Автомобиль опель блиц в вермахте

Грузовик Blitz – самый известный Opel всех времен и народов

А вот вторым повезло больше – Opel на ходу были не редкостью в Советском Союзе, куда они попадали в качестве трофеев, успев послужить как в вермахте, так и в РККА.

КИНО И НЕМЦЫ
К сожалению, сегодня самоходный реквизит многочисленных киностудий находится в жалком состоянии. От настоящих Blitz в основном встречаются только кабины. Остальное заимствуется с ближайших аналогов – ГАЗ-51 и ГАЗ-52, так как запасные части Opel к нам не поставлял. Поэтому у тех, кто хочет снимать максимально достоверное кино или участвовать в реконструкциях событий, выбора в общем-то и нет. Если нужна оригинальная «Молния» (так, кстати, переводится с немецкого Blitz), то найти ее можно лишь за пределами бывшего СССР. Именно так и поступили реконструкторы из группы «Викинг», входящей в состав военно-исторического клуба «Красная звезда». Они связались с одним из крупнейших коллекционеров военной техники времен Второй мировой войны Томасом Штурмом, который согласился продать редкий полноприводный Opel Blitz 3.6-6700A грузоподъемностью чуть больше трех тонн. До этого грузовик неоднократно снимался в различных военных фильмах и по требованию режиссеров был перекрашен в серый цвет, хотя изначально был желтым. Заводские таблички свидетельствовали, что он выпущен в 1944 году. Несмотря на почтенный возраст, машина отлично сохранилась. Разве что пришлось поменять истлевшие за почти 70 лет доски кузова. А единственной «неродной» деталью оказалась фигурка дирижабля на капоте, позаимствованная с легкового Opel 30-х годов выпуска. Впоследствии раритет удалось найти в Калининграде, где местные любители военной истории открутили его с утопленного в Балтийском море полугусеничного тягача на базе Blitz. Сейчас автомобиль вновь перекрасили в камуфляж, соответствующий периоду, а также установили на него современный электрический бензонасос для более надежной работы. Во время реконструкции сражений Второй мировой он перевозит различное снаряжение. Пробег при этом, разумеется, минимальный, ибо на «работу» его возят на трейлере.

СТРАНИЦЫ ДОСЬЕ
История самого известного Opel всех времен и народов началась в 1937 году. Почти одновременно с разницей в год в продажу пошли две модели – грузоподъемностью 1.5 и 3.1 тонны. И обе были немедленно приняты на вооружение. А в 1940 году по требованию военных выпустили полноприводную версию Opel Blitz 3.6-6700A. По конструкции Blitz весьма близок к американским аналогам. Двигатель верхнеклапанный (OHV) шестицилиндровый с рабочим объемом 3.6 литра и мощностью в начале войны 68 л. с. при 3000 об/мин. Крутящий момент составлял 196 Нм при 1800 об/мин. С 1944 года мощность поднялась до 73.5 л. с. при 3120 об/мин. Этого вполне хватало, чтобы разогнать по асфальту машину с полной массой 6100 кг до 80–85 км/ч, что для «трехтонки» по европейским меркам было очень даже солидно. Кстати, практически такие же моторы стояли и на грузовых Chevrolet и GMC. Коробка передач у всех модификаций – пятиступенчатая. Раздаточная коробка полноприводного варианта – на две ступени, расположена посредине машины. Подвеска зависимая, на рессорах, а тормоза гидравлические.

Из-за своей надежности и удобства в эксплуатации автомобиль сразу же стал невероятно популярным. Пока Ford и Tatra не вылезали из ремонтов, Opel Blitz спокойно перевозил грузы. Он работал артиллерийским тягачом, транспортировал раненых и боеприпасы, в качестве автобуса служил передвижным штабом. А еще он мог быть топливозаправщиком, походной мастерской, радиостанцией и даже самоходной зенитной установкой. В 1942 году его скрестили с гусеничной ходовой частью от трофейного английского БТР Carden-Loyd Carrier – так получился тихоходный (до 38 км/ч) полугусеничный тягач Opel Blitz 3.6-36S/SSM по прозвищу Maultier («Мул»).

В 1944 году история «Молнии» совершила крутой поворот. Рейхсминистр вооружений Альберт Шпеер переломил сопротивление администрации Daimler-Benz, заставив поменять неудачный тип L3000 на L701 (так стала называться «мерседесовская» версия Blitz). Хотя инженеры Daimler-Benz и настаивали на установке своего дизеля воздушного охлаждения OM175, но довести до ума его не успели. Машины первой партии, сошедшие с конвейера 20 июля, отличались от прототипа только радиаторной решеткой без эмблем и «дирижаблей». Однако всего через 17 дней последовали более серьезные изменения. 6 августа американские бомбардировщики среди белого дня разнесли в пух и прах заводы Opel в Брандербурге. В результате производство «опелевского» Blitz так и не возобновилось до конца войны, а Mercedes-Benz был вынужден перейти на упрощенные кабины из фанеры.

К маю 1945 года разбомбленный завод восстановили, однако война закончилась, и новенькое итальянское оборудование отправилось в СССР. Всего к этому моменту было выпущено более 133 тысяч «трехтонок» Opel Blitz, включая 25 тысяч полноприводных и 4 тысячи полугусеничных. После некоторого перерыва «Молнии» вновь пошли с конвейеров Daimler-Benz и Opel, оказавшихся на территории ФРГ. В почти неизменном виде они выпускались до 1954 года. Правда, полноприводных машин больше уже не строили, но иногда дорабатывали по особым заказам «демобилизованных армейцев».

ТЕСТ-ДРАЙВ В ПРОШЛОЕ
Садясь за руль Blitz, я не ожидал ничего особенного. Да, старый грузовик, да, с богатой историей. Но чем он может меня удивить после GMC CCKW или ГАЗ-63, например? И действительно, на первый взгляд «Молния» – это нечто вроде советского «газона» или американского «джи-эм» в одном флаконе. Круглые приборы на манер ЗиЛ-157 в центре панели. Педали, как и положено, напольные, закрепленные на раме. Имеются отдельная педаль, а не «пятка», включения стартера, и обтянутый кожзаменителем не слишком-то и удобный диван, на котором можно усесться втроем. В общем – грузовик как грузовик. Однако есть и нюансы. Во-первых, любопытная по устройству кабина. Она стальная, но с деревянными деталями. В частности, из дерева выполнены пороги. При этом дверцы по-легковому снабжены картами из кожзаменителя. Американские и советские подобные изделия такой роскоши не имели. Во-вторых, раздаточная двухступенчатая коробка управляется одним рычагом. В-третьих, неожиданно меньшее усилие на педалях, чем на вышеупомянутых аналогах. В-четвертых… Запускаю двигатель – для этого надо повернуть ключ и нажать на четвертую педаль. Он работает явно тише, чем у американского и советского «конкурентов». Включаю передачу – ощущения на рычаге не столь ярко выраженные «металлические», как, например, у всех грузовиков «ГАЗ» – от «полуторки» 1932 года до нынешней «Газели» поколения NEXT. Трогаюсь. Трансмиссия не издает характерного «газоновского» воя. А руль, пусть и традиционно тяжеловатый, как у всех грузовиков 40-х годов прошлого века, но толчки и удары передает на пальцы совсем не как баранка ГАЗ-63. Подвеска, несмотря на то что кузов машины заполнен не самым тяжелым реконструкторским реквизитом, на удивление мягкая. К сожалению, не удалось попробовать «Молнию» на асфальте – автомобиль ввезен как музейный экспонат и по дорогам общего пользования своим ходом ему передвигаться нельзя.

Вот и получается, что при отсутствии каких-либо особых конструкторских ухищрений Blitz и в управлении приятный, и даже в сравнении с ближайшими аналогами весьма комфортабельный. Жаль, что в свое время копию Blitz не стали выпускать на ГАЗе вместо легендарного, но явно менее удобного ГАЗ-51/63. Да что там говорить – ГАЗ-53, на котором мне довелось поездить во времена моей юности, и тот уступает этому старому Opel по комфорту. Удивительная все-таки была машина!

Читайте также:  Алтуфьевское шоссе салон автомобиля

Источник

Blitz

Opel Blitz считается лучшим трехтонным грузовым автомобилем Вермахта, в то же время это единственный грузовик, который выпускался с предвоенных лет вплоть до поражения Германии. Производство осуществлялось на специально построенном автозаводе фирмы Opel в Бранденбурге – “образцовом национал-социалистическом предприятии”. С 1944 года к выпуску этого автомобиля подключилась и фирма Daimler-Benz. Из изготовленных 129795 трехтонных грузовиков “Опель-Блиц” примерно 100 тысяч были поставлены Вермахту и войскам СС, остальные использовались в оборонных отраслях народного хозяйства Германии.

“Опель-Блиц” представлял собой двухосный грузовой автомобиль с трехместной металлической кабиной и кузовом, выполненным в виде бортовой платформы с тентом. Некоторые автомобили этого типа комплектовались также кузовами-фургонами, для Африканского корпуса выпускались автомобили без кабины. Установленный перед кабиной 6-ти цилиндровый карбюраторный двигатель жидкостного охлаждения развивал максимальную мощность 68 лошадиных сил. В трансмиссии использовались сухое однодисковое полуцентробежное сцепление и 5-ти ступенчатая коробка передач.

Грузовики выпускались с ходовой частью двух типов: 3,6 – 36S – стандартное исполнение с колесной формулой 4х2; 3,6 – 6700А – полноприводной грузовик с колесной формулой 4х4. Проходимость первого грузовика по проселочным дорогам оценивалась как невысокая, второго – как удовлетворительная (недостатком этого варианта грузовика были сдвоенные задние колеса, значительно увеличивающие сопротивление движению автомобиля).

Из грузовиков, поставлявшихся вооруженным силам, полноприводным был каждый четвертый. На шоссе грузовики обоих типов развивали довольно высокую скорость – 90 км/ч. Топливный бак вмещал 92 литра бензина, запас хода по шоссе составлял 400 километров. Во фронтовых частях Вермахта и войск СС грузовики “Опель-Блиц” использовались не только для перевозки личного состава и грузов, но и как шасси для установки 20-ти и 30-ти миллиметровых зенитных автоматических пушек.

На базе этого же шасси было создано множество специальных машин – передвижных радиостанций, санитарных автомобилей, различных мастерских, автобусов и так далее. Кроме грузовика “Опель-Блиц” грузоподъемностью 3 т., выпускались унифицированные с ним автомобили меньшей грузоподъемности и с менее мощным двигателем. В общей сложности имелось 16 типоразмеров этого грузовика.

Для повышения проходимости трехтонного грузовика был разработан и производился серийно его полугусеничный вариант Maultier. В конце войны с целью сокращения трудовых затрат и экономии металла при производстве грузовиков конструкция некоторых деталей была упрощена, автомобили выпускались с эрзац-кабиной, изготовленной из дерева.

©. Фотографии взяты из общедоступных источников.

Источник

Молния с прицепом: тест-драйв Opel Blitz 3.6-36S 1941

Чтобы попасть к нам на тест-драйв, эта машина, выпущенная в Германии в 1941 году, повоевала в Африке, потом отправилась на работу во Францию, откуда попала в частную коллекцию в США, после чего была выкуплена российской реставрационной мастерской. Путь, скажем честно, неблизкий. Зато теперь и у нас есть возможность узнать, чем в кабине можно порвать ботинок, и почему современный литол не так хорош, как 70 лет назад.

Рождённый в Бранденбурге

В 1936 году компания Опель лидировала в Европе по производству автомобилей. Ещё бы: она была любимой компанией нацистского правительства. И не просто так, ведь ещё в 1933 она финансировала предвыборную кампанию НСДАП.

Opel Blitz (Blitz в переводе с немецкого означает «молния») стал самым массовым грузовиком Вермахта. До конца войны Опель выпустил около 130 тысяч трёхтонных машин, из которых около ста тысяч попали в армию.

Как вы уже поняли, на нашей машине стоит газогенераторная установка. На Восточный фронт такие машины не отправляли: там шла война моторов, и даже на бензине немецким моторам приходилось несладко. Тем более, что трофейный советский бензин в Блиц заливать было нельзя: он был гораздо хуже того, на что был рассчитан двигатель.

Газогенераторные машины чаще всего оставались в Германии и работали там на благо Фатерлянда на угле. Почему? Потому что весь бензин уходил на фронт, дома его очень не хватало, и поэтому как раз на рубеж 30-40-х в Германии пришёлся расцвет газогенераторных автомобилей.

В СССР тоже пытались «подсадить» автомобили на уголь и дрова, но получилось не слишком хорошо. Успешно эта идея работала только в Ленинграде, и то исключительно из-за отсутствия бензина в блокадном городе. И у советских газогенераторных «полуторок» и ЗиСов был один существенный недостаток: уж если их переводили на газ, то раз и навсегда, на бензине машина ездить уже не могла. У немцев был другой подход: более совершенные смесители, устанавливаемые на карбюраторы, позволяли ездить и на угле, и на бензине. Правда, потеря мощности на газе всё же присутствовала.

Мы сегодня будем ездить на бензине. И давайте посмотрим на тот грузовик, который нам придётся водить.

Пять педалей

В первую очередь обратим внимание на цвет автомобиля. Где привычная серая краска? Что это за детская неожиданность? Спокойно, всё нормально: такая окраска полагалась немецким машинам, отправляемым воевать в Африку. Иногда на таких машинах ещё рисовали пальмы, но на нашем Блице их нет. Что же, давайте смотреть всю машину по кругу.

В оптике тоже нет ничего необычного. На фарах надеты защитные чехлы, которые должны были скрыть слишком заметный ночью свет фар, а на одном левом фонаре и вовсе стоит козырёк: так его свет не будет заметен сверху, например, наблюдателю на самолёте.

Кабина Блица, как водится, деревянная, хоть и обшита железом. Из него же сделаны крышки капота, крыша и крылья. А вот каркас полностью деревянный. И поэтому нет ничего удивительного, что на торцах дверей есть небольшие направляющие, которые встают в пазы стойки кабины при закрытии двери: они помогают двери не провиснуть от постоянных вибраций и нагрузок при движении. Дверь-то деревянная, и дверная коробка – тоже. Если такие направляющие не ставить, петли долго на своих местах не протянут.

Кстати, уж если заговорили о дверях, то обратите внимание на рукоятки с внутренней стороны. Одна – чтобы открыть дверь, другая – «весло» стеклоподъёмника. А ещё одна? А ещё одна – это прямо-таки из ряда вон выходящая роскошь: вращением этой ручки открывается поворотная форточка. Фантастика, ей-богу! Над самой форточкой есть небольшой козырёк-ветровик, что тоже очень даже предусмотрительно.

Если не вдаваться в технику, то ничего больше интересного снаружи не увидишь. Слева под кузовом – три штатных канистры, справа и под кузовом – фильтры газгена. Сзади – два инструментальных ящика, тоже штатных.

Если приглядеться, то на некоторых деталях, например, дисках, можно найти эмблемы Опеля. Было время, когда фирма лепила своё клеймо везде, куда можно. Хотя, например, кое-где можно кроме надписи Opel увидеть и дату выпуска: июнь 1941 года.

Прежде чем разбирать технику, скажу пару слов о том, что у нас зацеплено за фаркоп.

Это – прожектор, который можно смело назвать ровесником Блица. Управление им довольно интересное, крутить его надо почти как зенитку. И от аккумулятора машины запитать его не получится – уж больно сильный ток он потребляет, до 150 А.

Ладно, прожекторы – не наша тема, я в них ни в зуб ногой. Давайте вернёмся к Блицу. Точнее, к его начинке.

Двигатель этот Блиц получил от Opel Admiral. Практика, в общем-то, нормальная, но этот мотор сыграл с грузовиком злую шутку: гоняет он как ужаленный, а вот на бездорожье почти ничего не может. Но о поездке – чуть позже, вернёмся к мотору.

Читайте также:  Автомобиль уаз 469 хантер

Объём его – 3,6 литра. Это рядная «шестёрка», максимальная мощность – 74 л.с. Когда в этот мотор со степенью сжатия 6 пытались на Восточном фронте залить наш бензин, он ехать отказывался. Поэтому в 1942 году мотор дефорсировали, подогнав под трофейный бензин. Мощность упала, но хотя бы можно было не так мучиться с заправкой. Наша машина сделана раньше, и мотор в ней нормальный – 74 л.с.

Коробка передач – пятиступенчатая, сцепление – сухое однодисковое.

О ходовой части сказать было бы почти нечего (мосты на продольных полуэллиптических рессорах), если бы не одно «но»: тут есть централизованная система смазки! Представляете? У нас такое попытались сделать на ГАЗ-21, но ни черта не получилось, смазка лезла отовсюду, кроме как из нужных отверстий. А вот на Блице эта система работает. Жаль только, туда нельзя забить наш литол или солидол: немцы применяли менее вязкую смазку. Наш обычный густой литол вдоль всего кузова по длинным магистралям педалью не продавишь.

Вот мы заодно и разобрались, зачем в машине поставили ещё одну педаль: это педаль централизованной системы смазки. Ещё три – стандартные сцепление, тормоз и газ. И последняя, пятая педаль – это педаль стартера.

Прежде чем кататься на грузовике, его надо заправить. А где же тут бензобак? А он спрятался под пассажирским сиденьем, поэтому каждый раз для заправки придётся снимать подушку сиденья.

Приборы все стандартные, кроме одного – манометра, который указывает давление газа в газогенераторной установке. Но так как мы собираемся ездить на бензине, он у нас ничего не показывает.

Так не пора ли надавить на педаль стартера и покататься? Пора. Vorwärts!

На восток!

Мне всегда было интересно, как немцы собирались ехать на своих машинах на восток до самой Москвы. Говорят, они любили воевать с комфортом, а армия могла пройти только там, где могла пройти техника. По-моему, как раз-таки комфорта в этой технике и не хватает. Речь, конечно, не идёт о кондиционере и вентилируемых сиденьях, но сама посадка – это уже нечто чудовищное. Сесть за руль можно только с очень прямой осанкой: спинка кресла почти вертикальная, а никаких регулировок, разумеется, нет. Да и не сядешь по-другому: руль упрётся в живот.

Пытаюсь выжать сцепление и почти сразу рву ботинок о педаль централизованной смазки… Donnerwetter! Да, если в полу пять педалей, надо быть с ними очень осторожным. Тем более что удобная тут только педаль газа, а тормоз и сцепление приходится давить не вниз, а вперёд, вниз эти педали уходят только в конце нажатия. Да и давить надо сильно. По-моему, я этого никогда не говорил, но в семидесятилетних грузовиках педали нежностью вообще не отличаются.

Тут ничего не отличается нежностью, даже руль с деревянным (!) ободом.

Итак, запускаем мотор. С полпинка, надо же! Работает он ровно (рядная «шестёрка», сами понимаете), поэтому выжимаем ногой в рваном ботинке сцепление и включаем первую передачу.

Вообще, для грузовика 1941 года иметь пять передач – просто роскошь. Тогда ещё не то что четырьмя, частенько тремя обходились. Как ни странно, переключения тут чёткие, и даже несмотря на приличную длину рычага его ход не слишком большой, и избирательность у него на неожиданно приличном уровне.

Думаю, нет смысла говорить, что на низших передачах Блиц прёт как танк. На пятой он чисто теоретически может набрать даже 90 км/ч, но я этого сделать не смог. И не только из-за ПДД (ха-ха-ха, кто меня остановит на этой машине), а совсем по другим причинам. Первая – это обычный страх не остановить эту машину вовремя. Несмотря на то, что тормозная система гидравлическая, эффективность механизмов очень и очень далека от современной. И дело не отсутствии усилителя, к этому мы уже привыкшие, а просто в том, что машина для этих тормозов слишком тяжёлая, даже без груза. А если учесть, что сзади я тащу ещё и прожектор (его вес никто точно назвать не смог, но не более пятисот килограммов), то гонять не хочется совсем.

Прожектор – это вторая причина ехать не спеша. Боль и печаль: зеркал тут нет совсем, широкий кузов прожектор закрывает напрочь, и что там происходит с прицепом, одному богу известно. Ещё хуже, если придётся ехать задним ходом: радиус поворота сильно ограничен.

Впрочем, радиус поворота и без прицепа очень велик. Видимо, манёвренность – совсем не сильная сторона Блица. Сейчас даже машины с колёсной формулой 6х6 обычно поворотливее.

И всё же нельзя не отметить, что динамика Опеля завидная. И это тоже не случайно: главная передача тут такая же, как на легковом Адмирале.

Ещё одна вещь, о которой нельзя промолчать — это обзор приборов. Их достаточно много по тем временам, и иногда поглядывать на них надо. Но сделать это за рулём очень тяжело: хотя ширины кабины хватает для удобного расположения двух человек, её глубина не позволяет смотреть вниз, на приборы. Лучше это делать на остановке или на длинном прямом участке, когда есть возможно не то чтобы оторвать взгляд от дороги, а повернуть голову и напрочь отвлечься.

Да, чуть не забыл: приборная панель только выглядит железной — на самом деле это, конечно же, дерево, обитое тонким листом железа.

Что же, пришла пора загнать грузовик в гараж. Немного даже жаль, что катались на бензине: всё таки газогенераторный трёхтонный Опель Блиц с газгеном – вещь настолько редкая, что есть все основания полагать, что мы сегодня ездили на единственном сохранившемся экземпляре в мире.

Как, впрочем, и истории.

За помощь в подготовке материала благодарим реставрационную мастерскую RetroTruck.

Источник

Тест-драйв Opel Blitz: на Москву с комфортом

Бизнес на два фронта

Как думаете, кому мы должны быть «благодарны» за грузовик для немцев? Да, угадали – нашим союзникам из-за океана. Нам американцы по ленд-лизу привозили Студебеккеры, а в Германии в это время тысячами штамповали Блитцы, которые выходили с конвейеров, построенных специалистами GM. Справедливости ради отметим, что особого желания сотрудничать с нацистами у американцев не имелось, но выбора у них не было – под капотом стоит бьюиковский мотор, хоть и без соответствующей маркировки. К 1928 году Опель уже входил в состав GM, а с 1930 года под капотами грузовиков этого производителя уже стояли как немецкие, так и американские моторы. С 1934 года основной продукцией завода в Бранденбурге стал грузовик, построенный для военных нужд.

Заслуживает внимания история выбора названия для будущего грузовика. Был объявлен конкурс, где среди требований к «имени» автомобиля значились следующие условия: оно должно быть информативным, легко произноситься на немецком и иностранных языках, иметь не более пяти букв. По результатам голосования полутора миллионов немцев грузовик получил название Blitz – «молния».

В 1940 году предприятие было национализировано, и это означало окончательный переход Опеля на военные рельсы. Линейка машин начиналась с лёгких автомобилей с грузоподъёмности в одну тонну и заканчивалась тяжёлыми 3,5-тонными машинами. И если первых было крайне мало, то полуторатонные и трёхтонные машины стали самыми популярными военными грузовиками немецкой армии. Машина, побывавшая у нас на тест-драйве, является «полуторкой», оборудованной как «техничка». Однако мотор, шасси и другие основные системы у неё точно такие же, как у бортового грузовика. С этих агрегатов мы и начнём знакомство с Блитцем.

Читайте также:  Автомобиль эмблема два флага

Главное – скорость!

Внешность грузовика типична для автомобилей того времени, ничего революционного в ней не найти. Но он красив – немецкое командование стремилось продемонстрировать на этом грузовике мощь Рейха всему миру. И уж если воевать – то с комфортом. Видимо, так думали немцы, надеясь на этом Опеле доехать до Москвы.

Есть в этой машине некоторые детали, установка которых на военный грузовик кажется некоторой роскошью. Например, заглушка отверстия для заводной ручки в решётке. Тем более нелогичными кажутся такие решения если учесть, что каркас кабины деревянный и далеко не самый крепкий. Он «дышит», поэтому, например, точно отрегулировать замки дверей практически невозможно. Внутри кабины установлена симпатичная пепельница (правда, она была далеко не всегда и не везде), а вот гораздо более нужный электростартер был не во всех грузовиках. У нас он есть, но всё же позволим себе вспомнить одну связанную со стартером байку.

В 1944 году попавший в окружение немецкий батальон бросил 16 Блитцев только потому, что наши ребята вовремя спёрли заводные ручки, а заводить машины «с толкача» не было ни времени, ни возможности. За достоверность факта ручаться не могу – если так всё и было, то это уже неплохо.

Однако вернёмся к нашей решётке радиатора. Перед ней располагаются не более привычные для нас жалюзи, а мягкая заслонка, которую можно без труда опустить или поднять прямо с водительского места цепочкой, проведённой в кабину. Два стержня с «шишками» на крыльях – это не что иное как указатели габаритов. Конструкция простая, но надёжная, таким «парктроникам» можно доверять смело.

Над форточками расположены небольшие «крылышки» ветровиков, и это вызвало у меня восхищение немецким конструкторским гением: военного водителя, сидящего за деревянной дверцей грузовика с бензобаком под мягким местом, в первую очередь берегли, видимо, от сквозняков и капелек дождя. В общем, неплохой ход немецкой пропаганды: всё для людей! В итоге в автомобиле было хоть и опасно, но приятно ехать. Забегая вперёд скажу, что есть и стеклоподъёмники, при рассказе о конструкции которых реставратор автомобиля долго искал нужные слова, уместные в печати. Они так сложно устроены, что вспомнить точное количество блоков и шестерён механизма привода оказалось делом невыполнимым. За руль мы ещё сядем, а сейчас посмотрим мотор Блитца.

На машинах устанавливались шестицилиндровые агрегаты объёмом 3,6 литра, такие же, как на легковом Opel Admiral, и 2,5-литровый мотор, как на Opel Kapitän. Наш мотор как раз такой и развивает 53 л.с. Повторимся: конструктивно это мотор американский и в годы производства подвергался только очень незначительным изменениям. Это весьма неплохой верхнеклапанный двигатель, имеющий один, но серьёзный недостаток: он любит хорошее топливо.

С дефицитом такового на Восточном фронте немцы столкнулись достаточно быстро, поэтому на автомобилях после 1942 года степень сжатия, изначально равную шести, понизили. Наш автомобиль довоенный, 1938 года, и его мотор таких изменений не претерпел. По своим характеристикам 3,6-литровые моторы Блитца были очень похожи на двигатели наших ЗИСов, если бы не одно «но». Блитц с таким агрегатом мог идти по шоссе со скоростью до 90 км/ч, а ЗИС – до 50. Ключевое слово здесь – «шоссе». Немецкие конструкторы допустили серьёзную промашку, надеясь встретить в СССР хорошие дороги. Главная передача (абсолютно «легковая»: 4,3:1) позволяла ехать быстро по дороге, но в реалиях советских «направлений» она оказалась совсем не к месту. Проходимость грузовика получилась явно недостаточной.

За рулём Блитца

Органы управления в нашей машине отличаются от таковых на военных машинах наличием рычажка указателей поворотов, которых не было в армейском исполнении. В остальном всё практически то же самое, поэтому воспользуемся уникальной возможностью поиграть в какого-нибудь Ганса или Фридриха, посаженного Гитлером за руль Опеля. Места вполне достаточно для шофёра и одного пассажира, а вот педальный узел совсем не обрадовал. Привыкнуть к нему можно, но все педали торчат очень высоко, а расстояние между ними невелико. В тяжёлых сапогах большого размера, наверное, было не очень удобно, что вызывает, признаюсь, небольшое злорадство: машина-то вражеская…

Но в остальном всё достаточно симпатично. Два центральных прибора – спидометр и указатель уровня топлива, объединённый в комбинацию с манометром давления масла. Центральная часть приборной доски занята замком зажигания, странным образом совмещённым с переключателем света. Контрольные лампы, указатель температуры воды, «флажок» включения указателей поворотов (он дублирует подрулевой переключатель) вокруг замка зажигания расположены в каком-то безумном хаосе и очень не похожи на всё по-немецки аккуратное. Обод руля тонкий, но крутить его удобно. Запускаем мотор педалью стартера и едем.

Сразу чувствуется, что передаточное число подобрано не слишком удачно. Для того, чтобы тронуться с места, мотор приходится крутить. Динамика разгона неплохая, но поддерживать обороты приходится постоянно. Как только они падают, машина становится вялой и безжизненной, как больной воспалением лёгких цыплёнок. Наверное, это простительно легковому автомобилю, но никак не военному грузовику.

Глушитель расположен под водителем, и труба «выхлопушки» выведена на эту же сторону. В левое ухо влетает рёв мотора, никак не услаждающий слух. Но ехать можно, и комфорта здесь, к сожалению, больше, чем в нашей «полуторке». В первую очередь это связано со временем: между разработкой ГАЗ-АА и Блитцем почти десять лет, и конструкция немецкого грузовика более совершенна. В полной мере это относится и к тормозам: у «полуторки» привод механический, да ещё и со своеобразными причудами, а на Блитце – гидравлический. Педаль, конечно, давить приходится со значительным усилием, но «немец» хотя бы останавливается, где планируешь, а не где получится.

Обзор неплох, но в первую очередь это преимущество нашей «технички»: при разворотах я смотрел в заднее стекло кабины, в грузовике с высоким бортом или фургоне я такой возможности был бы лишён. Боковые зеркала имеют регулировку даже по вылету, но они традиционно маленькие, и их использование радости не приносит.

Передачи переключаются чётко, но задняя почему-то расположена как на наших «девятках» – до конца влево и вперёд. Никакой защиты от ошибки при переключении нет, но мои опасения «промазать» с поиском первой передачи, спрятанной между задней и третьей, не оправдались: пользоваться четырёхступенчатой коробкой легко и удобно. Напомним, что «собачка», выполняющая роль «защиты от дурака» при включении задней скорости, есть и на наших «полуторках», и на ленд-лизовском Студебеккере. Немцы эту деталь упустили, ну и ладно.

Машина послушно поворачивает в ту сторону, куда крутишь руль, да и радиус разворота неплох, и органы управления расположены удачно. С комфортом (конечно, по военным меркам и по сравнению с «полуторкой») тут всё в порядке, были бы другие передаточные числа – и можно было бы ездить смело. После войны огромное число бывших армейских грузовиков уходило в автоколонны и использовалось для восстановления страны. С Блитцами такой фокус не прошёл.

Война и мир

Опель, предоставленный на тест-драйв компанией Retrotruck, работает машиной техпомощи. Он оснащён лебёдкой и используется как эвакуатор частичной погрузки. Со своей работой справляется, несмотря на то, что назвать его тяговитым язык не поворачивается. Нашли его в Голландии, восстановили уже в России. У нас же этих машин не так много. И причин тому несколько.

Источник

Ответы на популярные вопросы