Автомобиль на воде в узбекистане

80-й будешь? Экспедиция Ravon и весь колорит автомобильного Узбекистана

«Мы можем предложить вам любой автомобиль при условии, что это будет Ravon/Chevrolet белого цвета», — перефразируя легендарного Генри Форда, мы абсолютно точно описываем Узбекистан автомобильный. В эфире экспедиция Ташкент — Минск, мы уже посетили завод, увидели, как собирают Ravon, — и теперь едем по стране, разглядываем автомобильный парк. На чем ездят узбеки? На эксклюзиве! Страна эксклюзивных автомобилей, и в большинстве своем это Chevrolet/Ravon. Куда бы вы не поехали, на какую улочку не свернули бы, с вероятностью 98% вам встретится Chevrolet (он же Ravon), и он непременно будет белого цвета. Других цветов здесь как будто не существует.

Цвет автомобиля — белый. Другие цвета узбеки не любят, хотя в продаже они есть

Думаете, это из-за жаркого сухого климата? Не только, ведь еще есть вездесущая пыль. И когда ты встречаешь автомобиль не белого цвета (иногда в потоке мелькают черные Chevrolet Captiva и Malibu), обычно он выглядит грязным. «У меня в гараже стоит черный Chevrolet Malibu, — рассказывает нам местный фермер Анвар, — но я на нем только в город езжу, потому что через полчаса в деревне он выглядит как 10-летний. А все белые машины — как будто только что из автосалона! Мыть нужно гораздо реже!»

Итак, все ездят на местных белых Chevrolet, они же Ravon. А другие марки? Другие бренды — примерно как Bentley в Минске, иногда встречаются, бывает, даже пару раз за поездку. В Узбекистане можно купить автомобили импортных брендов: в Ташкенте можно встретить Lada и Hyundai. Но обилия машин других брендов нет.

— А зачем мне другая машина? — объясняет таксист Карим, протирая свой белоснежный Damas. — Запчасти дешевые, любую неисправность можно починить в сельском гараже, потому что умельцы знают о них абсолютно все. С иномаркой здесь только проблемы будут. Вообще, наши машины очень выносливые. Американцы из General Motors специально готовили их суровым условиям эксплуатации. Вы видели, как мы грузы возим? На обычный Ravon R4 чуть ли не тонну грузим, и ничего, не ломается…

Chevrolet Damas — это основной коммерческий транспорт Узбекистана. Так как страна по-настоящему независимая, эту машину можно продавать без оглядки на экологию и безопасность. Damas карбюраторные, без подушек безопасности — зато очень выносливые. Эти малыши возят по 8−9 человек, а местные грузят в них до 2 тонн груза

Угловатый «холодильник» Damas — царь и бог узбекских дорог. Ему нет равных ни на шоссе, ни на бездорожье. Заднеприводная рамная «буханка» обладает целым рядом достоинств: компактные размеры позволяют ездить в пробках как на скутере, по двое в полосе, а вагонная компоновка — загружать максимум людей и багажа. И местные не стесняются: добавляют пару листов в задние рессоры и возят до 2 тонн. 3-цилиндровый моторчик объемом 796 «кубиков» выдает 38 л. с. Причем сотню Damas набирает за 41 секунду, а дальше как повезет: степь может закончиться раньше, чем он выйдет на максималку…

В Узбекистане очень красиво. Советуем всем ехать, страна вот-вот станет туристическим хитом

Читайте также:  Автомобиль троит при движении

А еще, как ни странно, узбекская периферия очень любит «Волги» — их используют как вьючные повозки, для перевозки стройматериалов и мебели. Выглядят они как машины из «Безумного Макса»: сильно побитые жизнью, но зато с силовым багажником на крыше, опоры которого (из водопроводных труб) вварены прямо в лонжероны, сквозь проделанные дыры в кузове. Все эти «Волги» ездят с прицепами, пол которых находится на одном уровне с багажником, и на них перевозят буквально тонны грузов. Один раз видели, как на крыше везли толстенную 6-метровую арматуру, прутов около 50. Второй раз — несколько мебельных гарнитуров.

В багажнике — газовый баллон, в салоне — шестеро узбеков, поэтому весь скарб обычно везут на крыше. У кого это просто баулы с товаром, а кто-то разжился несколькими гарнитурами «генеральши Поповой».

Впрочем, это скорее рабочие лошади. Потому что есть очень живые и ухоженные экземпляры. Соли на дорогах нет — поэтому любителям советской классики можно ехать в Узбекистан. Интересных советских машин в хорошем состоянии там много.

Но «на повседнев» узбеки предпочитают Ravon/Chevrolet. Их очень любят — холят, лелеют, тюнингуют. Причем денег на это не жалеют: сейчас в моде переделка салона с использованием деталей от Mercedes-Benz C-класса! А еще в тренде мультимедийные системы с экраном: узбеки любят смотреть ролики прямо во время движения. Но такая переделка законодательно запрещена, поэтому здесь особой популярностью пользуются «головы» с выезжающим монитором, к которым местная ГАИ придраться не может.

Наши три Ravon абсолютно стоковые, но все равно вызывали большой интерес, потому что не белого цвета — а такие в Узбекистане видят редко

Все авто, что в Ташкенте, что на периферии, — в идеальном состоянии. Ни царапинки, ни вмятинки, зато все затонированы и почти наверняка на опционных литых дисках. Зарплаты в Узбекистане небольшие, копить на авто нужно годами, поэтому их берегут, ими гордятся. И каждые 2−3 года меняют на новые, а «бэушка» уходит на периферию, где продолжает содержаться в таком же идеальном состоянии.

Даже старые Ravon/Chevrolet выглядят идеально благодаря сухому климату — с кузовами здесь проблем нет

Хотя, может, все эти бесконечные Ravon/Chevrolet лишь кажутся такими идеальными — кузов в сухом теплом климате не ржавеет, поэтому внешне все ок. А вот насчет технического состояния могут быть вопросы: периферийные дороги местами оставляют желать лучшего, напоминая военный полигон. Но узбеков это абсолютно не смущает, они несутся со скоростью 120−130 км/ч по любому покрытию, лишь чудом не чиркая газовым баллоном об асфальт.

Дороги в Узбекистане могут быть очень разного качества, но Chevrolet/Ravon держат темп и на новенькой бетонке, и на периферийном серпантине. Пробить подвеску нереально — скорее лопнет колесный диск

На фото — заправка мечты, потому что здесь есть бензин и вас не обманывают. В дороге нам дважды продали 80-й бензин под видом 92-го, еще трижды мы сами заправлялись 80-м, потому что не было другого выбора. Но Ravon, нужно заметить, даже не «чихнули» — похоже, они адаптированы ко всему плохому: дорогам, бензину…

И это дает повод в очередной раз удивиться «неубиваемости» наших Ravon. Газового оборудования на них не было, поэтому заправляли, чем могли. И догадаться, что в баке 92-й, можно было только по динамике разгона: на плохом топливе Ravon становились чуть более медлительными. Но при этом никаких звуков детонации, никаких ошибок на панели.

Читайте также:  Акт приемки автомобиля по договору дарения

И никаких «пробоев»! Дороги, как мы уже говорили, местами очень впечатляют, но для потока это не повод сбрасывать газ. Честно говоря, поначалу было даже страшновато, и первые пару дней мы тормозили весь поток: притормаживали перед каждой ямой, спокойно разгонялись со светофора, держали 90 км/ч на трассе. Нас обгоняли справа и слева, подпрыгивая на ямах и хаотично перестраиваясь из ряда в ряд, вместо поворотников используя клаксон. Пришлось менять свои привычки: со светофора — газ в пол, ямы — игнорируем, медленнее 110−120 км/ч на трассе не едем. За несколько дней в таком режиме мы получили несколько «булок» на колесах и один поврежденный диск, но, как уже говорилось выше, — ни одного «пробоя»! Очень выносливые подвески, настолько, что раньше сдаются шины, чем автомобили.

Приятно порадовал расход. И расходы вообще. Несмотря на динамичный стиль вождения, в городском режиме все три Ravon, если верить борткомпьютеру, кушали около 9−9,5 литра. На трассе и того меньше: у R2 получилось 7,2 литра, у R4 — 7,6. Больше всего, как ни странно, у R3 — 8 литров. Возможно, это из-за разных водителей: ехали колонной, но у каждого свой стиль езды.

Также в Узбекистане нам пришлось делать «нулевое» ТО, оно обязательно при пробеге 3 тысячи километров: нужно заменить масло и масляный фильтр. Все эти процедуры, с работой и ручной мойкой, обошлись нам примерно в 70 долларов — за 3 машины, напомним. В Беларуси ТО для Ravon тоже недорогое: около 200 рублей стоит каждое ТО, что для новой машины отличная цифра.

В общем, Узбекистан автомобильный оставил интересные впечатления: много эксклюзива, много белых Chevrolet/Ravon. И самое главное — приветливые и доброжелательные люди, низкие цены и очень колоритная атмосфера. Поэтому очень советуем Узбекистан туристический.

О том, что делать туристу в Узбекистане, расскажем в следующей статье.

Автоцентр «Мультимоторс» — официальный дилер Ravon в Республике Беларусь.

Источник

Грядет передел узбекского автомобильного рынка?

Это знаменательное событие для Ташкента, который шаг за шагом укрепляет позиции автомобильного лидера в Центральной Азии.

Отсюда вопрос: не многовато ли автомобильных заводов для Узбекистана и как их будут продавать?

Отметим сразу, что крупные производители, прежде чем решить инвестировать в новый проект в какой-либо стране, тщательно исследуют рынок и рассчитывают рентабельность. Если два крупных автоконцерна решили построить заводы в Узбекистане, значит, они считают это целесообразным.

Узбекский рынок явно не насыщен

Первый момент, который стоит отметить: узбекский рынок еще очень далек от стадии насыщения, по уровню автомобилизации страна сильно уступает некоторым соседям.

Чтобы Узбекистану достичь показателя в 237 автомобилей на 1000 человек населения (для сравнения, в Казахстане 250 автомобилей на 1000 человек), республике требуется нарастить автопарк примерно на 8 млн. единиц. При этом продажи автомобилей в Узбекистане сравнительно невелики и составили в 2018 году около 203 670 автомобилей, а в 2019 году — почти 266,5 тысячи.

Причины этого довольно просты. Во-первых, узбекский рынок фактически закрыт для иностранных автомобилей высокими пошлинами и НДС. Хотя правительство делает определенные шаги по либерализации внутреннего рынка, тем не менее, полностью открывать его не хочет, поскольку не желает навредить собственной автомобильной промышленностью, дающей высокооплачиваемые рабочие места.

Читайте также:  Автомобиль ссангйонг кайрон фото

Во-вторых, основной производитель автомобилей — UzAuto Motors – работает не на полную мощность, а примерно на 90% от своей проектной производительности, и при этом часть автомобилей поставляет на экспорт.

В-третьих, цены на автомобили в Узбекистане ощутимо выше, чем в России или Казахстане. В марте 2020 года UzAuto Motors снова пересмотрел цены и поднял их на 15-20% почти по всей линейке. Подорожание вызвало острое недовольство потенциальных покупателей и даже привело к флэш-мобу отказа от покупки, то есть фактически к кампании по бойкоту этого автопроизводителя.

Обострение конкуренции

На мой взгляд, основная тенденция в развитии узбекского авторынка будет состоять в обостряющейся конкуренции автопроизводителей – фактически за его передел.

Судя по ряду аналитических отчетов, сложилось несколько перспективных ниш, в которых спрос не удовлетворяется в достаточной степени.

В сегменте наиболее дешевых и массовых автомобилей пока что без перемен. Концерны будут соперничать за внимание того потребителя, у которого есть деньги для покупки машины. Новички на узбекском авторынке пока не собираются ломать сложившееся положение и выдвигать заявок на лидерство, придерживаясь консервативной линии. 20-30 тысяч автомобилей в год по сходной цене можно продать почти при любых условиях. Но в дальнейшем ситуация может измениться, если окажется, что новые машины лучше и дешевле тех, что уже имеются на рынке.

Volkswagen имеет хорошие шансы: это крупный автопроизводитель с суммарной мощностью выпуска до 10 млн. единиц в год, с большим опытом производства самых разнообразных моделей. Его выход на узбекский рынок пока можно рассматривать как пробу. Если она будет удачной, то этот концерн вполне может за несколько лет подвинуть прежнего лидера в сторону.

И про экспорт

По отчету АО «Узавтосаноат», в 2019 году экспорт автомобилей вырос до 14 740 штук при производстве 271 тысячи единиц. Доля экспорта составила всего 5,4% от выпуск. Значительная доля поставок осуществлялась в Россию.

Среди других направлений: Казахстан, Афганистан, страны Ближнего Востока, Украина и даже Африка. Кроме этого, вырос экспорт автомобильных комплектующих: фары, штампо-сварные детали, аккумуляторы, детали отопления и вентиляции, пластиковые детали – в основном в РФ.

Экспорт — неотъемлемая часть развития современной автопромышленности, и многие страны имеют очень высокую долю экспортной продукции; например, Турция вывозит до 80% своей автомобильной продукции. Поставки за границу также дают валютную выручку.

Однако Узбекистан имеет весьма невыгодное транспортное положение и ему трудно поставлять автопродукцию по всему миру из-за высоких транспортных издержек. К тому же ощущается некоторое недоверие к этой продукции и на внутреннем рынке.

Жесткие протекционистские меры по защите этого сегмента от наплыва иностранных автомобилей могут негативно повлиять на ситуацию, ведь определенные шаги уже привели фактически к бойкоту автомобилей UzAuto Motors.

Экспорт вносит в борьбу за узбекский рынок интересный и пока что плохо учитываемый фактор. Концерн, который сможет наладить эффективную и недорогую логистику автокомпонентов или же сумеет быстро достичь высокой степени локализации с приемлемой стоимостью, на фоне недонасыщенности рынка и недовольства покупателя, может внезапно, вопреки ожиданиям, оказаться в лидирующем положении. Кто именно это может быть — посмотрим.

Источник

Ответы на популярные вопросы