусматривалась новая платформа (с уменьшенной колеей по сравнению с 2108), но… так получилось, что в девяностые годы завод с трудом осваивал даже «косметические» модернизации своих старых моделей. Разработка и запуск в производство оригинальной платформы в тот момент были непосильной задачей. Вдобавок оказалось, что проверенная временем платформа не особо и устарела – конечно, если будущую модель относить не к гольф-классу, как это было с Самарой, а к сегменту В, которому на тот момент по основным параметрам как раз и соответствовала вазовская платформа.

Калина – новая машина на прежней платформе

Принципиальная компоновка силового агрегата неизменна – спереди поперечно

Колесная база новой модели под названием Калина (2 470 мм) незначительно отличается от предшественниц. Да и в техническом плане автомобиль с совершенно другим дизайном оставался прежним – все тот же передний привод, Макферсон и балка, реечное рулевое управление… Однако конструкторы использовали пространство гораздо рациональнее, а благодаря компьютерным технологиям (математические модели и 3D-графика) Калина стала совершеннее и комфортабельнее. По сути, именно на этой модели вазовцам удалось «выжать» из проекта «Гамма» максимум, избавив Калину от эргономических недостатков Самары и «десятки». Как оказалось, старая платформа обладала немалым потенциалом и позволила создать на стыке веков вполне современный и конкурентоспособный автомобиль бюджетного сегмента.

Клапанная крышка Гранты (слева) намекает, что у неё много общего с обычной Самарой

Приора
Не секрет, что Приора является модернизированной «десяткой». Колесная база по сравнению с прежней моделью практически не изменилась (2 492 мм), но были привнесены достаточно серьезные нововведения в силовую структуру кузова,

который стал более обтекаемым (Сх = 0,320)

Модернизация штампов позволила улучшить соединения кузовных панелей,
сделать более точными переходы и сопряжения.
В остальном же Приора не особо отличается от остальных переднеприводных автомобилей из Тольятти,
разве что в задней балке появился встроенный стабилизатор.

К сожалению, ограничения технологического характера не позволили конструкторам увеличить колесную базу и изменить проем задней двери – оба эти новшества положительно сказались бы на ходовых качествах автомобиля и комфорте пассажиров.
Увы, история не предполагает сослагательного наклонения – Приора стала более комфортабельной, чем Самара и «десятка», но все такой же тесной по меркам современного С-класса.
Да и разработанные в начале нулевых годов одноклассники вроде Логана были уже намного просторнее, чем новая вазовская машина на все той же платформе.

Приора – как десятка, только лучше

Впрочем, ЗАО «Супер-Авто» выпускало удлиненную Lada Priora Premier.
Как и в случае с «десяткой», все 175 мм прибавки длины приходились как раз на колесную базу – а именно на пространство в зоне задней двери.
«Растянутая» Приора выглядела не столь органично, как обычная, зато она была самой комфортабельной машиной, соответствуя по запасу пространства для ног задних пассажиров стандартам современного С-класса.
Ну а ее идеологической преемницей можно считать Lada Vesta Signature.

Длинная Приора также называлась «Премьер»

Гранта
Как и в случае со связкой «десятка»-Приора, Гранта является дальнейшим развитием Калины. Аэродинамика кузова по сравнению с прежней моделью улучшилась на 8%, то есть коэффициент аэродинамического сопротивления Cx у этой модели составил 0,367.

Конструкторы постарались вернуть автомобилю на все той же платформе «зубильную» управляемость. Для этого подвеску перенастроили – изменили калибровки амортизаторов и подобрали новые углы установки колес. В итоге Гранта «поехала» заметно лучше прежних моделей, напоминая реакциями советскую «восьмерку». Но при этом модель оказалась заметно комфортабельнее – по сравнению с предшественницами снизился уровень шума и вибраций от двигателя и колес. Конечно, Мерседесом тольяттинская машина не стала, но для своего назначения и ценовой категории автомобиль получился вполне приемлемым. Не будем забывать, что Гранта не только оставалась в В-классе, но и позиционировалась производителем как автомобиль так называемого low-cost сегмента, то есть бюджетного ценового диапазона.

Снаружи Гранта сильно отличается от первых переднеприводников. Но – не с «изнанки»

Datsun (on-DO и mi-DO)
Несмотря на японское название Datsun, в качестве «заготовки» для модели on-DO была использована Гранта, а для хэтчбека mi-DO – Калина. Соответственно, под кузовом Датсунов с дизайном от Кодзи Нагано скрывается все та же вазовская платформа с тридцатилетним стажем.

Японские технологии? Советская платформа!

Несмотря на то, что ниссановцы «перетряхнули» российскую конструкцию, принципиальных отличий от исходника практически нет. Разве что заднюю точку крепления выпускной системы перенесли на лонжерон, но вряд ли это можно считать существенными изменениями в силовой структуре кузова. Впрочем, оно и неудивительно – в целях минимизации затрат платформу практически не трогали, а лишь улучшали вибро- и шумоизоляцию кузова, модернизировали работу механизма переключения передач и т.д.

К слову, именно перевоплощение Гранты в Datsun наглядно демонстрирует удачность старой доброй платформы – если бы она была хуже, чем у бюджетных конкурентов, вряд ли уважаемая японская компания тратила бы на неё свои силы.

Проект С предусматривал новую платформу для автомобилей С-класса. Не срослось

Последние годы жизни
АВТОВАЗ не собирался использовать платформу «Гамма» до бесконечности:
еще в 2006 году государственная корпорация «Ростехнологии» и канадская компания «Magna International» начали совместную разработку новой платформы Lada C.
Она должна была стать основой для целой серии автомобилей Lada сегмента С.
Увы, кризис 2009 года поставил точку на проекте,
а после приобретения альянсом Renault-Nissan четверти акций АВТОВАЗ проект был остановлен.

Vesta – новая модель АВТОВАЗа во всех смыслах

Источник

Ответы на популярные вопросы