Автомобиль стилизованный под победу

Лики «Победы»: самые крутые дизайн-проекты легендарного автомобиля

Наверное, самую удачную из всех попыток представить, какой могла бы стать эта советская машина в наши дни, предпринял российский дизайнер-любитель Сергей Баринов. По мнению художника, автомобиль, который он назвал Pobeda M20 Neoclassic, сохранил бы знаменитый облик фастбека, при этом выглядел бы вполне актуально. Очевидно, что современная Pobeda M20 относилась бы к сегменту люксовых автомобилей. Неслучайно любители автодизайна усмотрели сходство ее экстерьера с такими престижными моделями, как Bentley Continental и Maserati Quattroporte.

Но на профильных сайтах, где состязаются в умении начинающие и не только дизайнеры, можно встретить много других интересных проектов.

Тему Баринова развил Олег Бежанов, причем первые свои эскизы он опубликовал еще в 2007 году, и эволюция «неоклассической» «Победы» весьма любопытна.

Вариант спортивной версии предложил Михаил Петренко.

А Андрей Ткаченко показал, как могли бы выглядеть универсал и купе, созданные на базе осовремененной «Победы».

Что интересно, тюнерам удалось претворить в жизнь кое-что из того, о чем фантазировали дизайнеры.

Еще в 2005 году на выставке Мотор-Парк Show в Москве представили автомобиль «Победа» ГАЗ М60, который весьма напоминает куда более свежий проект Баринова. Машину построили с «чистого листа», а под капот поместили двигатель от популярного в те годы 600-го Mercedes-Benz.

На Украине в 2012 году показали сразу две купеобразные «Победы». Первую создали на агрегатах Toyota Mark II и Mazda RX8. От настоящего советского раритета здесь понадобились заднее стекло, часть передних крыльев и некоторые оригинальные детали. Кстати, этот автомобиль «засветился» в одном из клипов рэпера Басты.

Еще один украинец собрал шикарную «Победу» из старого оригинального кузова, Audi A6, BMW 735 и Toyota Soarer.

Проект «Алиса» — результат работы питерского тюнинг-ателье Truck Garage. За 1 год ГАЗ получил 20» внедорожные колеса, силовые бамперы, пластиковые расширители арок, двухцветную окраску, полный привод, 500 л.с. в двигателе и максимальную скорость 200 км/ч.

Кроме того, на порталах объявлений в свое время можно было найти «Победы» в кузове пикап.

Напомним, автомобили «Победа» выпускались в Советском Союзе с 1946 по 1958 годы. Хотя прототипом для машины послужил немецкий Opel Kapitan, она стала настоящим символом советского автопрома и возрождения промышленности после Великой отечественной войны.

Именно в «Победе» впервые в нашей стране применили многие важные технологические решения, в частности, несущий кузов «бескрылой» формы, независимую подвеску передних колес и гидравлический привод тормозов. В ней появились отопитель салона и электрические указатели поворотов и стоп-сигналы.

Источник

ГАЗ-М20 «Победа» скрестили с Mitsubishi Pajero

ГАЗ-М20 «Победа» и ГАЗ-21 «Волга» являются самыми популярными основами для кастомайзинга в России. Во-первых, желание обладать.

ГАЗ-М20 «Победа» и ГАЗ-21 «Волга» являются самыми популярными основами для кастомайзинга в России. Во-первых, желание обладать таким автомобилем у многих довольно сильное, а восстановить его в аутентичное состояние будет стоить несколько миллионов рублей. А во-вторых, стиль 50-х с современной начинкой сейчас очень модное сочетание.

На базе чего только не делают такие автомобили, мы уже написали огромное количество статей про самые разные проекты. Ищите их с помощью поиска на нашем сайте. Но, честно говоря, удивились, увидев очередной кастом. Дело в том, что эта ГАЗ-М20 «Победа» скрещена с. Mitsubishi Pajero!

Итак, от Pajero тут рама, 3.5-литровый двигатель мощностью 208 л.с., автоматическая коробка передач и подвески. Кузов от победы установили сверху на раму через проставки.

Передние и задние сиденья взяли от Nissan Teana. Они, кстати, обшиты черной перфорированной кожей. Среди невиданных для «Победы» опций – электропривод стеклоподъемников, подогрев сидений, камера заднего вида и (внимание!) электропривод крышки багажника!

К сожалению, автор немного не доделал свой амбициозный проект. Осталось собрать торпедо, карты дверей и постелить ковролин на пол.

Но есть еще один большой недостаток. Цитируем слова владельца: «Изменения в конструкции не оформить, тех осмотр не пройти, на учет в установленном порядке, не поставить. «. Грусть, печалька. Возможно, поэтому он выставлен на продажу. Цена – 550 тысяч рублей.

Фотогалерея

Комментарии (0)

Читать

В Белгороде продают ГАЗ-М20 «Победа» со странным тюнингом времен СССР

Самое читаемое

Последние новости

УАЗ представил новый «Профи» с двускатной ошиновкой и его удлиненную версию

Посмотрите, как трамвай с отказавшими тормозами таранит шесть автомобилей

Послушайте как звучат новые BMW M3 и M4 с выхлопной системой Performance Exhaust

Китайский бренд Maxus представил флагманский пикап T90 с неожиданно роскошным салоном

Русские и советские

«УАЗмёрка» — странное сочетание УАЗика и ВАЗ-2108 из Белоруссии

История о ГАЗ-21С «Волга» из Финляндии: 20 лет простоя, обрушение крыши сарая и чудесное восстановление

Видео: глава Минпромторга РФ Денис Мантуров протестировал отечественный электрокар Zetta

Очень редкий израильский внедорожник Zibar Mk2 российской сборки продают по цене двух Mercedes-Benz GLS

Редкую 32-летнюю «Волгу» с форкамерным мотором чуть не отправили на свалку

Советские военные гусеничные тягачи МТ-ЛБ переделают в гражданские снегоболотоходы

14-летний внедорожник ГАЗ «Тигр» с пробегом продают почти по цене «Гелендвагена»

На Кипре подают легендарную «Чайку» 1961 года за 12 миллионов рублей

Источник

Как могла бы выглядеть легендарная «Победа» Купе в наше время

В последнее время ценители автомобильного дизайна всё чаще обращаются к ретроспективному тюнингу. Одни отдают предпочтение тюнингу, базирующемуся на советских авто, другие – на иномарках. Но недавно был представлен проект, в котором весьма удачно объединились современные технологии, комфорт и ностальгический экстерьер. Результатом стал автомобиль чем-то напоминающий Победу, но в кузове купе и с элементами Mazda RX8 и Toyota Mark II.

Что касается технических и конструктивных особенностей Победы Купе, стоит отметить, что базой для проекта стал Toyota Mark II с двигателем объёмом 2,5 литров и мощностью 200 «лошадей». От донора новая Победа получила КПП и ходовую. А вот что касается кузова, боковое остекление и крыши Toyota Mark II, по задумке авторов проекта, не вписывались в общий дизайн проекта. По этой причине для деталей средней части кузова выбрали элегантную Mazda RX 8.

Изготовление кузова и элементов тюнинга для него было достаточно сложным, ведь багажник, крылья и капот Победы Купе пришлось изготавливать вручную. Для комфорта пассажиров и лучшей совместимости колёсную базу донора Mark II увеличили на 500 мм.

По-настоящему эксклюзивным оказался и интерьер автомобиля. Дверные карты, задний диван и передние кресла выполнили в белой коже. Правда, передняя панель несколько выбивается из общего стиля – машина требует более роскошного решения.

Может показаться, что в этом автомобиле от легендарной Победы ничего не осталось. Но ещё вначале проекта тюнер приобрёл заднее стекло, задние и передние крылья и другие оригинальные детали ГАЗ М20 Победа. Правда, задние крылья не подошли, от передних была позаимствована только часть в районе фар, которую объединили с самодельными крыльями, а заднее стекло подошло идеально.

В первый раз тюнингованная Победа Купе появилась в Киеве на выставке «Ретро и экзотика», которая проходила в 2012 году. Правда, тогда он ещё был не закончен. Машина была покрашена в чёрный матовый цвет, а через некоторое время автор проекта решил сделать авто белым.

Читайте также:  Автомобиль на прокат что выбрать

Тогда проект был еще не закончен до конца, окрашен в черный матовый цвет. Выглядел он тогда зловеще, поэтому, спустя какое-то время, было принято решение перекрасить автомобиль. В итоге было решено, что Победа будет белой.

В 2014 году автомобиль из Киева переехал к новому владельцу в Париж. А через некоторое время авто снова оказалось в новых руках и переехало в Москву. Увидеть эту машину можно в клипе Басты.

Понравилось? Пожалуйста, поделитесь с друзьями!

Источник

«У Минниханова есть наш автомобиль, и он помогал нам делать первую реплику на «Волгу»

Роберт Агзамов, развивающий в автограде проект «Автоностальгия», широко известен в кругах любителей автомотостарины. Популярность он получил благодаря редкому занятию — стилизации современных иномарок под советские автомобили. В интервью «БИЗНЕС Online» он рассказал, почему его недолюбливают владельцы ретро-автомобилей, по какой причине не хочет раскрывать имен своих заказчиков и из-за чего уникальные автомобили приходится регистрировать в соседних регионах.

Роберт Агзамов: «Вчерашнее ремесло превратилось в бизнес, и теперь он является единственным всероссийским серийным проектом по изготовлению автореплик»

«ДЛЯ БОЛЬШИХ ГОРОДОВ, СТОЯЩИХ В ПРОБКАХ, ОФИС НА КОЛЕСАХ — ВЕЩЬ ВЕСЬМА АКТУАЛЬНАЯ»

Роберт, для вас дело, которым вы занимаетесь — это бизнес или все-таки ремесло?

— Когда я начинал заниматься стилизацией современных автомобилей под ретро, конечно, как бизнес я это направление не рассматривал. Самый первый автомобиль фактически был построен для себя. Это потом уже я увидел, какой огромный интерес вызывают у публики такие машины. Снаружи легендарная «Победа», а внутри — Honda Crosstour. Или снаружи «Волга» ГАЗ-21, лучший советский автомобиль, а внутри KIA Opirus. Или снаружи горбатый «Запорожец», а внутри Volkswagen New Beetle. Таким образом вчерашнее ремесло превратилось в бизнес, и теперь он является единственным всероссийским серийным проектом по изготовлению автореплик.

— А когда вы построили свой первый автомобиль?

— В 2010 году. Из Opirus сделали «Волгу». Из-за различных сложностей, которые приходилось решать при реализации этого проекта, сам процесс растянулся у нас на целый год. Сначала шесть месяцев мы создавали ходовой макет автомобиля, затем следующие шесть месяцев изготавливали оснастки, необходимые для серийного производства. После всего еще пару месяцев мы налаживали серийное производство этой модели.

— А почему, собственно, «Волга» из Opirus?

— У меня есть хороший друг, и он в 2005 году купил KIA Opirus. Он просто боготворил этот автомобиль, говорил, что это корейский Mercedes. А до покупки я его все отговаривал — не покупай ты эту машину, это «беспородный» автомобиль, ты очень сильно потеряешь в деньгах. Купив за 1 миллион 250 тысяч рублей, он через пару лет еле-еле продал его за 580 тысяч рублей. И тогда, всматриваясь в контуры этого автомобиля, я в голове начал прикидывать, что из нее можно сделать реплику «Волги». В итоге я в 2010 году к этой работе и приступил. Мы начали проект вдвоем. У меня была конструкторская работа, у моего партнера — техническая реализация.

— Вас не пугает тот факт, что автомобили-доноры постепенно уходят с авансцены? Opirus уже снят с производства, Crosstour тоже.

— Нет, не пугает. Мы ведь подходим к выбору автомобиля не с той точки зрения, выпускается он серийно или не выпускается серийно. Мы выбираем авто, которое можно было бы стилизовать под «Волгу», «Победу» или «Запорожец» с точки зрения общих форм и линий. Эти автомобили для такого подходят очень хорошо. И на ближайшие лет десять работа у нас точно будет.

— Но ведь через какой-то промежуток времени и автомобили-доноры тоже в разряд раритетов перейдут.

— Что-то появится еще, я уверен в этом. Мы без работы не сидим. Сейчас, например, делаем для одной из компаний, которая будет предоставлять для ралли «Шелковый путь» телекоммуникационные услуги, надстройку на пикап Chevrolet Silverado, в котором будет находиться телекоммуникационное оборудование. Другой проект — это, скажем так, элементы тюнинга для одной московской компании. Фирма, которая размещает у нас заказ, занимается изготовлением из обычного фургона Chevrolet Express так называемого офиса на колесах. Для больших городов, стоящих в пробках, офис на колесах вещь — весьма актуальная. В Германии они делают салон, ставят кресла от BMW 7-й серии с огромным количеством функций. В том числе и массажные функции для VIP-персон и адъютантов, кофе-машину, компьютер, ионизатор воздуха, перегородку между салоном и водителем в виде телевизора. Чтобы придать этой машине солидную привлекательность, разработали внешний дизайн. Мы его у себя изготавливаем. Разработать внешность — не проблема. Самая большая проблема — это сопряжение деталей. Чтобы изготовленная деталь в дальнейшем не доставляла хлопот эксплуатанту.

Снаружи — «Волга» ГАЗ-21, лучший советский автомобиль, а внутри — KIA Opirus

«ПОНИМАНИЕ В РЕСПУБЛИКАНСКОМ ГИБДД ЕСТЬ. ЕСТЬ НЕДОПОНИМАНИЕ В МОСКВЕ. »

— Что касается автореплик — в чем заключается переделка?

— На автомобиле-доноре мы заменяем родное внешнее кузовное железо на специально изготовленные композитные детали, которые начинают придавать современному авто черты ретро-автомобиля. При этом в конструкцию машины не вмешиваемся. Никакие силовые элементы, заводские системы узлов (система безопасности, трансмиссия, двигатель, ходовая и электрические системы) не затрагиваются: двери, крыша автомобиля — все остается родное, мы к ним не прикасаемся. Делаем только стеклопластиковые накладки на кузов авто, которые придают автомобилю ретро-стиль. И салон еще остается родной.

— Этого принципа вы придерживаетесь при изготовлении и других своих моделей?

— Беспрекословно. Поэтому мы и являемся единственными производителями, который делает репликары в таком ключе. Основная масса российских тюнингистов делают по-другому, они срезают верхнюю часть машины-донора и на нее сажают свой ретро-вариант. У нас не так.

— Сколько всего «Волг-Опирусов» вы изготовили?

— За 7 лет сделали более 40 таких автомобилей. В 2014 году начали новый проект — из Honda Crosstour стали делать знаменитую «Победу» ГАЗ-М20.

— А их всего сколько было изготовлено?

— И один из них вроде бы даже есть в коллекции у президента Татарстана?

— Да, есть, Рустам Нургалиевич сам говорил об этом на одном из советов по предпринимательству. Я на том совете был вынужден поднять вопрос о сложностях с постановкой автомобилей, которые мы стилизуем под ретро, на учет в ГИБДД. Наш президент большой любитель автомобильной техники. Он интересуется современными, гоночными, ретро-автомобилями. И, конечно же, автореплики тоже привлекают его внимание. Я знаю, что он с момента создания следит за нашими проектами. А реплики «под „Победу“» особо привлекли его внимание, и президент помогал нам в создании первого автомобиля.

— Проблемы с постановкой на учет не стали причиной, по которой вы выставили свой бизнес на продажу?

— Нет, что вы. Я этот бизнес взращивал с нуля. И знаю, что у него огромный потенциал. И думаю, эти проблемы с постановкой на учет рано или поздно разрешатся сами собой. Есть же поручение нашего президента на этот счет. И понимание в республиканском ГИБДД, тоже есть. Есть недопонимание в Москве.

Читайте также:  Автомобиль на свадьбу в комсомольске на амуре

Снаружи — легендарная «Победа», а внутри — Honda Crosstour

— Но у ГИБДД есть техрегламент, в соответствии с которым они и обязаны работать.

— Технический регламент таможенного союза ТР ТС 018/2011 «О безопасности колесных транспортных средств» — очень объемный документ, который подробно дает разъяснение по методу регистрации транспортных средств. В техрегламенте действительно есть пункт про изготовление единичных транспортных средств. Что это такое? Это транспортное средство, которое вы изготавливаете с нуля — устанавливаете двигатель, раму, колеса. Естественно, у такого автомобиля нет документов. После того как вы машину построили, вам нужно их получить. Для этого необходимо обзавестись СБКТС (свидетельство безопасности конструкции транспортного средства). А на наши машины ПТС уже есть. Наше направление совершенно иное. В конструкцию автомобиля мы не вмешиваемся, меняется только внешняя обшивка. Наше направление в техрегламенте регламентируется статьями 75–79. Это называется внесение изменений в конструкцию транспортных средств, ранее введенных в эксплуатацию. То есть наша «Победа» по документам ранее была введена в эксплуатацию как Honda, «Волга» — это KIA, а «Запорожец» — это Volkswagen. И в ПТСе этих автомобилей-доноров в «особых отметках» просто появляется запись, что у автомобиля изменена внешность.

— А сейчас ваши клиенты проблему с постановкой на учет как решают?

Совершенно противоположная ситуация в западных странах. К примеру у Витаса Винскунаса — прибалтийского автогонщика, который является нашим представителем в Европе и странах Балтии, — есть переделанный в «Волгу» KIA Opirus. Он на нем часто приезжает в Россию и Беларусь на разного рода автофестивали. И он ходил в дорожную полицию Вильнюса и просил: «Напишите, мне, пожалуйста, в техпаспорт, что у меня «KIA Opirus тире ГАЗ-21 тюнинг», — проблемы, мол, в России очень часто возникают. Тамошние полицейские, удивленные, у виска покрутили. Ему сказали: «Если твой автомобиль KIA (переделанный под «Волгу») по техпаспорту прошел техосмотр, если он отвечает требованиям безопасности, которые устанавливает евротехосмотр, то записей никаких не нужно».

«Волгу» мы делаем где-то два-три месяца, Победу — четыре-пять месяцев, а над «Запорожцем» работаем уже почти год»

«СРЕДИ ЗАКАЗЧИКОВ «ПОБЕДЫ» ЕСТЬ ОЧЕНЬ СЕРЬЕЗНЫЕ ЛЮДИ»

— Какова у вас схема работы с заказчиками?

— Заказчик предоставляет нам автомобиль-донор, и дальше мы с ним начинаем работать.

— Какова, скажем так, география поставок ваших репликаров?

— СНГ, Евросоюз, но основная часть — это, конечно же, Россия.

— Какова стоимость ваших автомобилей? Хотя бы порядок цен назовите — это двух-трехкратная стоимость серийной машины?

— Обычно это двукратная стоимость машины. У нас, на самом деле, гибкое ценообразование. Стоимость переделки — в среднем 400 тысяч – 1 миллион рублей. А заказчик может влиять на конечную стоимость сам, путем выбора объема переделки, а также покупкой автомобиля — сильно в бэушном состоянии или нового.

— Насколько широко в своей работе вы используете компьютерные технологии?

— «Победу» мы проектировали компьютерными технологиями, а «Запорожец» сначала сделали из пены. Так заказчик попросил. Автомобиль был сделан путем нанесения пены на автомобиль, в данном случае Volkswagen, и уже затем дизайнеры с него срезали все лишнее. Потом на него накладывается шпатлевка и так далее. Но предварительно делается огромное количество рисунков, потом выбираются те, по которым он уже работает. По «оттискам» этой пены мы делаем матрицы, формуем детали и затем устанавливаем на автомобиль.

— Сколько времени уходит в среднем на изготовление одного автомобиля?

— «Волгу» мы делаем где-то два-три месяца, «Победу» — четыре-пять месяцев, а над «Запорожцем» работаем уже почти год. Он у нас первый. Здесь очень много решений, над которыми нужно серьезно работать, изобретать.

— Кто заказчик этого автомобиля?

— Этот человек живет за границей, на Маврикии, это восточнее Мадагаскара, но родом он из Советского Союза.

— Он его планирует туда забрать?

— Нет, там он живет только зимой, а на лето сюда приезжает.

— То есть этот человек от и до профинансировал этот проект?

— Да, дал денег и сказал: «Действуйте».

— А какие-то временные рамки у вас есть?

— Мы, если честно, профукали уже все сроки. Конструктивно машина оказалась сложнее, чем думали. Благо заказчик понимает этот вопрос. Потому что, когда ты делаешь первый автомобиль, тебе приходится решать уравнение с многими неизвестными. По многим вопросам нет технического решения. Сконструировали, допустим, внутреннюю накладку для крепления «рубашки» — наружной части двери, потом пришлось все срезать, потому что убедились, что то, что мы сделали, — это тупиковый вариант. И сейчас проектируем эту деталь по-новому. И такое может повторяться до пяти раз. У нас нет конструкторского бюро как такового. Просто в процессе изготовления той или иной конструкции мы понимаем, что делаем неправильно и нужно переделывать, или понимаем, что сделали правильно и делаем дальше. Из-за этого, собственно говоря, к нам и идут заказчики.

«Мы выбираем авто, которое можно было бы стилизовать под «Волгу», «Победу» или «Запорожец» с точки зрения общих форм и линий»

— Кто обычно заказывает изготовление ретро-авто?

— Имена я вам точно не назову (улыбается). Могу лишь сказать, что среди заказчиков «Победы» есть очень серьезные люди.

— А как на вас выходят заказчики?

— Обычно по рекомендации. Заказчики наших автомобилей, как правило, стараются не афишировать себя. И по большей части заказывать машины приезжают их помощники, представители.

— Кого больше среди заказчиков — бизнесменов или чиновников?

— Есть и те, и те. Есть депутаты. Много тех, кто заказывает такой автомобиль, чтобы сделать оригинальный подарок близкому человеку. Естественно, такие люди не хотят афишировать покупки. Бóльшая часть заказчиков сконцентрирована в столицах. Не все до нас доезжают.

— А почему к вам едут меньше, чем в Москву или в Казань?

— Потому что проще быть халтурщиком в Москве, чем в регионе изготовителем серьезных автомобилей. А для заказчиков порой выехать сюда — проблема.

— Для участия в выставках автомобили не используют?

— Нет, наши автомобили — это же машины на каждый день.

— А вашего заказчика с Маврикия не смущает, что New Beetle чуть ли не в два раза больше, чем горбатый «Запорожец»?

— А куда деваться. Да, он значительно больше.

— Почему из FIAT-500 не стали делать?

— Сделать можно и из FIAT, но для начала нужно найти человека, который бы в это вложился. Даже тот человек, который у нас заказал этот «Запорожец», сначала настаивал на том, чтобы мы делали его на базе Аudi ТТ. Стоило немалых усилий его переубедить.

Мои наблюдения показывают, что, как правило, заказчики, которые к нам обращаются, имеют об автомобилях не академические знания, а, скажем так, журнальную эрудицию.

А наш дизайнер, прежде чем мы приступим к работе, делает в буквальном смысле тысячи рисунков, в которых он пытается скрестить два автомобиля. На сегодня у нас есть заказчик, который просит изготовить ему Bentley S1 на базе современного автомобиля. Сейчас идет подбор, из чего будем делать, — то ли из Genesis G90, то ли Mercedes S-класса, Maybah или Volkswagen Phaeton. Сам клиент из Питера. Дизайнеры уже начали работу. Им нужно просмотреть для этого тысячи автомобилей. Они берут фото машины в профиль, на компьютере оставляют от автомобиля только контур, основные линии и на него уже начинают «сажать» другой автомобиль.

Читайте также:  Автомобиль ока ремонт системы охлаждения

— Какие еще проекты в планах?

— Есть человек, который хочет из современного Porsche 911 сделать ретро-Porsche 911.

ЛЮБОЙ ШТРИХ К СЕРИЙНОМУ АВТОМОБИЛЮ МЕНЯЕТ ШАБЛОН

— Какой у вас коллектив?

— В некоторые моменты доходит до 10 человек с приходящими специалистами. Работа дизайнера не востребована же на постоянной основе. Появляется новый проект, мы привлекаем его, у него работы на полгода вперед сразу появляется.

— Непонятно, что все-таки заставило вас выставить предприятие на продажу, раз оно такое перспективное?

— Желание вывести бизнес на новый уровень. Мы ведь единственные в своем роде на территории бывшего СССР, кто делает такие вещи. И для того чтобы этот потенциал реализовать, мы хотели войти в состав какой-то крупной компании, у которой больше возможностей для развития. Несколько крупных автомобильных компаний из Татарстана интересовались покупкой бизнеса. Были договоренности, что они мне компенсируют стоимость этого бизнеса. Но я не хотел свое дело продать как какую-то вещицу: взять — и избавиться от нее. Поэтому я и нашел новую компанию, которая оперативное управление берет на себя. А я буду заниматься только творчеством, работать здесь инженером. В ходе переговоров с большими компаниями гарантий, что я останусь здесь заниматься творческими вопросами, мне не давали. А эта компания (а по сути физическое лицо из Татарстана, которое хочет вложиться в этот проект) гарантирует. Сейчас уже в курс дел входит представитель нового собственника.

— А чем был обусловлен к вам интерес со стороны автомобильных холдингов?

— Любой штрих к серийному автомобилю меняет шаблон, придает ему индивидуальность. Они это очень хорошо понимают. А возможность изготавливать ретро-автомобиль, но с современной начинкой, открывает на самом деле очень большие возможности.

— Я так понимаю, вы находитесь в стадии переходного периода. От чего будет зависеть то, как быстро это произойдет?

— Дело в том, что мы физически сегодня не успеваем отрабатывать заказы, которые к нам поступают. И поэтому инвесторы ставят вопросы об увеличении коллектива специалистов, о создании опытно-промышленного производства для того, чтобы оперативнее работать. Инвестор планирует вкладываться в изготовление автомобилей, чтобы они были у нас в наличии. Сегодня их у нас нет. Примерно 1/3 заказчиков мы теряем из-за этого. Наши машины — это что? Это игрушка для состоявшегося мужчины. Он позвонил нам, и, пока не перегорел, мы должны ему такой автомобиль предоставить. Кто-то перегорает за неделю, кто-то за месяц. И мы в итоге работаем только с теми, кто вообще не перегорает (улыбается).

«Возможность изготавливать ретро-автомобиль, но с современной начинкой, открывает на самом деле очень большие возможности»

«СЕЙЧАС ЦЕНТР РЕТРО-АВТОМОБИЛЕЙ ПЕРЕМЕСТИЛСЯ В БЕЛОРУССКИЙ ГРОДНО. ЕВРОПА-ТО РЯДОМ»

— У вас любовь к ретро-автомобилям как проявилась?

— Она у меня с детства. В 1976 году отец купил «Жигули», с тех пор все и началось. Отец выписывал «За рулем». И я эти журналы в буквальном смысле от корки до корки прочитывал. Когда уже стал подростком, сам начал выписывать разные автожурналы. Мы были единственной семьей в деревне, которой почтальон корреспонденцию заносила домой, потому что она не влезала в почтовый ящик. Это были журналы «Техника молодежи», «Моделист-конструктор», «Юный техник», я выписывал болгарский журнал «Авто-Мото Свят», чешский «Аутомобиль». На них и вырос. С юношеских лет конструировал велосипеды, мотоциклы.

— Вы не планируете заняться реставрацией автомобилей?

— Благодаря нашей известности заказов на реставрацию поступает достаточно много. Думаю, со временем можем и переключиться на эту тему. Люди готовы нам предоставить свой автомобиль, чтобы мы его отреставрировали. Но это тоже довольное непростая вещь. Мы сейчас-то не можем переработать тот объем заказов, который поступает.

— Какие у вас производственные возможности?

— Параллельно мы можем вести сейчас три автомобиля. Если количество мастеров будет увеличено, то и количество выпускаемых машин, соответственно, тоже. Скажем, сейчас «Победа» силами семи человек при наличии всех деталей делается от четырех до шести месяцев. На «Волгу» уходит около двух месяцев. А сколько будет делаться «Запорожец», мы еще не знаем. На сегодняшний день все упирается в отсутствие специалистов. Поэтому нам всегда необходимы своего рода «кулибины».

— Почему на «Волгу», которую, как вы сами говорите, уже поставили на поток, уходит так много времени?

— Потому что мы находимся в регионе, а не в Москве. Человек захотел, к примеру, «Волгу»: хорошо, если у нас есть в наличии товарный запас по материалам, но нужных деталей в наличии может и не оказаться. Вторая очень большая проблема — это хромовые детали. По «Победе», к примеру, хромовые детали изготавливает волгоградский завод «Солитон», и делает он их в течение четырех месяцев. По деталям на «Волгу»: есть 10 оригинальных деталей внешности — подфарники, ободки, «олень», задние фонари, «птички» передние и задние, решетка радиатора, верхняя и нижняя «губа», боковые «усы» и другие детали, — которые нужно искать по всей стране. Их никто не производит. Нужно также брать во внимание тот факт, что есть детали в хорошем состоянии, есть в очень плохом, и при их покупке нужно обязательно находиться рядом с ними. А детали, как вы понимаете, могут быть в любом уголке нашей страны. Очень большой промежуток времени уходит как раз-таки на добывание этих 10 позиций. А вообще при наличии всех деталей однажды мы сделали машину за 15 дней одному уважаемому депутату из республики Северного Кавказа. Мы сначала сделали ему белую «Волгу», она ему так понравилась, что он пересел со своих Jaguar и Lexus в нее, а потом еще и «Победу» заказал. Мне его помощник говорил, что в течение недели он ездит на «Волге», а в выходные пересаживается в «Победу». На Кавказе очень большой интерес к нашим автомобилям.

— Вы в автомобильных выставках участвуете?

— Раньше участвовали в московской «Автоэкзотике», но сейчас она, к сожалению, уже не проводится. Сейчас центр ретро-автомобилей переместился в белорусский Гродно. Там до польской границы не более 15 километров, Литва близко, где очень сильно развиты как автореставрация, так и автокастомизация. И европейские коллекционеры собираются там. У нас оттуда есть кубок — первый приз. В прошлом году в Казани на фестивале авторетроклуба мы взяли «Гран-при».

— Вы в татарстанском движении авторетролюбителей состоите?

— Владельцы ретро-автомобилей меня, как бы это помягче выразиться, недолюбливают. Вот представьте себе, вы пришли на ретро-выставку, и там выставлено много стандартных 21-х «Волг». Вы одну увидели, посмотрели, дальше стоят еще таких же 40 «Волг». А наша «Волга» необычна. И человек, видя ее, понимает, что что-то с ней не так, подходит и начинает ее пристально рассматривать или расспрашивать стендиста. Вот из-за этого повышенного внимания публики к нашему автомобилю владельцы ретро-автомобилей очень ревностно к нам и относятся.

Источник

Ответы на популярные вопросы