Автомобиль поворачивают все колеса

berkut724 › Блог › История появления подруливающих задних колес.

К этим устройствам можно отнести антипробуксовочные системы и компьютерные системы управления курсовой устойчивостью.

Однако еще до массового внедрения микропроцессоров в системы управления автомобилем существовали разработки, позволявшие улучшить управляемости. К ним относятся и подруливающие задние колеса.

Примеры оснащения подвижной техники подруливающими задними колесами можно найти еще в начала двадцатого века. Этот принцип давно используется в погрузчиках, работающих в замкнутых тесных пространствах складов, в заводских цехах и пр. Подруливающая задняя подвеска еще в довоенные времена применялась в тракторах и внедорожниках, к примеру, в довоенном джипе Mercedes Kübelwagen G5.

Подруливающие задние колеса и теория прохождения поворота
Даже при наличии самой прогрессивной конструкции подвески, к примеру, многорычажной, при движении на высокой скорости серьезным фактором, влияющим на управляемость, становится инерция прямолинейного движения задних колес, сопротивляющихся повороту. При повороте рулевого колеса, когда передние колеса начинают двигаться влево или вправо в направлении поворота, задние неуправляемые колеса пытаются оставаться на прежней траектории.

Типы подруливающей задней подвески и схемы работы
В самых ранних системах — к примеру, на тракторах двадцатых годов прошлого века, угол подруливания был большим, до 15 градусов. С повышением максимальной скорости от таких больших углов пришлось отказаться. В современных автомобилях системы подруливающих колес обеспечивают поворот максимум на 5-8 градусов.

Задняя подруливающая подвеска делится на два вида — активную и пассивную.

Активная подруливающая подвеска
Если автомобиль оснащен активной подруливающей задней подвеской, все четыре колеса поворачивают сразу, реагируя на движение руля. В современных системах усилие от рулевого колеса на задние колеса передается не механически при помощи системы рычагов, а через команду электронного блока управления и втягивающие реле, иначе называемым актуаторами. Они передвигают задние рулевые тяги, схожие с теми, что применяются в основной системе рулевого управления.

Активная подруливающая подвеска работает в двух режимах. При движении на низкой скорости, к примеру, на автостоянке или при заезде в гараж, в момент, когда передние колеса повернуты вправо, задние поворачивают влево, и наоборот. Это дает возможность уменьшить радиус поворота на двадцать — двадцать пять процентов.

На высокой скорости схема работы меняется. При повороте передних колес влево, задние колеса подруливают в ту же сторону, но на меньший угол. За определением точного угла подруливания следит электронный блок управления, принимая в расчет показания датчика углового ускорения, датчика скорости и других, формируя оптимальный алгоритм прохождения виража.
Наибольшей известностью пользуются системы подруливающей задней подвески японских производителей. К примеру, компания Honda начала устанавливать в качестве опции подруливающие задние колеса на спорт-купе Prelude еще в 1987 году. В 1988 году такая же опция появилась у фирмы Mazda для моделеи 626 и МХ6. Американские производители также экспериментировали с подруливающими задними колесами. Система производства General Motors, носившая имя Quadrasteer, в качестве опции устанавливалась на внедорожники Suburban и Yukon, а также на пикап Silverado.
Система компании Nissan под именем HICAS в первые годы производства имела гидравлический привод и была объединена в единую схему с гидроусилителем рулевого управления. Система устанавливалась на заднеприводные автомобили Nissan и Infiniti. В середине девяностых от сложной и не слишком надежной гидравлической системы отказались в пользу привода от управляемых электроникой актуаторов. В 2008 году корпорация Renault-Nissan представила новую систему подруливающей подвески Active Drive в автомобилях Ranault Laguna.

Европейские производители также не остались в стороне. К примеру, современная система подруливающих задних колес в автомобилях BMW назвывается Integral Active Steering.

Пассивная подруливающая подвеска
Во многих современных автомобилях применена упрощенная система подруливающих задних колес, противодействующая инерции прямолинейного движения за счет использования в подвеске элементов, обладающих определенными физическими свойствами. Такой тип подруливающей подвески называется пассивным. В автомобилях с пассивным подруливанием задняя подвеска строится по особой геометрии, и, как правило с применением подвижной тяги Уатта. Система рассчитана так, что при прохождении виража на высокой скорости задние колеса за счет перераспределения сил в подвеске имеют тенденцию подруливать в ту же сторону, что и передние. Помимо геометрии эффект усиливается подбором сайлентблоков определенной формы и упругости. Такая конструкция существенно улучает стабильность автомобиля при повороте. Пассивной системой подруливающих задних колес оснащались, к примеру, автомобили Ford Focus первого поколения.

Источник

Почему колеса при повороте руля поворачиваются на разный угол?

Если повернуть руль до упора, выйти из машины и посмотреть на нее спереди, можно заметить, что колеса повернуты под разными углами: одно вывернуто сильнее, чем другое. Но это не неисправность, а наоборот, точный инженерный расчет, который в этом году празднует свой юбилей – ему исполняется ровно 200 лет. Почему рулевое управление так спроектировано, и почему нельзя было бы сделать иначе?

О твет на этот вопрос лежит на поверхности: представьте себе, что автомобиль движется по кругу по часовой стрелке – в этом случае окружность, по которой будет двигаться переднее правое колесо, будет меньше, чем окружность, описываемая левым. Соответственно, при постоянной скорости автомобиля колеса на одной оси будут вращаться с разной скоростью. Если бы колеса были повернуты на одинаковый угол, то внутреннее колесо, стремясь двигаться так же, как наружное, постоянно проскальзывало бы и вызывало проскальзывание наружного – при этом поведение автомобиля в повороте было бы непредсказуемым, а износ шин – катастрофическим. Наглядно это можно видеть на многоосных тележках грузовиков и прицепов: не поворачивающиеся колеса в повороте движутся с проскальзыванием, и шины изнашиваются быстро и неравномерно. Соответственно, для решения этих проблем и обеспечения правильного движения управляемых колес по их траектории они и поворачиваются на разные углы.

Сама проблема проскальзывания внутреннего колеса в повороте была актуальна задолго до массового распространения автомобилей – ведь те же проблемы были и у конных повозок. Собственно, именно на конной повозке рулевое управление, решающее эту проблему, и дебютировало: в 1817 году его изобрел Георг Ланкеншпергер, а в 1918 году запатентовал в Англии его агент Рудольф Аккерман. С тех пор принцип поворота управляющих колес на разные углы в повороте так и называется – принцип Аккермана.

Чтобы обеспечить нужные углы поворота колес, геометрия рулевой трапеции рассчитывается по единой условной схеме. В ней поперечная рулевая тяга короче управляющей оси и смещена за нее, а поворотные рулевые рычаги лежат на линии между осью поворота передних колес и центром задней оси автомобиля. Для того, чтобы проще было понять это сложное на первый взгляд объяснение, достаточно взглянуть на простую схему ниже.

Читайте также:  Авторециклинг и утилизация автомобилей

Соответственно, при повороте колес в такой схеме они оказываются повернуты на разные углы – внутреннее поворачивается больше, а наружное меньше. При этом центры окружностей, по которым движутся колеса, совпадают, а радиус окружности для наружного колеса — это фактически радиус разворота автомобиля «от бордюра до бордюра» с поправкой на ширину шины.

Стоит отметить, что изображение выше – схематическое, и рулевое управление автомобиля, разумеется, сложнее, чем то, что изображено на схеме. Однако общая геометрия справедлива для всех «гражданских» автомобилей.

В автоспорте подход может меняться: к примеру, на некоторых гоночных автомобилях ситуация с углами поворота колес может быть даже обратной для компенсации бокового увода колеса в скоростных поворотах, а в дрифте передние колеса стараются сделать параллельными даже в поворотах, чтобы снизить износ передних шин при постоянном движении в управляемом заносе. Но это – крайности, не актуальные для обычных серийных машин.

Кстати, в самом начале мы не зря упомянули не только разные пути, которые проходят в повороте колеса, но и разные скорости их вращения. Для того, чтобы обеспечить возможность вращения колес на одной оси с разными скоростями, как мы уже рассказывали, нужен дифференциал.

Источник

Полноуправляемое шасси, или когда все колеса автомобиля поворачивают (14 фото)

Существует несколько способов сделать автомобиль маневренным: дать ему микроскопическую колесную базу, как у оригинального Austin Mini, устроить «дрифтовый» выворот колес… А можно просто сделать так, чтобы поворачивали все четыре колеса.
Вы, не поверите, но технологии полноуправляемого шасси уже около ста лет, и мы проследим весь ее путь. Тем более, что сейчас к ней прибегают многие автокомпании – все больше новых моделей кроссоверов или спорткаров умеют подруливать в поворотах, чтобы быть еще стабильнее, маневреннее и быстрее.

Ошибки нет – четырехколесному управлению действительно около ста лет. 111, если быть точным. Впервые автомобиль, у которого поворачивали все четыре колеса, появился… внезапно, в Австралии. Тогда, в 1907 году, братья Феликс и Норман Лори Кэлдуэллы, а также их партнер Генри Вейл, основали компанию Caldwell Vale Truck & Bus Co. В том же году Кэлдуэллы зарегистрировали на свое имя патент, относящийся к разделу «внутренние улучшения соединительных/подвижных механизмов в транспортных средствах», основанные на построенном прототипе. Патентные изображения не сохранились, но технически это была полноприводная трансмиссия с четырьмя управляемыми колесами.

Чуть позже, в 1910 году, Генри Вейл предложил внести ряд конструкционных изменений в прототип, которые вылились в новый патент – «улучшенное рулевое управление с усилителем для тяжелых сельскохозяйственных машин и автомобилей». Это было то же полноуправляемое шасси, но с примитивной версией гидроусилителя. И вот после этого патента выпуск техники от Caldwell Vale встал на поток. Ну, как встал – производство машин продолжалось до 1916 года, пока Caldwell Vale Truck & Bus Co. не выкупила фирма Purcell Engineering.

За это время три инженера построили около 40 машин, среди которых были полноприводные легковушки, грузовики и… тракторы с полноуправляемым шасси. Австралийские изобретатели посчитали, что меньший радиус разворота тракторов поспособствует более быстрым проходам по полям – в чем был резон, так как современные тракторы тоже частенько рулят всеми четырьмя. Но в те годы технология оказалась слишком сложной и новаторской, поэтому особо не прижилась. До наших дней дожила всего одна машина Caldwell Vale Truck & Bus Co. – грузовик 1910 года.

Однако австралийское происхождение двух управляемых осей до сих пор оспаривают немцы. Ведь в то же время, в 1907 году, немецкая компания Mercedes построила для Бернхарда Дернбурга так называемый Dernburg-Wagen – полноприводный автомобиль, на котором министр колоний Германии передвигался по Намибии. Созданный в единственном экземпляре, Dernburg-Wagen стал одним из первых легковых полноприводников в мире и был одной из самых высокотехнологичных машин своего времени. Поль Даймлер, стоявший за его разработкой, гордился своим детищем.

Хотя на гражданских автомобилях полноуправляемое шасси сто лет назад толком не встречалось, на полке технологий оно не лежало – его использовали на тракторах. На легковые автомобили же тенденция слегка распространилась накануне Второй мировой войны. И снова благодаря немцам: внедорожник Mercedes-Benz W152, представленный на Лондонском автосалоне в октябре 1938 года, получил уже знакомые Мерседесу подруливающие в противоположном направлении колеса задней оси. Машина была разработана для полицейских, охотников и правительственных чиновников в африканских колониях. Задние колеса полноприводного внедорожника подруливали на скорости до 30 километров в час, что помогало ему эффективнее бороться с колеей на бездорожье. Инженеры конкурирующих компаний призадумались…

И уже в ходе Второй мировой почти все крупные автомобильные компании создавали машины с четырьмя поворачивающими колесами – хотя бы на уровне прототипов. Даже BMW (на фото как раз баварский внедорожник BMW 325, созданный под категорию 3 – или же Kfz.3). Однако четыре поворачивающих колеса потерпели фиаско – простые аналоги с одной парой рулевых колес (например, Willys MB) были дешевле в изготовлении, меньше ломались, а по своим характеристикам и свойствам не сильно уступали более «рулящим» собратьям. Поэтому полноуправляемые внедорожники либо оставались прототипами, либо выпускались тиражом в несколько сотен, максимум – пару тысяч экземпляров.

После войны технология поворачивания не только передними колесами плотно вошла в армейскую среду – хотя бы по той причине, что ряд стран обзавелся устрашающими шайтан-машинами, которым требовалась дополнительная маневренность ввиду габаритного и опасного груза на борту. Что касается легковых машин, то они примерно лет на 40 забыли про полноуправляемое шасси – за редкими прототипными исключениями, вроде Audi 100. В дополнительной рулевой оси тогда просто не было смысла: в США громоздкие седаны и купе ездили по хайвэям, где нет резких виражей, а Европа и Азия заведомо делали выбор в пользу миниатюрных машин, как то Austin Mini/Fiat 500 или кей-кары. Да, у сочлененных автобусов и троллейбусов встречались поворотные задние оси – но это совсем другая история.

Так сошлись звезды, что в 80-е про эту технологию вспомнили везде. В США – по причине роста популярности шоу монстр-траков, которым нужно было быстро разворачиваться на ограниченном пространстве стадионов. В Европе – из-за автоспорта, в котором машины становились невероятно быстрыми и требовали дополнительной маневренности. Ну а в Азии – для той же маневренности и «вау-эффекта» на экспортных моделях. А как иначе покорить Запад?

Читайте также:  Автоприцеп для легковых автомобилей кмз 8136

Не секрет, что первым по-настоящему массовым автомобилем с полноуправляемым шасси стала Honda Prelude третьего поколения. Да, для купе это была опция (причем дорогостоящая по меркам того времени – 1500 долларов), но именно она совершила мини-революцию на рынке. С 1987 по 1991 год система 4WS была полностью механической – вал, передающий угол поворота руля, соединялся с планетарной передачей на задней оси, которая регулировала поворот задних колес. Причем в зависимости от угла поворота, задние колеса поворачивали либо в ту же сторону, что и передние, либо в противофазу с ними. Но с 1992 года 4WS стала компьютеризированной, обзаведясь микрокомпьютером с сенсорами.

В 1988 году технология стала появляться у других автомобильных брендов: Mazda внедрила полноуправляемое шасси на модели MX6 и 626, Toyota – на модель Camry… Ну а спортивное подразделение Peugeot снабдило подруливающей задней осью легендарный Peugeot 405 Turbo 16, на котором Ари Ватанен в 1988 году установил рекорд по подъему на Пайкс-Пик – 10 минут, 47 секунд и 77 сотых. Знаменитый заезд был показан в короткометражном фильме, известном как «Climb Dance».

Ближе к 90-м подруливающая задняя ось была у десятков автомобилей японского происхождения. В основном – у машин с намеком на спорт или откровенной претензией на него. Вспомнить хотя бы спортивные версии Mitsubishi Galant того времени, гран-туризмо 3000 GT или же Ниссаны 300ZX, 240SX и Skyline с системой High Capacity Actively Controlled Steering (HICAS). Не чурались технологии и немцы – BMW 850CSi с системой Active Rear Axle Kinematics (ARAX) тому доказательство.

Если не считать Dodge Stealth, который был копией Mitsubishi 3000GT, в США технология полноуправляемого шасси была популярна только на автобусах и тракторах. Однако в начале 2000-х General Motors предложил для покупателей Chevrolet Silverado и Suburban (а также их братьев-близнецов GMC Sierra и Yukon XL) технологию Quadrasteer, созданную Delphi Corporation. Рулевое управление всех четырех колес позволяло легче парковать массивные внедорожники и пикапы, а также упрощать маневрирование при буксировке прицепов – например, с лодками. Хотя опция была полезной, а сама технология – надежной, с 2002 по 2004 год было продано лишь 16 500 машин с Quadrasteer. Клиентов отпугнула цена опции, которая на старте продаж оценивалась в 5600 долларов.

Тем не менее, начиная с 2000-х полноуправляемым шасси оснащаются чуть ли не все премиальные автомобили. Хотя бы опционально. Его можно встретить почти на всей современной линейке BMW и Porsche. Nissan продолжает по сей день совершенствовать HICAS, который вы можете найти на большинстве нынешних моделей Infiniti. Подруливают «бедрами» и Ferrari F12tdf или GTC4Lusso. Угол подруливания задних колес, как и направление подруливания, в наши дни задают компьютеры, и эта технология позволяет сделать спорт- и суперкары чудовищно маневренными в поворотах. Кто знал, что тракторное ноу-хау так пригодится в высшем эшелоне…

Источник

Четыре на четыре: зачем современным машинам задние подруливающие колеса

Когда японские машины считались самыми-самыми продвинутыми, легенды доносили о том, что в Стране восходящего солнца есть машины, у которых поворачиваются все четыре колеса. Потом в суете обновок те времена как-то забылись. Бурное начало девяностых годов прошло, и в серийном производстве остались только самые нужные из технических решений той поры. Но сейчас интерес к полноуправляемым шасси снова растет, правда, уже на ином техническом уровне, без дополнительных рулевых валов и с заметно упростившейся задней подвеской.

И ладно бы только на Porsche 911 GT3 или Lamborghini Aventador — но ведь на обычном Renault Espace тоже внедряют поворачивающиеся задние колеса. В чем смысл такого технического решения, и ради чего шли на такие сложности производители? И почему о технологии забыли до недавнего времени?

Зачем нужна управляемость

Настройка управляемости всегда считалась очень сложной работой, а машины с идеальным балансом попадали в число лучших. Шасси современных машин, на первый взгляд, мало изменилось в сравнении с восьмидесятыми годами, но отличие есть. И оно отлично себя проявляет, если взглянуть на достигаемые машинами скорости на маневре «переставка» или на гоночной трассе.

Современный семейный хэтчбек способен опередить большую часть суперкаров тридцатилетней давности на автодроме, и не в последнюю очередь за счет тонкой настройки управляемости и отличной «цепкости» шасси. Конечно, и резина, и эластичность моторов тоже играют свою роль, но сейчас в первую очередь поговорим о геометрии.

Нет, речь вовсе не о школьном предмете — я про геометрию шасси. Это набор параметров, описывающих изменения в положении элементов шасси при изменении нагрузки. Суть фокуса в том, что при прохождении поворотов машина наклоняется, да и дорога имеет свой профиль. При правильном расчете параметров геометрии шасси покрышки всегда имеют оптимальный для данных условий контакт с дорогой.

Речь здесь не о максимальной прижимной силе, а о соотношении коэффициента сцепления колес передней и задней оси, правого и левого колес, и о способности колеса в каждый момент воспринимать нагрузку по трем направлениям.

Задача повысить площадь контакта колес с дорогой не так проста, как кажется.

Конечно же, можно «зажать» подвески и сделать перемещения меньше. Это полезно со многих точек зрения, и часто так и поступают, но ведь перемещения можно использовать для благого дела. Например, чтобы колеса в повороте поворачивались сами. Если сложно рассчитать перемещения, то можно немножко подыграть им, поставив рулевое управление и на заднюю ось, создав полноуправляемую машину.

А можно задать перемещение с помощью усложненной подвески — например, многорычажной, которая позволяет настраивать геометрию движения колеса в очень широких пределах и сохранять эти параметры при износе элементов длительное время.

Если вы не гонщик, это не означает, что управляемость для вас не важна. Просто в вашем случае этот термин означает совсем иной набор предпочтительных параметров, нежели идеальная точность и быстрота реакций. Собственно, активная безопасность машины во многом зависит от ее управляемости, и потому над этими параметрами конструкторы автомобилей работают много и продуктивно. А какое отношение это имеет к геометрии шасси?

Как машина поворачивает

Казалось бы, чего проще: повернул передние колеса — и машина повернула. Но на практике все заметно сложнее. Для начала даже на стоящей машине повернутся не только передние колеса. Поскольку у передней подвески есть угол кастора, то передние колеса при повороте поднимутся, каждое на свою высоту. На сколько — зависит от ширины и твердости резины, геометрии подвески и так далее.

Машина в результате получит некоторый крен, в зависимости от высоты центра крена передней и задней подвесок и положения центра масс в этот момент. Задние колеса или даже неразрезной задний мост тоже повернутся — просто в силу того, что при любом изменении положения кузова колеса не просто ходят вверх-вниз, а тоже чуточку, но поворачивают.

Читайте также:  Аккумулятор для грузовых автомобилей 220

В динамике к этой куче параметров добавятся кренящий момент от центра масс машины и уводы резины. Среди всех параметров, которые необходимо рассчитать, для нас наибольшее значение будет иметь мгновенный центр поворота и радиусы поворота передней и задней осей и центра масс. Мгновенный центр поворота совсем не совпадает с геометрическим, который вычислен по правилу Аккермана – точкой, в которой находятся центры окружностей качения всех колес. Более того, в динамике такой точки просто не существует из-за скольжений. Но на рисунках для примера рассмотрена более простая ситуация, чтобы не наводить путаницы.

На первый взгляд, если доворачивать задние колеса в противоположную от передних сторону, то уменьшается радиус поворота машины. Это важно с точки зрения удобства эксплуатации и маневренности. Чем меньше радиус, тем удобнее. Но машины ездят не только на скоростях погрузчиков в торговом центре, так что приходится учитывать и другие факторы.

А что если поворачивать колеса в ту же сторону, что и передние? На первый взгляд, бессмыслица: машина «поедет боком» по большому радиусу, если задние колеса повернуты на меньший угол, чем передние. Сам по себе больший радиус поворота означает, что станет меньше перераспределение нагрузок между правыми и левыми колесами, а значит лучше сцепление колес с дорогой и комфорт.

Но, кажется, того же можно добиться, просто повернув руль на меньший угол? Можно это сделать даже автоматически — благо, рулевые механизмы с переменным шагом сейчас не редкость. Но при повороте задних колес в сторону поворота еще и уменьшается угол увода задней оси, а значит, и склонность к избыточной поворачиваемости. Если совсем просто – машина становится более устойчивой к возникновению заноса. На высоких скоростях это крайне важно.

Схожий эффект можно было бы получить простым увеличением колесной базы. Но размеры машин ограничены — зато с помощью изменения угла поворота задних колес можно получить желаемое, не увеличивая габаритов. А для короткобазной машины это просто спасение: можно сохранить сочетание устойчивости на дороге, характерное для больших машин, не отказываясь от хорошей поворачиваемости.

Не только управлением

Для устойчивости на дороге заднее колесо в повороте должно поворачиваться в сторону поворота передних, а для лучшей маневренности – в противоположную. Если с маневренностью особых сложностей нет, то можно использовать для доворота колес особенности движения машины в повороте. Например, наличие крена. При сжатии подвеска будет доворачивать колесо, и мы получим желаемое.

Но тут есть две проблемы. Во-первых, подвеска таким же образом реагирует на изменение нагрузки, а хотелось бы, чтобы управляемость меньше зависела от нагрузки и больше от собственно крена и боковых усилий. Во-вторых, на заднеприводных машинах очень соблазнительно привязать поворот колес к вектору тяги.

Если усложнять подвеску, вводя рычаги, которые воздействуют на углы установки колес при определенной нагрузке, то мы получим многорычажную подвеску. Да, ту самую, которая появилась на Mercedes W201 и сейчас применяется на большинстве машин С-класса и выше. Причем не только на задней оси, но и на передней.

Именно многорычажная подвеска позволила получить тот же эффект, что и принудительный поворот задней оси, и отказаться от применения сложных систем принудительного поворота на четверть века. Система рычагов в такой подвеске задает сложную траекторию движения колеса в зависимости от продольной, поперечной и вертикальной нагрузок.

Можно довольно точно настроить геометрию шасси с учетом того, как машина будет вести себя при появлении значительных боковых сил, при разном соотношении вертикальной и поперечной нагрузок. Для заднеприводных машин это оказалось серьезным подспорьем в борьбе за лучшую управляемость с самого начала, а переднеприводные примерили подобные технологии чуть позже, с ростом массы, нагрузок и требований уже к их управляемости.

Первые полноуправляемые легковушки

Машины с двумя управляемыми осями создавали вовсе не для отличной управляемости. Такие машины вообще не ездили по шоссе на большой скорости, потому что это были вездеходы. Например, знаменитый Unimog – универсальное шасси повышенной проходимости имеет все четыре управляемых колеса. Разумеется, для того, чтобы лучше ехать по бездорожью и маневрировать в ограниченном пространстве.

На фото: Mercedes-Benz Unimog U 1000

Японские машины начала 80-х годов по сложности конструкции недалеко от них ушли. На Honda Prelude 1987 года была задняя рулевая рейка и вал, связывающий ее с рулевым колесом, и система работала в зависимости от угла поворота колес. На малых углах поворота задние колеса поворачивались в ту же сторону, что и передние, а при больших — в противоположную. Даже в таком виде эффект оказался достаточным, чтобы подобную технологию внедрили и другие японские производители.

На фото: Honda Prelude 1987

Только на следующих поколениях привод задней рулевой рейки стал уже электрическим, а угол поворота зависел и от скорости, на которой совершался маневр. Впрочем, от валов и рейки избавиться не догадались. Конструкции оставались сложными, массивными, объемными и дорогими. Как итог — машины с ними не снискали особой популярности и продавались только на внутреннем японском рынке. Во всем остальном мире безоговорочное лидерство захватили многорычажные подвески.

Почему снова появляются полноуправляемые шасси

Самый очевидный ответ на этот вопрос — снижение цены на приводные механизмы и электронику управления и развитие систем устойчивости и безопасности. На новом технологическом уровне отказались от задних рулевых трапеций и реек. Многорычажные подвески обеспечивают уже достаточный угол доворота колес для реализации нужного эффекта. Осталось оснастить их вместо рычага, отвечающего за доворот колеса, активным электрическим или гидравлическим приводом.

Электроника куда точнее определяет, что происходит в данный момент с машиной, позволяет использовать большие углы доворота, и к тому же дешевле в настройке, чем сложная подвеска. И как дополнительный фактор – то самое улучшение поворачиваемости на малых скоростях. Можно довернуть колеса в противоположную сторону и улучшить маневренность машины на узких улочках.

Не удивлюсь, если подобные системы в ближайшее время будут массово внедряться на машинах от С-класса и выше, причем в сочетании с упрощенной геометрией задней подвески — например, не с многорычажками, а со скручиваемой балкой. Экономический смысл в этом определенно есть, ведь можно получить управляемость, как у более дорогих машин, при меньших затратах. Да и еще один сложный и дорогой изнашиваемый узел «лишним» не будет. Ведь производители авто, кажется, взяли обязательство сделать машину одноразовой.

Источник

Ответы на популярные вопросы