Автомобиль с мозгом человека

KIA Sportage FAQ › Бортжурнал › В ремонте «мозга» — важно подключать свой мозг!

Сначала был глюк. Не один — множество глюков. Самых разнообразных. Плавали обороты, пропадала тяга, стреляло из глушителя, двигатель стартовал с пятой попытки. Диагностика скрепкой показывала непрерывное мигание.

Первооткрыватель причины того глюка и его лечения — соклубник Dimon120280

Вот его открытие: «Постучишь по мозгам, двигло начинает отлично работать. Визуально мозги как новые были, повреждений не видно. Пропаял, заменил микросхемы, не помогло. Тупо чуть перегнул плату и зафиксировал в таком положении, результат — машина поехала отлично без глюков.
После этого мне мозги «прогрели» в сервисе, и всё заработало. Специальным феном греют, чтоб микротрещины убрать. Припой плавится, и трещина пропадает. Микротрещина была где-то. Как именно перегнул плату? Если смотреть на мозги со стороны разъёма, то слева есть полочка небольшая на корпусе. Плата под неё ложится с этой стороны. Я просто плату на полку положил. Сильно плату не прикручивать, главное. Пусть будет диагональ, но не внатяг. Этой диагонали хватило, чтоб контакт сошёлся».

Прочитав это, я последовал примеру — перегнул плату указанным образом. Глюки исчезли. «Прогревать» ЭБУ не решился. Рискованной мне тогда показалась эта процедура.

Ездил долгое время без всяких проблем. Но со временем развился новый глюк. Поначалу проявлялся не часто, где-то раз в месяц. Машина на ходу глохнет. Ключ зажигания заставляет щёлкать реле под капотом, но стартер не крутит. Через пару минут машина нормально заводится и нормально ездит. Глюк проявлялся и не на ходу, после стоянки. Глюк проявлялся всё чаще и к самому концу ушедшего года он стал ежедневным. Всё так же машина глохнет либо на ходу, либо на стоянке не заводится. Иногда ключ зажигания заставляет щёлкать реле под капотом, а стартер не крутит. Но в большинстве случае стартер крутит, но машина не заводится. На панели приборов мигает надпись Hold. Выявилась ещё одна важная особенность. Когда машина не заводится, на панели приборов не горит чек. Как только чек появляется — машину точно можно завести.
За неделю до нового года машина заглохла во дворе. Отпустило её только через полчаса. Ехать уже никуда не хотелось. Хотелось наконец-то избавиться от глюка. Мне почему-то показалось, что все беды от ЭБУ. Я его снял и отдал на «прогревание» в компьютерную мастерскую.
После «прогревания» машина уже совсем не заводилась, а симптомы оставались прежними: во втором положении ключа зажигания не горит лампочка Check Engine, мигает Hold, стартер крутит, но не заводит.
Попросил совета на драйве.
EXCDS посоветовал проверить проводку: «Начать лучше со стороны блока управления двигателем, проверяя наличие напряжения непосредственно на его контактах в момент, когда машина не заводится. Затем идти в сторону точки соединения жгутов двигателя и передней панели, которая находится совсем рядом с блоком управления».
Посоветовали быть готовым обследовать косу, что идёт под правым крылом.

AntonSmirnoff порекомендовал видеоролик, где автоэлектрик «поставил на колёса»
«Sportage» с похожей проблемой — машину, с которой не смогли справиться два автосервиса!

Изучив ценные советы и весьма полезный видеоролик, я постарался всё это осмыслить. Вот эти два автосервиса. Что они делали? Бездумно заменяли датчики. Бездумно резали провода, например, пытаясь датчик распредвала подсоединить напрямую к ЭБУ. Зачем? Почему? Без этого датчика машина прекрасно заводится. То есть вместо вдумчивого изучения мануала, мастера действовали наобум. А, когда не вытанцовывалось быстро, выпроваживали клиента. И он, бедолага, таскал свою машину на прицепе по сервисам.

Меньше хаоса — больше логики! Надо правильно поставить вопросы и постараться на них ответить.

1. Почему во втором положении ключа зажигания не горит индикатор Check Engine? Да потому что автомобиль не видит блока управления.
2. Почему во втором положении ключа зажигания мигает Hold? Этот индикатор — не просто указатель на определённый режим работы АКПП, он ещё несёт диагностическую функцию. Это своего рода Check Engine для блока управления АКПП. А мигание означает, что мозг коробки не получает сигнала от мозга основного.

Получается, ЭБУ не проявляет признаков жизни. Вот и диагноз.

А здесь два варианта.

1. ЭБУ мёртв.
2. К ЭБУ не подходит питание.

Ладно. Погода благоприятствует: всего-то минус 2. Машина во дворе многоэтажки благоразумно поставлена так, что справа никого нет. То есть можно распахнуть переднюю пассажирскую дверь и, заниматься, сидя на коврике на земле.
Начнём с проводки. Сначала визуальный осмотр.
Я снял подкапотный блок основных предохранителей и реле.

Все провода на месте, никаких окислов.
Затем в салоне открыл доступ к пространству слева от ЭБУ.

Ключ зажигания во второе положение. И тереблю провода.

И вдруг раздаётся щелчок реле из-под капота и на мгновение вспыхивает индикатор Check Engine! Вот оно! Сдавливаю разъём — щелчок и подмиг!

Разъединяю: окислы, две ножки разрушены коррозией.

Один провод отвечает за кондиционер, ерунда, а вот второй (бело-синий) очень важен — это управляющий минус на главное реле, совсем как в случае из видеоролика автоэлектрика.

Отрезаю провода, соединяю, минуя разъём.

Ключ во второе положение и… А ничего.
Снимаю колодку с ЭБУ, начинаю проверять напряжение на контактах.

И минусы и плюсы — все на своих местах. Но есть несколько проводов, которые надо проверять на пристёгнутой к мозгу колодке! В видеоролике я обратил внимание, что автоэлектрик проверяет напряжение на вскрытой колодке. А как он её вскрывал не показано. Пишу на драйв.
rpsman советует: «Провода толкай сквозь пластиковую крышку, разъём начнет выходить — помогай отвёрткой».
Выкручиваю из крышки три самореза.

Снимаю маленький пластиковый прижим проводов. Подцепляю колодку отверткой.

Толкаю жгут проводов, цепляю. Потихоньку вышло. Корпус колодки оказался неразборным.

Вставляю колодку в разобранном виде в ЭБУ.

Промеряю все напряжения.

Всё, как в мануале. Все напряжения на своих местах.

Итак, если откинуть всё очевидное, остаётся одно — во что не хочется верить. В мастерской добили ЭБУ.
Изначально проблема была не в мозге, а в том самом окисленном разъёме.
Нахожу б/у мозг в Интернете, заказываю.
Цепляю плату ЭБУ к колодке. Ключ зажигания ставлю во второе положение. Нажимаю на разные детали на плате. Нажатие на чип процессора заставляет чек светится.

В ожидании прибытия заведомо исправного мозга отдаю ЭБУ в ту же самую мастерскую с просьбой прогреть тщательнее вокруг процессора. Не помогает.
Мозг прибывает 31 декабря.
Машина с новогодним мозгом завелась легко и непринуждённо.

Логика — страшная сила.
Советы драйвовчан — сила вообще всесокрушающая.
Да пребудет с нами эта Сила!

Источник

Вождение развивает подсознательные реакции

Как выяснили ученые, подсознательные реакции у опытных водителей лучше развиты за счет более активной работы нейронных цепей правого полушария головного мозга. А ведь это полушарие отвечает еще и за интуицию. Хорошая новость для мужчин, у которых преимущественно развито левое «логичное» полушарие мозга. Но всем ли полезно вождение автомобиля? Увы, у левшей и женщин дела с безаварийностью обстоят не очень.

Работу мозга водителей недавно проанализировала одна группа исследователей из США. Причем, что особенно важно, речь шла об усиленной работе именно правого полушария, которое больше ответственно за интуицию и подсознательное принятие решений в ходе наших поступков. По большому счету, последнее является неотъемлемым компонентом любой по-настоящему профессиональной деятельности. Не каждый из нас является автомобилистом, но на велосипеде умеют ездить почти все. Давайте вспомним, как мы чувствовали себя на двухколесной машине поначалу: сплошные судорожные движения рулем в попытках удержать равновесие, падения, синяки.

А потом велосипед покорился, став удобным и послушным. На нем стало можно ездить, наслаждаясь окружающим видом, практически не следя за рулем. А все потому, что в нашем мозге сформировались двигательные подсознательные стереотипы, позволяющие управлять транспортом, практически не подключая к тонкостям этого процесса сознательную сферу — ее роль взяло на себя подсознание. Преимущественной локализацией которого и является правое полушарие.

Понятно, что езда на автомобиле требует от водителя большей ответственности и профессиональных автоматизмов. Да, из машины просто так не выпадешь, но и скорость движения там на порядок выше. Чуть зазевался, и ты ты уже нарушил правила дорожного движения. Поэтому действительно опытные водители большую часть своей работы делают на автомате — это обеспечивает более высокую безаварийность движения, чем формальное знание того, как следует поступать в той или иной ситуации.

Читайте также:  Автомобиль скорой медицинской помощи газ 322174 цена

Стоит заметить, что мужчины в жизни больше опираются на логику, связанную с левым полушарием, а правое полушарие мозга доминирует у женщин. Именно отсюда берут корни шутки насчет женской логики. Хотя на самом деле, они мудрее своих кавалеров как раз за счет более развитой интуиции.

Получается, что вождение автомобиля помогает мужчинам более гармонично развивать оба полушария своего мозга? Воистину, перефразируя классиков, «автомобиль — не роскошь, а средство для повышения интуиции». И, как знать, только ли для чисто водительских задач идет развитие последней у автомобилистов? Интуитивные решения важны и во многих других сферах жизни, в том числе и межчеловеческих отношениях.

И все же, рекомендовать водить авто в качестве универсального средства для тренировки интуитивных возможностей правого полушария, наверное, не стоит. Поскольку есть совершенно противоположные научные выводы. Так, оказалось, что водители с преимущественно развитой левой рукой значительно чаще нарушали правила дорожного движения и попадали в аварии, чем правши. Одно из объяснений: современный автомобиль якобы создан именно под правшей, а потому, кроме них, за рулем никто комфортно себя не чувствует. Но если бы это было действительно так, то ситуация была бы зеркальной в странах, где машины выпускаются с правым рулем, тех же Великобритании и Японии, например.

А, может, все дело именно в том самом правом полушарии? Ведь наш мозг управляет конечностями перекрестно: за левую сторону отвечает правая его часть, а за правую — левая. Вот и получается, что у левшей правое полушарие и так перегружено, а тут ему еще приходится создавать нейронные цепочки для целого ряда важных водительских стереотипов. В итоге, в критической ситуации мозг интуитов-левшей зависает, когда менее загруженное правое полушарие логиков-правшей все еще способно принимать правильные подсознательные решения.

В связи с этим снова уместно вспомнить, что женщины, по умолчанию, тоже имеют доминирование правого полушария. То есть, оно у них работает интенсивнее даже тогда, когда они являются добропорядочными правшами. И это полушарие тоже может критически перегружаться в аварийной обстановке, требующей мобилизации всех интуитивно-подсознательных ресурсов. Не отсюда ли многочисленные шуточки о женщинах за рулем? Вплоть до народного знака на автомобиле в виде женской туфельки в треугольнике. Дескать, водители, будьте осторожны, за рулем не мужчина, не лихачьте.

Так что, как и любое лекарство, управление автомобилем для стимуляции интуитивных способностей, полезно отнюдь не всем. Что, конечно, не означает какой-то роковой неприспособленности автомобиля для тех, у кого правое полушарие мозга и так доминирует. Просто таким надо помнить о вышеприведенных данных и избегать критических ситуаций, а не мнить себя крутыми автогонщиками.

Источник

Как близки мы к слиянию разума и машины?

Обходя ограничения

Подобно тому, как древние греки мечтали о полете, сегодня мы мечтаем объединить мозг и машину с целью борьбы с досадной проблемой человеческой смертности. Может ли разум напрямую соединиться с искусственным интеллектом, роботами и другими разумами через нейроинтерфейс (BCI), чтобы преодолеть наши человеческие ограничения?

За последние 50 лет исследователи из университетских лабораторий и компаний по всему миру добились впечатляющего прогресса в достижении такого будущего. В последнее время успешные предприниматели, например, Илон Маск (Neuralink) и Брайан Джонсон (Kernel), объявили о новых компаниях, чья цель – расширить человеческие возможности при помощи объединения мозга и компьютера.

Насколько близки мы к успешному объединению нашего мозга с машинами? И каковы могут быть последствия?

Начало: реабилитация и восстановление

Эб Фетц (Eb Fetz), исследователь из Центра Сенсорной Нейронной Инженерии (CSNE), является одним из пионеров в подключении машин к мозгу. В 1969 году, прежде чем появились первые персональные компьютеры, он показал, что обезьяны могут использовать свои мозговые сигналы, чтобы контролировать иглу, движущуюся по диску.

Большая часть современных работ над BCI направлена на улучшение качества жизни парализованных людей или имеющих серьёзные двигательные нарушения. Возможно, вы слышали о них в новостях: исследователи из Университета Питтсбурга используют сигналы, записанные внутри мозга, для управления роботизированной рукой. Стэнфордские исследователи могут извлекать желание движения парализованных пациентов из сигналов мозга, позволяя им использовать планшет по беспроводной сети.

Аналогичным образом, некоторые ограниченные виртуальные ощущения могут быть направлены обратно в мозг, при помощи электрического тока внутри или на поверхности мозга.

Как насчёт наших главных чувств – зрения и слуха? Первые версии бионических глаз для людей с серьёзным нарушением зрения были выпущены на коммерческой основе, и улучшенные версии проходят клинические испытания. Слуховые имплантаты, с другой стороны, стали одним из самых успешных и наиболее распространённых бионических имплантатов – более 300 000 людей во всём мире используют их.

Двунаправленный интерфейс «мозг-компьютер» (BBCI) может записывать сигналы из мозга и отправлять информацию обратно в мозг через стимуляцию. Центр Сенсомоторной Нейронной Инженерии (CSNE), CC BY-ND

Наиболее сложными BCI являются «двунаправленные» BCI (BBCI), которые могут принимать сигналы из нервной системы и посылать их в неё. В нашем центре мы изучаем BBCI как радикально новый реабилитационный инструмент для лечения инсульта и травмы спинного мозга. Мы показали, что BBCI может использоваться для укрепления связей между двумя областями мозга или между головным и спинным мозгом и перенаправлять информацию вокруг области повреждения, чтобы реанимировать парализованную конечность.

Глядя на все эти успехи вы можете подумать, что нейроинтерфейс станет следующим потребительским гаджетом.

Всё ещё в начале

Но внимательный взгляд на BCI показывает, что мы всё ещё недалеко ушли: когда BCI управляют движениями, они намного медленнее, менее точны и менее сложны, чем те, которые нормальные люди легко делают со своими конечностями. Бионические глаза обладают очень низким разрешением, слуховые имплантаты могут в электронном виде переносить речевую информацию, но искажают музыку. И чтобы все эти технологии работали, электроды должны быть имплантированы хирургически – перспектива, которую большинство людей ещё не приемлет.

Однако не все BCI являются инвазивными. Неинвазивные BCI, которые не требуют хирургического вмешательства, существуют. Они обычно основаны на электрических (ЭЭГ) записях с кожи головы и используются для демонстрации контроля курсоров, инвалидных колясок, роботизированных рук, беспилотных летательных аппаратов, человекоподобных роботов и даже коммуникации мозга с мозгом.

Электрокортикографическая сетка, используемая для обнаружения электрических изменений на поверхности мозга, тестируется на электрические характеристики. Центр Сенсомоторной Нейронной Инженерии, CC BY-ND

Но все эти успехи были в лаборатории, где комнаты тихие, испытуемые не отвлекаются, подготовительные процессы длинные и методичные, а эксперименты продолжаются достаточно долго, чтобы показать рабочую концепцию. Очень сложно сделать эти системы быстрыми и прочными, чтобы практично использовать их в реальном мире.

Даже с имплантированными электродами возникает проблема при попытке читать мысли – по причине малоизученной структуры нашего мозга. Мы знаем, что каждый нейрон и тысячи его соседей образуют невообразимо большую и постоянно меняющуюся сеть. Что это может означать для нейроинженеров?

Представьте, что вы пытаетесь понять разговор между большой группой друзей на сложную тему, но вам разрешено слушать лишь одного человека. Возможно, вы сможете очень грубо разобраться, о чем идёт речь, но определённо не узнаете все детали и нюансы. И наши лучшие имплантаты лишь позволяют слушать несколько небольших участков мозга за один раз, так что мы можем сделать несколько впечатляющих вещей, но не понимаем всего «разговора».

Существует также то, что мы считаем языковым барьером. Нейроны общаются друг с другом при помощи сложного взаимодействия электрических сигналов и химических реакций. Этот естественный электрохимический язык можно интерпретировать с помощью электрических схем, но это непросто. Точно так же, когда мы передаём сигналы в мозг с помощью электрической стимуляции, они звучат с сильным электрическим «акцентом». Это затрудняет нейронам понимание того, что стимуляция пытается передать в процессе всей текущей нервной деятельности.

Наконец, есть проблема повреждения. Мозговая ткань мягкая и нежная, в то время как большинство наших электропроводящих материалов – проводов, которые соединяются с мозговой тканью – очень жёсткие. Причина, по которой имплантированная электроника часто вызывает образование рубцов и иммунных реакций, а имплантаты теряют эффективность с течением времени. Гибкие биосовместимые волокна и массивы могут в конечном итоге решить проблему.

Коадаптация

Несмотря на все эти проблемы, мы полны оптимизма к нашему бионическому будущему. BCI не должны быть идеальными. Мозг удивительно адаптивен и способен учиться использовать BCI таким же образом, как мы получаем новые навыки, например, управление автомобилем или использование интерфейса сенсорного экрана. Точно так же мозг может научиться интерпретировать новые типы сенсорной информации, даже если они используются неинвазивно, например, с помощью электромагнитных импульсов.

Мы считаем, что «коадаптивный» двунаправленный BCI, в котором электроника учится с мозгом и сообщает ему информацию в процессе обучения, может оказаться необходимым шагом в создании полноценного нейроинтерфейса. Создание таких коадаптивных двунаправленных BCI является целью нашего центра.

Читайте также:  Автомобиль отдать бесплатно в хорошие руки

Мы также с восторгом смотрим на недавние успехи в лечении таких заболеваний, как диабет, используя «электролечение» – экспериментальные небольшие имплантаты, лечащие болезнь без лекарств, передавая команды непосредственно внутренним органам.

Исследователи открыли новые пути преодоления электро-биохимического языкового барьера. Например, инъекционное «нейронное кружево» может оказаться хорошим способом увеличения роста нейронов вокруг имплантированных электродов, а не отторжения их. Гибкие нанопроволочные зонды, гибкие нейронные основы и стеклоуглеродные интерфейсы также могут позволить биологическим и технологическим компьютерам успешно сосуществовать в наших телах в будущем.

От помощи к улучшению

Новый стартап Илона Маска – Neuralink объявил конечную цель – улучшить людей с помощью BCI, чтобы дать нашим мозгам фору в продолжающейся гонке между человеческим и искусственным интеллектом. Он надеется, что с возможностью подключения к машинам человеческий мозг улучшит свои собственные возможности – и, возможно, позволить нам избежать будущего, когда ИИ намного превзойдёт человеческие способности. Такое видение, безусловно, может показаться отдаленным или необычным, но мы не должны отклонять его лишь по этой причине. В конце концов, самоуправляемые автомобили были научной фантастикой ещё полтора десятилетия назад – а теперь заполнили наши дороги.

BCI может изучаться в разных измерениях: взаимодействует ли он с периферической нервной системой (нервом) или центральной нервной системой (мозгом), является ли он инвазивным или неинвазивным и помогает ли он восстановить утраченную функцию или улучшает возможности. Джеймс Ву; адаптировано из Sakurambo, CC BY-SA

Поскольку интерфейсы «мозг-компьютер» выходят за рамки восстановления функций людей с ограниченными возможностями и расширяют возможности трудоспособных людей, нам необходимо быть в курсе целого ряда вопросов, связанных с согласием, неприкосновенностью частной жизни, идентичностью и равенством. В нашем центре команда философов, врачей и инженеров активно работает над решением проблем этической, моральной и социальной справедливости и предлагает нейроэтические рекомендации прежде, чем они войдут наши жизни.

Подключение нашего мозга непосредственно к машине может в конечном счёте стать естественным продолжением того, как люди расширяли свои возможности на протяжении веков, от использования колес, чтобы преодолеть наше ограничение по перемещению, до обозначений на глиняных табличках и бумаге, чтобы расширить нашу память. Подобно компьютерам, смартфонам и гарнитурам виртуальной реальности сейчас, BCI, когда они наконец придут на потребительский рынок, будут волнующими, разочаровывающими, рискованными и в то же время многообещающими.

Источник

НАСТУПЛЕНИЕ МАШИН

Кевин УОРВИК, профессор Университета Рединга (Великобритания)

Но долго ли продлится наше господство на Земле и не угрожает ли нам опасность? Ведь мы победили животных только потому, что уровень их интеллекта значительно ниже нашего. Но как быть с машинами и роботами, которые день ото дня становятся все более «интеллектуальными»? Нет ли здесь скрытой угрозы для человечества? Что будет, если в один прекрасный день машины вдруг станут умнее людей? И возможно ли такое в принципе?

На эти и другие темы рассуждает Кевин Уорвик, профессор отделения кибернетики Университета Рединга (Великобритания), специалист в области робототехники и искусственного интеллекта. Статья написана по просьбе редакции журнала «Наука и жизнь».

Прежде всего нужно выяснить, что мы понимаем под словом «машины»?

Речь идет обо всех небиологических конструкциях и механизмах, включая ракеты, снаряды, инкубаторы, конвейеры и так далее. В первую же очередь мы имеем в виду компьютеризированные машины, например автомобиль с бортовым компьютером.

Давайте теперь поговорим о том, что могут делать машины сегодня.

В производстве уже более тридцати лет применяются так называемые роботы-манипуляторы. Они предназначены для выполнения определенного задания: их специально программируют, и они четко, в нужной последовательности производят все действия. Их главное преимущество в том, что они способны выполнять некоторые действия более точно и аккуратно, чем человек, работая на конвейере по 24 часа в сутки, по 7 дней в неделю, не ошибаясь и не уставая. Если раньше для управления манипуляторами требовался оператор, то сейчас, благодаря более совершенным программам, машина «сама» делает то, чему ее научили.

Люди постепенно и неуклонно устраняются от участия в процессе производства. Уже есть заводы, где целые этажи полностью заняты машинами. Людям остается лишь управлять машинами, обслуживать и чинить их. Но и этих обязанностей год от года становится все меньше. Например, созданы машины, которые могут «следить» за другими машинами и определять причину сбоя.

Что еще могут делать машины? Ну, например, играть в шахматы, примерно на уровне чемпиона мира. Вспомним, что в феврале 1996 года шахматный компьютер Deep Blue победил в одной игре чемпиона мира Гарри Каспарова. В 80-х годах машины обыгрывали людей в трик-трак, а еще раньше робот своими механическими пальцами собрал Кубик Рубика менее чем за четыре минуты. Существуют роботы, которые могут играть в бильярд и пинг-понг, а у нас в Рединге есть робот, который бросает и ловит мяч. На самом деле со многими задачами, которые требуют от человека умения и даже таланта, легко справляются довольно примитивные роботы с несложной программой и небольшим набором сенсоров.

В германской автомобильной компании БМВ сконструировали робота-заправщика, который знает, сколько бензина нужно залить, потому что «считывает» информацию с автомобильного датчика. Он знает, с какой стороны заливать бензин в машину и какой тип горючего используется. Этот робот обслужит вас меньше чем за четыре минуты.

Есть робот, который может сам себя «конструировать» из кубиков. Это позволяет ему менять форму и тем самым принимать позу, необходимую для преодоления различных препятствий. Его используют в системе коммуникаций, чтобы находить утечку газа или измерять уровень радиации.

Существует множество «роботов-полицейских». В компании Denning Mobile Robotics созданы подвижные роботы ростом в четыре фута, которые надзирают за заключенными в тюрьмах. Они совершают ночной обход по тюремным коридорам, передвигаясь со скоростью 5 метров в час. Они видят, слышат и улавливают запахи. Их можно отправить прямо на место, где происходит бунт заключенных: благодаря им охрана увидит и услышит, что там происходит.

Машины широко применяются и в сельском хозяйстве. Они сажают рассаду и картофель, собирают овощи и фрукты, сортируют их, фасуют и отбраковывают. С конца 80-х годов машины используются для дойки коров.

В университете Западной Австралии создана машина для стрижки овец. На основе данных о строении тела тысяч овец была составлена детальная карта. Во время стрижки машина удерживает овцу в нужном положении; в концы «ножниц» встроены специальные сенсоры, которые следят за тем, чтобы состригать только шерсть, не повреждая кожи. Скользя вдоль тела, «ножницы» чувствуют и учитывают даже дыхание животного.

В быту может быть очень полезен «робот-помощник». Уже создано множество машин, которые прекрасно выполняют различные виды домашних работ, но сконструировать универсального робота, который мог бы конкурировать с опытной домохозяйкой, пока не удается.

Группа Мартина Купера из отделения кибернетики в Рединге совместно с Possom Controls UK разработала целый «умный дом», в котором человек может, не меняя положения, открывать и закрывать окна и двери, включать телевизор и тому подобное. Это просто спасение для тех, кто ограничен в движении.

В Японии существует робот Meldog, который заменяет собаку-поводыря. В память робота заложена детальная карта города, и он может с помощью различных сенсоров «читать» дорожные знаки и указатели улиц, фиксировать перекрестки, приближение транспорта. Он может двигаться по заданному маршруту, регулируя свою скорость в зависимости от пожеланий человека, которого сопровождает.

Мы привели лишь некоторые примеры роботов, используемых сегодня в самых различных сферах человеческой деятельности. Чтобы рассказать обо всех машинах, понадобилась бы не одна книга. Ясно одно: уже сегодня у нас есть целая армия машин, которые намного лучше нас выполняют отдельные задания; во многих конкретных видах деятельности машины оказываются гораздо «умнее» нас. Однако пока им не хватает универсальности и способности к обобщению. В будущем машин в нашей жизни станет еще больше, и будут они более «интеллектуальными».

ИНТЕЛЛЕКТ МАШИННЫЙ И ЧЕЛОВЕЧЕСКИЙ

Что можно считать признаком интеллекта, а что нет? Это целая философская и научная проблема, с которой не разобраться в одной статье. Любопытно, что сегодня наши взгляды на то, что можно считать проявлением «ума», а что нет, заметно меняются.

Когда я был юношей, про людей, которые могли производить в уме фантастически трудные вычисления, говорили, что они очень умны. То же говорили про людей, способных запоминать множество фактов и историй. Однако сегодня мы знаем, что машины могут и вычислять, и запоминать намного лучше, чем люди. Поэтому сегодня мы все чаще предпочитаем называть эти способности «вычислительными», а не умственными.

Читайте также:  Автомобиль с дополнительным колесом

Способности принимать решения и обучаться прежде также считались (и отчасти продолжают считаться) верными признаками «интеллекта», но сегодня выяснилось, что и то и другое машины могут делать гораздо лучше, чем мы. Поэтому и такое определение «интеллекта» нас уже не устраивает.

Можно заметить, что в наши дни определения интеллекта «работают» не более двух-трех лет, а потом безнадежно устаревают, потому что машины обзаводятся каким-нибудь новым качеством, часто намного превосходящим то же качество у человека. Не кажется ли вам, что мы, сами того не замечая, ищем каждый раз такое определение разума, из которого по-прежнему было бы ясно, что человек намного лучше машины? Но год от года мощность и эффективность машинных «мозгов» возрастают, и нам становится все труднее отыскивать те аспекты понятия «интеллект», которые демонстрировали бы явное превосходство человека.

Несколько труднее представить себе машину, наделенную эмоциями. Роботы, созданные в отделении кибернетики Университета Рединга, убегают прочь, когда к ним приближается нечто агрессивное, некий «хищник». Но чувствуют ли они при этом страх? Сегодня у нас, по-видимому, нет способа узнать, могут ли машины испытывать эмоции, подобные человеческим. Лично я думаю, что могут. Но эти эмоции, конечно, «машинные». Если в будущем искусственный мозг станет работать, как человеческий, тогда, вероятно, его эмоции и чувства тоже будут сходны с нашими. Мы можем, однако, с полным правом сказать, что уже сегодня машины демонстрируют поведение, которое можно расценивать как эмоциональное.

Поэтому сравнивать машинный и человеческий интеллекты очень сложно. И все же с большой долей уверенности можно предсказать, что мозг машины уже в следующие десять лет станет намного совершеннее и его превосходство будет качественно иным. Заметим, что процесс усовершенствования человека, напротив, протекает крайне медленно, если вообще можно говорить о таком процессе.

БУДУТ ЛИ МАШИНЫ КОГДА-НИБУДЬ ТАК ЖЕ УМНЫ, КАК ЛЮДИ?

Есть три ответа на этот вопрос: «да», «нет» и «может быть». Возможно, мы были бы счастливы ответить «нет», но сегодня мы уже не можем сделать это со стопроцентной уверенностью. Разрыв между машинным и человеческим интеллектом стремительно сокращается, и нет такого закона, который бы запретил им сравняться. Сказав «нет», мы поступили бы подобно страусу, который прячет голову в песок при виде опасности.

Однако и ответ «да» кажется нам неубедительным, поскольку также не может быть ничем доказан.

Единственный разумный ответ сегодня: «Может быть, когда-нибудь машины станут так же умны, как и человек». Беда в том, что, как только наши интеллекты сравняются, машины почти сразу начнут превосходить нас, поскольку наш мозг в отличие от машинного ограничен в размерах и скорости работы. Если к тому времени мы не научимся расширять возможности нашего мозга, подключая к нему дополнительную память или «объединяя» мозг нескольких людей, мы очень быстро окажемся далеко позади машин, чей мозг, не ограниченный размерами и другими параметрами, стремительно развивается.

СМОЖЕМ ЛИ МЫ СОХРАНИТЬ КОНТРОЛЬ НАД МАШИНАМИ?

С каждым годом мы зависим от машин все больше и больше. Мы передаем им нашу информацию, а также право давать нам советы и принимать решения. Тем самым мы автоматически наделяем их все большей властью над нами. Сегодня значительная часть машин связана в единую сеть, которая позволяет им обмениваться информацией друг с другом. Никто не в состоянии контролировать эту сеть целиком, это уже совершенно особый организм, который слишком сложен для нашего понимания.

В фантастической пьесе Карела Чапека «R.U.R.» (где, кстати, впервые упоминается слово «робот» в современном значении) роботы, захватившие весь мир, внезапно понимают: они не знают, что им дальше делать с собой. Им нужен человек, чтобы дать им смысл к существованию. Чапек тем самым затронул очень важный вопрос: способны ли машины сознавать себя (есть ли у них сознание), и имеет ли это какое-либо значение?

Трудно определить, что такое человеческое сознание. Мы знаем только, что оно есть. Мы знаем, что мы, люди, обладаем сознанием, но мы никогда не сможем точно объяснить, что это такое. Поскольку сознание представляет собой нечто, чего мы еще не можем понять до конца и, следовательно, не можем воспроизвести в искусственном интеллекте. Но, возможно, это дело будущего. Есть, например, мнение, что работу мозга можно понять, только изучив его на квантово-механическом уровне.

Мне также не кажется, что человеческое сознание может оказаться препятствием для машинного интеллекта.

С одной стороны, у нас нет никаких причин считать, что машины не могут обладать сознанием, что оно свойственно только человеку. Разумные машины могут обладать своим собственным, машинным, сознанием. Мы, люди, способны смотреть на машину только со стороны. Только в том случае, если б у нас были машинные мозги, мы могли бы сказать, обладают ли машины таким же сознанием, что и мы.

СОЮЗ МАШИНЫ И ЧЕЛОВЕКА?

В октябре 1998 года 53-летнему парализованному жителю Атланты (США) был вживлен в мозг электронный имплантат, с помощью которого он смог по радиосвязи управлять удаленным компьютером. Это позволило ему общаться с людьми: контролируя положение курсора на экране монитора, он мог заставить компьютер синтезировать речь.

Возможно, в будущем имплантат позволит человеку управлять компьютером лишь посредством мысли. Тем самым отпадет потребность не только в клавиатуре и мыши, но даже и в мониторе.

Передача информации от компьютера непосредственно в мозг человека открывает новые возможности. Чтобы попасть в виртуальную реальность, больше не понадобятся ни специальные шлемы, ни очки. Возможно, когда информация будет поступать прямо в мозг, человек уже не сможет отличить реальное от нереального. А подключив к мозгу дополнительную память, он обретет живые воспоминания о том, чего никогда не делал в действительности.

Представьте, что люди с имплантатами смогут соединяться друг с другом через Интернет. Тогда станет возможна передача мыслей от одного человека к другому, как бы далеко друг от друга они ни находились.

В августе 1998 года в качестве научного эксперимента в мое левое предплечье вживили микросхему. С помощью этого имплантата я мог взаимодействовать с компьютерной сетью, расположенной в здании отделения кибернетики Редингского университета. В результате, входя в дверь, я слышал: «Добрый день, профессор Уорвик!» Когда я приближался к своему кабинету, на экране моего компьютера появлялась моя домашняя страничка с информацией о всех пришедших на мой адрес сообщениях. Двери лаборатории открывались передо мной автоматически.

Примерно через год мне вживят другой имплантат, на этот раз рядом с нервным стволом. Сигналы от микросхемы будут передаваться в компьютер и обратно. Это позволит мне напрямую связываться с Интернетом. Возможно, скоро этот способ станет общедоступным. Вместо того чтобы пользоваться обычными телефонами или носить с собой повсюду сотовые, люди смогут общаться с помощью крохотных силиконовых чипов, которые можно будет легко вживлять хирургически или даже просто вводить под кожу путем инъекции. Посредством Интернета можно будет передавать импульсы от одного имплантата к другому, то есть от одной нервной системы к другой.

И вновь мы приходим к тому, с чего начали: будущее человечества напрямую зависит от интеллекта машин. Как только машинный интеллект сравняется с нашим, у нас возникнут серьезные проблемы, преодолеть которые нам вряд ли удастся. Подключившись к компьютерной сети, мы превратимся в крошечные узлы огромной машинной системы. Но даже если мы и не будем включены в единую сеть, огромная система умных и мощных машин при желании все равно сможет превратить нас в беспомощные игрушки.

ТАК ЧТО ЖЕ НАС ЖДЕТ?

Некоторые ученые считают, что до того момента, когда машина сравняется с человеком по интеллекту, осталось 10-20 лет. Американский исследователь Ганс Моравек (Н. Moravec), опираясь на достижения в области искусственного интеллекта и вполне разумно предположив, что скорость, с которой развиваются технологии, будет постоянно увеличиваться, рассчитал, что это событие произойдет примерно в 2030 году.

Кто знает, быть может, эволюционное развитие не заканчивается на человеке и дарвиновскую теорию можно распространить и на машины? Быть может, мы находимся в положении динозавров, время которых уходит, и человеческая раса сейчас играет свою последнюю партию?

Если период нашего господства на Земле подходит к концу, мы можем надеяться лишь на то, что машины будут обращаться с нами так, как мы обращаемся с другими животными: они сделают нас рабами или поместят в зоопарк. Разве этого мы хотим? Не следует ли нам по крайней мере создать международную организацию, которая проводила бы мониторинг, а может быть, даже и контроль за тем, что происходит?

Читайте в любое время

Источник

Ответы на популярные вопросы
Adblock
detector