Автомобиль синяя птица история

Mikhail-Balandin › Блог › Мы в воде ледяной не плачем: ЗИЛ-49061 «Синяя Птица»

Наверное, это самая крутая тачка из всех, на которых я ездил. А ездил я на сотнях, включая Rolls-Royce Wraith и некоторые прочие «лухури». Итак, «Синяя птица»…

Буду краток: “Синяя птица” — это лучший ЗиЛ, на котором мне пришлось когда-либо ездить. И пусть попасть в него можно только через крышу, но оно того стоит. Глядя на этот автомобиль снаружи, я чувствовал что-то вроде суеверного трепета: вдруг эта огромная снаружи машина, которая позаимствовала агрегаты массового советского грузовика, окажется на ходу неповоротливым вялоползущим чудовищем с жуткой эргономикой, неуправляемым и жутко неудобным? Вот это было бы разочарованием, хотя и несколько ожидаемым. Но нет! Наверное, Нильс, летевший в Лапландию на спине гуся, не испытал такого восторга от своей птички. Ну всё, хватит эмоций. Нахмурим чело и посмотрим, что это за машина.

Славная семья КПЭМ

Многие, наверное, знают, что ЗиЛ-49061 был создан для поиска и дальнейшей перевозки спускаемых аппаратов (СА или «капсул»), которые нужны для возвращения космонавтов на Землю после полёта. Одним из стимулов к созданию таких машин стала неприятная ситуация, к в которую попали космонавты Павел Беляев и Алексей Леонов в 1965 году. После спуска в глухой пермской тайге им пришлось два дня топать на лыжах к специально вырубленной лесниками делянке, где их смог забрать вертолёт. И это — после сложного полёта, в котором Леонов первым в истории побывал в открытом космосе.

В 1966 году была выпущена первая машина первого поколения ПЭУ-1 (поисково-эвакуационная установка), оборудованная краном и платформой для перевозки спускаемого аппарата. А в 1972 году была сделана ПЭУ-1М, кузов которой был пассажирским и приспособленным именно для перевозки людей, а не СА.
Первый прототип машин второго поколения ПЭМ был готов ещё в 1971 году, но производство началось в 1975. И опять это была не одна машина, а комплекс из трёх: наш ЗиЛ-49061 назывался ПЭМ-1 и был пассажирским, ЗиЛ-4906 — это ПЭМ-2 (у него вместо кузова-салона стоял кран и ложемент под “капсулу”), а третья машина в составе комплекса КПЭМ — это вездеход со шнековым движителем ПЭМ-3 (ЗиЛ-29061). Почему колёсные машины получили прозвища “Синяя птица” — доподлинно неизвестно, но это название, конечно, гораздо лиричнее прозаического ЗиЛ-4906, поэтому просим вашего позволения иногда называть ПЭМ-1 “птицей”. Ну, красиво же, ей-богу!

Утверждение, что КПЭМ выезжают на место посадки своим ходом ошибочно. Они базируются (всего сейчас их десять единиц 4906 и 49061) под Челябинском, а в место предполагаемой посадки их перевозят самолётом АН-12. А вот уже на месте приземления СА начинается их работа.

Начнём, пожалуй, с того, почему у машины шесть колёс и как они работают.
Задача у конструкторов стояла сложная: нужно было сделать не только проходимый автомобиль, но ещё и плавающий. Причём достаточно лёгкий, но вместительный. Огромные колёса с шинами И-159 и системой централизованной подкачки обеспечивают плавучесть, хотя, конечно, основное водоизмещение даёт кузов-лодка, сделанный из стеклопластика. Шесть колёс дают возможность ездить по пересечённой местности, а возможность снизить в них давление — по грунтам, не выдерживающим большое удельное давление.

Так как габариты машины несколько поражают впечатление (особенно длина в девять метров), то управляемыми пришлось делать колёса передней и задней осей. Отметим интересную особенность нашей машины: у неё в рулевом управлении нет жёсткой механической связи между передними и задними колёсами. А вот на более поздних машинах для устранения рассинхронизации углов поворота тяги всё-таки проложили.

Теперь перейдём к ещё более интересному вопросу: как все эти колёса крутятся? То есть, к трансмиссии.
Коробка передач тут стоит практически такая же, как у ЗиЛ-130. Отличия — в удлинённом вале под двухдисковое сцепление активного автопоезда ЗиЛ-137 с колёсной формулой 10х10. А вот всё после КПП — уникальное, сделанное специально для ПЭМ. Здесь стоит бортовой блокированный привод всех колес, то есть все три колеса одного борта всегда вращаются вместе, приводимые в действие карданами. Вполне очевидно, что блокировка тут может быть только одна — межбортового дифференциала. Единственный планетарный дифференциал в раздаточной коробке нужен для блокировки, обеспечивающей одинаковую скорость вращения всех шести колёс при сложных дорожных условиях. Ну и, конечно, есть у ЗиЛа и колёсные редукторы.

А что там с двигателем? Наверняка у этого монстра где-то внутри стоит мотор, вызывающий потоки завистливых слёз безумного Макса. А вот и нет. В ПЭМ-1 работает практически обычный двигатель ЗиЛ-130 мощностью 150 л.с. Правда, собирали моторы для “Птицы” не на конвейере. В процессе сборки конвейерных моторов отдельно обрабатывают картер сцепления и блок, а для моторов ПЭМ добавили ещё одну операцию — совместную обработку картера сцепления и блока с одновременной проверкой их на соосность. Кроме того, сам “колокол” здесь тоже не от ЗиЛа-130, а от всё того же ЗиЛа-137.

И ещё одно отличие — в приводе спидометра. Тут есть выход для датчика тахометра, которого нет на ЗиЛ-130. Впрочем, это — всё то немногое, что отличает серийный мотор от мотора “Синей птицы”.\

Кузов машины, как я уже говорил, сделан из стеклопластика. Для зиловцев этот материал к середине 60-х был уже знаком, так что кузов получился очень неплохим. Правда, сегодня он утратил часть своих свойств. Он просто-напросто постарел. К сожалению, с возрастом эпоксидная смола, соединяющая многочисленные слои кузова, утратила эластичность. И если на испытаниях кузов ЗиЛа легко и непринуждённо валил деревья в руку толщиной, то сегодня кузов приходится беречь. Впрочем, беречь “Синюю” птицу” — вещь обязательная в любом случае.

Интересно сделано крыло, которое идёт вдоль борта. Оно откидное. Его трудно сломать в кустах или лесу, но на воде его можно откинуть, и тогда получается мостик, по которому можно пройти вдоль всего борта. А вот пока они висят, как на фотографии, они закрывают доступ к двум бензобакам, расположенным симметрично по обоим бортам.

А вот однозначного ответа, зачем сзади висит баллон с азотом, получить не удалось. Наиболее распространённая версия — для продувки систем спускаемого аппарата после его посадки.

Сзади у “Птицы” виднеется разъём для подключения электрики прицепа. Он типично авиационный, не такой, какие стояли на автомобилях. С авиацией ЗиЛ роднят и антенны-плавники.

А теперь давайте залезем на крышу. И не потому, что хотим гонять голубей, а потому что иначе нам в кабину просто не попасть: дверь есть только в заднем модуле, изолированном от кабины экипажа.
Я точно знаю, что некоторые водители не очень высоко ценят удобство посадки в бескапотные кабины грузовиков. По сравнению с удобством попадания в кабину “Синей птицей” все эти бескапотники — просто ложа театра. Тут надо сначала по колесу забраться на платформу позади кабины, с неё — на крышу, а уж оттуда через люк “провалится” на сиденье водителя или пассажиров. А тем временем высота кабины — почти три метра. Понятно, что машина рассчитана на военных (именно так, Роскосмос и МЧС “птичками” обделили), они люди подготовленные. А вот гражданским туда лезть сложно. А может, и не нужно?

Читайте также:  Алюминий листовой для автомобилей

На крыше модуля с пассажирским салоном лежит швартовочный круг. Мало ли, вдруг СА придётся вытаскивать из воды? Вот тут при швартовке круг и поможет.

А вот как раз между кабинами и расположен двигатель. Доступ к нему тоже расположен здесь же. И он вполне удобен, что радует. Больше тут смотреть нечего, но прежде чем совать своё гражданское тельце в кабину, посмотрим, что творится у “Птицы” в пассажирском салоне.

В утробе “Синей птицы”

Признайтесь: мало кто видел этот ЗиЛ изнутри. Но у нас есть возможность не только посидеть на диванчиках для космонавтов, но и покататься на этой машине. Правда, чуть позже.

Чтобы попасть в салон, нужно откинуть лестницу, закреплённую на задней стенке кузова. поднявшись в отсек, захлопываем отпавшую от удивления челюсть и начинаем разбираться в этом богатстве.

В общем-то, тут есть всё не только для короткой поездки, но и для довольно длительного путешествия. И, конечно, для оказания первой помощи. Даже капельницы, висящие на потолке, тут есть во всей своей стеклянной красе.

Из видимых красот — переговорное устройство с кабиной экипажа, собственные отопитель и кондиционер, вполне удобные сиденья и шторки на окошках. Красиво и даже уютно. Ещё бы фикус на подоконник, эх!

А вот основная масса снаряжения находится под сиденьями. Тут лежат запас медикаментов, комплект медицинских шин, лётное зимнее обмундирование, носилки, грелки, термосы, запас воды, поильники и многое другое. Здесь с удобством могут разместиться семь человек. Но нам тут неинтересно, нам хочется за руль. Поэтому вылезаем из салона, прыгаем по колёсам и просовываемся в кабину экипажа (который, кстати, должен состоять из трёх человек).

Большую часть приборной панели занимают коротковолновые и ультракоротковолновые радиостанции и радиокомпасы и другие системы радионавигационного комплекса. Мы в них ковыряться не будем: нам интересна сама машина (а если честно, мы в них просто не разбираемся). И всё же отмечу, что у нас тут стоит ранний образец техники, на более поздних машинах радионавигационное оборудование другое, а экипаж “Птицы” может свободно поддерживать связь и с другими машинами ПЭМ, и с вертолётами, и с самими космонавтами.

Но давайте пересядем на место водителя.

Кресло водителя отдельное, но на диване рядом могут спокойно сидеть два человека, а при желании — и три. Между сиденьями стоит рычаг КПП, который так же, как и руль, напоминает о “зиловском” происхождении амфибии. Но посадка вполне удобная. Вообще рабочее место водителя получилось удивительно удобным, так не похожим на всё, что было создано сумрачным гением советского грузового автомобилестроения. Если не брать в расчёт специфику управления оборудованием машины, всё в кабине покажется знакомым любому, кто водил советский полноприводный грузовой автомобиль. Ну, например, ЗиЛ-131. Да и приборы знакомы, разве что тут тормозная система гидравлическая, поэтому центральные места на приборке занимают не манометры пневматических контуров тормозов, а спидометр и манометр давления воздуха в шинах. Остальное — классика жанра: амперметр, указатель уровень топлива, давление масла в двигателе, температура охлаждающей жидкости и тахометр. Сигнальные лампочки показывают включение света, блокировку дифференциала, включение пониженного ряда раздаточной коробки.

Ну, а теперь вытираем вспотевшие ладошки и щёлкаем два тумблера слева от рулевой колонки: выключатель “массы” и зажигание. Запускаем двигатель и — вперёд, на поиски космонавтов”

Птица высокого полёта

В кабине “Птицы” кажется тише, чем в обычном ЗиЛ-130 или ЗиЛ-131. Наверное, из-за того, что мотор стоит за спиной. Но это ещё не всё. Сейчас я буду делать то, чего никогда раньше не делал: лить патоку и пускать слюни на отечественную машину.

Мне впервые не пришлось смотреть под ноги, примеряясь к педалям. Они стоят именно там, где должны стоять. Их высота, взаимное расположение и даже адекватность усилий на них идеальны, как попа молодой Дженнифер Лопес. Трогаемся с первой передачи, а дальше едем почти как на легковом автомобиле. Тут не надо постоянно топтать педаль сцепления (коробка синхронизированная) и даже не нужно напрягать руки при повороте руля: ГУР справляется с работой отлично.

Но самое интересное — это ощущение от работы независимой торсионной подвески. В вездеходах всегда трясёт, это практически неизбежно. Но тут при езде по просёлку я почувствовал, как боженька взял меня на руки и несёт по облачкам. Конечно, на бездорожье скорость скинуть придётся (хотя бы потому что просто жалко из-за своих глупых амбиций гонять эту замечательную технику), да и техника езды там не предусматривает драг-рейсинга. Но на то оно и бездорожье. На асфальте же набрать максимальную скорость в 75 км/ч не составляет вообще никакого труда, причём машина, масса которой больше девяти тонн с мотором в 150 л.с. великолепно слушается руля, адекватно реагирует на педаль газа и тормоза. Хотя, конечно, на дороге больше приходится тормозить двигателем, но это опять же нормально для тяжёлой внедорожной техники.

Полетав на “птичке” по дорогам и полям, нечаянно загоняю себя в сложную ситуацию: тупик с небольшой дорожкой вправо под большим уклоном вниз. Тут надо развернуться. Разворот в очень ограниченном пространстве на этом ЗиЛе мне казался ещё более отчаянным манёвром, чем прослеживание взглядом проходящей мимо девочки в короткой юбке в присутствии жены. То есть, смертельно опасным. И всё же сворачиваем направо, опустив кабину вездехода круто вниз. Теперь надо тронутся назад, не откатившись под уклон вперёд. Машина настолько легка в управлении, что сделать это удаётся чрезвычайно легко. Мало того: прекрасный обзор в зеркала и в передние и боковые стёкла с хорошо читаемыми габаритами позволяет сделать это без разрушения забора, стоящего в опасной близости. Ей-богу, тот, кто отвечал за управляемость и обзорность — чёртов гений! По-моему, на Lexus LX450d привыкнуть к габаритам мне было намного сложнее.

* * *
Удивительно, но эти машины служат до сих пор. С момента выпуска последней амфибии прошло уже 27 лет, а ПЭМ-1 и ПЭМ-2 ещё работают. ПЭМ-3 практически не используют, но тоже поддерживают в рабочем состоянии. А теперь представьте, каким запасом прочности обладают эти машины! И те люди, которые обязаны сохрнаять их работоспособность даже несмотря на то, что завода ЗиЛ не существует уже много лет. Они заслуживают не меньшего уважения, чем сами амфибии и их конструкторы.

В общем, срочно собирайте манатки и дуйте в космос. Чёрт с ними, с этими перигеями-апогеями, главное — покататься после возвращения на “Синей птице”. Это по-настоящему великолепный аккорд в космической балладе. Браво ему и, конечно же, бис.

Читайте также:  Аккумулятор для автомобиля энерджайзер в москве

Источник

Поисково-эвакуационные вездеходы семейства ЗИЛ-4906 «Синяя птица»

Со второй половины шестидесятых годов поисково-спасательная служба военно-воздушных сил СССР эксплуатировала вездеходы семейства ПЭУ-1, предназначенные для обнаружения и эвакуации космонавтов вместе с их спускаемым аппаратом. В начале следующего десятилетия возникла необходимость в новой технике такого рода. После нескольких не вполне удачных экспериментальных образцов Специальное конструкторское бюро Завода им. И.А. Лихачева создало машину, пригодную к серийному производству и эксплуатации. Работать с космонавтами теперь должны были вездеходы ЗИЛ-4906.

В порядке дальнейшего развития специальной техники в 1972 году был создан опытный вездеход-амфибия ПЭУ-2, имевший самые серьезные отличия от предшественников. Имея соответствующие размеры, он мог перевозить команду спасателей, троих космонавтов и спускаемый аппарат. Это давало определенные преимущества, но сокращало мобильность техники. Вездеход нельзя было перевозить существующими военно-транспортными самолетами. По результатам проекта ПЭУ-2 заказчик и СКБ ЗИЛ решили сохранить существующую схему эвакуационного комплекса с двумя отдельными машинами. Одна из них должна была перевозить только людей, а другая – только спускаемый аппарат.

Вскоре Специальное конструкторское бюро Завода им. Лихачева во главе с В.А. Грачевым создало новый опытный вездеход ЗИЛ-49042, при помощи которого проверили новый вариант трансмиссии, построенный на упрощенных и облегченных агрегатах. Этот проект признали удачным, и его наработки следовало использовать при создании следующего образца техники, предназначенного для практической эксплуатации.

Новый поисково-эвакуационный вездеход получил заводское обозначение ЗИЛ-4906. Цифры такого индекса определяли машину как специальную технику с полной массой от 8 до 14 т. Шестерка в конце указывала на порядковый номер проекта такого рода в списке разработок Специального конструкторского бюро. Вместе с базовой амфибией транспортного назначения была создана пассажирская машина ЗИЛ-49061. Оба этих образца, а также еще один вездеход необычного вида вошли в состав поисково-эвакуационного комплекса ПЭК-490. После принятия на снабжение комплекс и его машины получили прозвище «Синяя птица».

Вездеходы комплекса ПЭК-490 должны были иметь максимально унифицированную конструкцию. Машины ЗИЛ-4906 и ЗИЛ-49061 фактически отличались только оборудованием грузовой площадки в кормовой части корпуса. В первом случае вездеход предлагалось оснастить подъемным краном и ложементом для спускаемого аппарата, во втором – закрытой пассажирской кабиной. Корпус, силовая установка, шасси и т.д. обеих машин были одинаковыми.

По опыту предыдущих проектов спасательные вездеходы-амфибии построили на основе корпуса рамной конструкции. В его основе лежала облегченная сварная алюминиевая рама, состоявшая из продольных и поперечных профилей, а также нескольких косынок и раскосов в нагруженных местах. Рама скреплялась со стеклопластиковым водоизмещающим корпусом. Передний свес корпуса выполнили в виде изогнутого агрегата с несколькими продольными ребрами жесткости. Над колесами помещался вертикальный борт с крупными колесными арками. Задняя часть корпуса с вертикальной кормовой панелью, имела поднимающееся днище. Такая его форма была связана с необходимостью установки пары наружных гребных винтов.

Компоновка корпуса ЗИЛ-4906/49061 повторяла особенности некоторых предыдущих «космических» машин. Передняя часть корпуса отдавалась под приборный отсек и кабину экипажа. Кабина получила характерный стеклопластиковый колпак, выступающий над крышей-палубой корпуса. За ним располагалось силовое отделение, крышка которого находилась на уровне среза бортов. Чуть более половины корпуса, в его центре и корме, предназначалось для монтажа целевого оборудования, соответствующего назначению машины. Значительная часть внутренних объемов шасси вмещала агрегаты трансмиссии.

В моторном отсеке корпуса помещался переработанный бензиновый двигатель ЗИЛ-130 мощностью 150 л.с. Рядом с двигателем находились радиатор со средствами обдува, топливный бак и другая аппаратура. Выхлопную трубу с глушителем вывели на крышу корпуса. Предыдущие вездеходы СКБ ЗИЛ комплектовались автоматической трансмиссией, но на этот раз решили использовать механические устройства. С двигателем соединялась пятиступенчатая коробка передач с ручным управлением.

С коробки передач крутящий момент поступал на раздаточную коробку, при помощи которой реализовывалось т.н. бортовое распределение мощности. Межбортовой дифференциал раздаточной коробки распределял крутящий момент на колеса разных бортов. При помощи системы карданных валов и бортовых передач обеспечивался привод всех шести колес машины. Также от раздаточной коробки отходили валы для кормовых гребных винтов.

В проекте ЗИЛ-4906 сохранили трехосную ходовую часть с полным приводом и колесами большого диаметра. На этот раз колеса всех трех осей оснастили независимой торсионной подвеской. Передние и задние колеса были управляемыми и контролировались при помощи гидравлического усилителя. Для улучшения маневренности рулевая система разворачивала задние колеса с некоторым запозданием относительно передних. Вновь использовались колеса с шинами большого диаметра, связанные с централизованной системой регулировки давления. Колеса имели дисковые тормоза, размещенные внутри корпуса машины.

Для передвижения по воде вездеход получил пару гребных винтов, помещенных под кормой корпуса. Позади каждого из них находился собственный подвижный руль, обеспечивавший маневрирование. Винты и рули контролировались с рабочего места водителя.

Обе перспективные машины получили унифицированную кабину. Экипаж размещался под общим стеклопластиковым колпаком с развитым остеклением. Доступ в кабину обеспечивался парой люков в крыше. Боковые двери отсутствовали. Для уменьшения габаритов вездехода в транспортном положении колпак мог демонтироваться. В левой части кабины имелся пост управления водителя, оснащенный необходимыми приборами и устройствами для контроля за всеми системами машины.

В распоряжении экипажа имелись средства навигации и связи, обеспечивавшие поиск приземлившихся космонавтов и обмен информацией. Уже после начала серийного производства и эксплуатации техники была выполнена модернизация, предусматривавшая установку самой новой радиоэлектронной аппаратуры. Вследствие этого поисковые работы заметно упростились.

Грузовая модификация поисково-спасательной машины с обозначением ЗИЛ-4906 имела открытую кормовую площадку с некоторым целевым оборудованием. Для перевозки спускаемого аппарата на грузовой площадке помещался ложемент соответствующей конфигурации. Также имелся набор строп для фиксации подобного груза на своем месте. При необходимости вездеход-грузовик мог брать на борт и другие объекты. К примеру, именно с его помощью планировалось транспортировать шнекороторный снегоболотоход, включенный в комплекс ПЭК-490.

Перед кузовом и позади него на амфибии ЗИЛ-4906 помещались опорные устройства двухбалочного подъемного крана, выводимого на левый борт. При помощи стрел, балки с крюком и другого оснащения экипаж мог погрузить на борт машины космический аппарат или иной груз. На общем основании со стрелами устанавливались откидные опоры-домкраты, стабилизировавшие вездеход во время погрузки.

Унифицированная амфибия ЗИЛ-49061 имела иное оснащение. Всю заднюю половину ее корпуса занимал закрытый пассажирский салон, закрытый стеклопластиковым колпаком больших размеров. В бортах салона имелось несколько крупных окон. Доступ внутрь обеспечивался люком в невысокой передней стенке, ведущим на крышу-палубу моторного отсека, и задней дверью. В связи с большой высотой вездехода рядом с этой дверью предусматривалась откидная лесенка.

Вдоль бортов салона помещалось несколько диванов складной конструкции, на которых можно было разместить команду спасателей и эвакуируемых космонавтов. Так, при трех лежачих пассажирах четыре человека могли сидеть. В распоряжении экипажа имелось разнообразное снаряжение для работы в разных условиях, медицинское оснащение, шанцевый инструмент и т.д. Комфортные условия в кабине и салоне обеспечивались отопителями и кондиционерами. Запас воды и продовольствия позволял космонавтам и спасателям работать на удалении от баз в течение нескольких суток.

Читайте также:  Автомобиль легковой дэу нексия устройство

В ходе разработки проектов ЗИЛ-4906/49061 специалисты СКБ ЗИЛ создали новый вариант окраски техники. Предыдущие поисково-эвакуационные машины получали яркую окраску в красно-оранжевых тонах, которая не давала им затеряться на фоне снега. Новые амфибии, с учетом возможной эксплуатации в самых разных регионах и на различных ландшафтах, решили красить иначе. Машины должны были иметь ярко-синий цвет, обеспечивающий хорошую видимость на снегу, в полях, в пустынях и т.д. Именно из-за такой цветовой схемы вездеходы получили прозвище «Синяя птица».

Вездеходы комплекса ПЭК-490 имели схожие габариты и показатели массы. Длина обеих машин составляла 9,25 м, ширина – 2,48 м, высота – менее 2,6 м. Колесная база – 4,8 м при промежутках по 2,4 м. Колея – 2 м. Конструкция трансмиссии позволила получить дорожный просвет на уровне 544 мм. Снаряженная масса незначительно превышала 8,3 т. Полная масса со всей допустимой полезной нагрузкой не превышала 9,3-9,4 т. По шоссе амфибии могли ездить со скоростью до 75 км/ч. Максимальная скорость на воде ограничивалась 8 км/ч.

Использование всех основных наработок по предыдущим проектам привело к примечательным результатам. Объединяя в себе идеи и решения ряда предыдущих опытных и серийных машин, вездеходы ЗИЛ-4906 и ЗИЛ-49061 могли преодолевать самые разные препятствия, плавать и решать все поставленные задачи. Впрочем, для проверки реальных возможностей техника должна была пройти испытания.

Первые опытные образцы новых моделей появились в середине 1975 года. Машины с неофициальными прозвищами «Кран» и «Салон» планировалось проверить в самых разных условиях, где могла понадобиться их помощь. Несколько следующих лет ушли на испытания готовых вездеходов, совершенствование конструкции и изучение особенностей их применения в реальных операциях. На практике было подтверждено, что предложенный облик специальной спасательной машины полностью соответствует предъявляемым требованиям и решаемым задачам. В то же время, некоторые особенности техники не устраивали создателей и заказчика, из-за чего требовались доработки.

К сожалению, Специальному конструкторскому бюро ЗИЛ пришлось завершать доводку амфибий ЗИЛ-4906 уже без В.А. Грачева. Главный конструктор многочисленных вездеходов и автор самых смелых идей ушел из жизни 24 декабря 1978 года. Комплекс ПЭК-490 «Синяя птица» стал последним крупным проектом, реализованным под его руководством. Впрочем, оставшись без руководителя, специалисты конструкторского бюро продолжили работу и завершили все его начинания.

В 1981 году новый поисково-эвакуационный комплекс в составе грузового вездехода ЗИЛ-4906, пассажирской машины ЗИЛ-49061 и шнекороторного снегоболотохода ЗИЛ-2906 был принят на снабжение Единой государственной авиационной поисково-спасательной службы СССР. Вскоре начался мелкосерийный выпуск новой техники.

До конца существования Советского Союза – примерно за 10 лет – московский автозавод им. Лихачева успел построить около трех десятков вездеходов комплекса «490». Было изготовлено и передано заказчику 12 машин с подъемными кранами, 14 «Салонов» и 5 шнекороторных вездеходов. В тот период вся эта техника поставлялась только Единой поисково-спасательной службе.

Серийным «Синим птицам» неоднократно приходилось участвовать в спасательных операциях. Прежде всего, их задачей являлся поиск спускаемых аппаратов с космонавтами на борту. Обнаружив место посадки, экипажи вездеходов могли вывезти людей и технику. Также имеются сведения об эксплуатации ПЭК-490 за рамками космической программы – при поиске мест крушения авиационной техники.

Уже после начала эксплуатации серийной техники, в 1983 году, исходный проект ЗИЛ-4906/49061 был доработан с заменой части оборудования. Так, был создан новый транспортер ЗИЛ-49062. Он отличался усиленной рамой и доработанной рулевой системой. Улучшилась система охлаждения двигателя и появился новый гребной винт. Позже, после проведения некоторых испытаний, опытная машина в порядке эксперимента получила двигатель ЗИЛ-550 с турбонаддувом, развивавший мощность до 150 л.с. На ней также испытывался подъемный кран-манипулятор с одной стрелой, по своим характеристикам не уступавший серийному изделию. Опорно-поворотное устройство такого крана находилось в корме корпуса.

В 1985 году машина типа «Салон» в ходе дальнейшего развития получила новую навигационную аппаратуру и более современные системы связи. Также пассажирскую кабину оснастили более эффективным климатическим оборудованием. Такой вариант вездехода назвали ЗИЛ-49065. В улучшенной версии амфибия могла быстрее и эффективнее искать космонавтов, а также обеспечивать больший комфорт для экипажа и пассажиров. Вместимость кабины и грузоподъемность при этом не поменялись.

Опытные образцы вездеходов ЗИЛ-49062 и ЗИЛ-49065 прошли испытания и подтвердили расчетные характеристики. Их не рекомендовали к серийному производству и эксплуатации, но основные идеи проектов не пропали. Уже в 1986 году некоторые наработки по проектам модернизации были внедрены в конструкцию исходных машин ЗИЛ-4906/49061. Таким образом, новые серийные «Синие птицы» сочетали в себе черты техники базовой и модернизированной версий.

После развала СССР Завод им. Лихачева, как и многие другие отечественные предприятия, столкнулся с различными проблемами. Одним из результатов этого стало преобразование СКБ ЗИЛ в отдельное предприятие. Новая компания была названа «Вездеход ГВА» (Грачев Виталий Андреевич). Уже в качестве независимой организации бывшее Специальное конструкторское бюро продолжило выпуск «космической» техники. Интерес к машинам комплекса ПЭК-490 проявили министерство по чрезвычайным ситуациям, структуры вооруженных сил и даже одна из компаний добывающей промышленности.

По известным данным, новые заказы на специальную технику позволили довести общую численность «Синих птиц» до 40-50 единиц. Большая часть этих машин до сих пор остается в эксплуатации и решает поставленные задачи. Впрочем, имеются и исключения. Так, один из серийных пассажирских вездеходов-амфибий несколько лет назад стал экспонатом Государственного военно-технического музея в подмосковном с. Ивановское. Эта машина сохранила белую окраску с трехцветными полосами, говорящую о ее службе в МЧС.

В конце восьмидесятых годов были приняты меры по увеличению срока службы серийной техники. За счет тех или иных работ предлагалось увеличить ресурс вездеходов с изначально назначенных 10 до 20 лет. Эти предложения привели к желаемым результатам, благодаря чему машины ЗИЛ-4906 до сих пор остаются на снабжении и решают поставленные задачи. По мере необходимости они проходят ремонт и модернизацию. К примеру, в середине двухтысячных годов началось оснащение «Синих птиц» современной аппаратурой спутниковой навигации.

Большая часть вездеходов ЗИЛ-4906 и их модификаций, несмотря на солидный возраст, до сих пор остается в эксплуатации и решает возлагаемые на них задачи. Следует отметить, что замена этой технике в контексте поисково-спасательных операций в интересах космонавтики пока отсутствует. Этому есть несколько объяснений. Главное из них – имеющаяся техника полностью отвечает актуальным требованиям и способна решать все поставленные задачи. Если принять во внимание сроки эксплуатации специальной техники от Завода им. Лихачева, то можно утверждать, что комплекс «Синяя птица» оказался самой успешной разработкой в своей области.

Источник

Ответы на популярные вопросы
Adblock
detector