Двигатель копейки и фиата

Наша взяла: как и почему ВАЗ-2101 получил верхневальный двигатель

В середине шестидесятых годов в СССР произошло эпохальное событие – началось строительство нового автозавода для выпуска лицензионной версии Fiat 124. Вопреки бытовавшему мнению, «русская» модификация под индексом ВАЗ-2101 довольно существенно отличалась от итальянского исходника, о чем мы уже рассказывали. Главное отличие советской машины скрывалось под капотом – это был двигатель оригинальной разработки, который в своё время даже стал поводом для серьезного разногласия между нашими инженерами и итальянской стороной. Сегодня мы подробно вспомним эту малоизвестную историю, о которой в те времена говорить было не принято.

В мае 1966 года в Турине министр автомобильной промышленности СССР Александр Тарасов и президент Fiat Витторио Валетта подписали протокол «О сотрудничестве в области разработки конструкции автомобиля, проекта автомобильного завода и его строительства в СССР», в результате которого и началось строительство предприятия в Тольятти. Кроме технического проекта самого автозавода, советская сторона в рамках заключенного контракта получила и полную документацию на две модели Fiat.

Нижневальный

Однако всесторонние испытания Fiat 124 тут же показали, что он требует модернизации с учетом дорожных и климатических условий СССР, которые заметно отличались от западноевропейских.

Кроме того, внимательно изучив конструкцию автомобиля, некоторые советские специалисты довольно скептично отнеслись к его отдельным решениям. Так, Fiat 124 оснащался достаточно архаичным двигателем с нижним расположением распределительного вала и штанговым приводом клапанов, хотя в Турине в то время уже вовсю «обкатывались» куда более прогрессивные по конструкции моторы – с двумя верхними распредвалами и ременным приводом газораспределительного механизма.

На фото: шасси Fiat-124

Нижневальный двигатель и задние дисковые тормоза – наиболее заметные технические отличия Fiat 124 от «копейки»

В момент переговоров с советской делегацией опытные образцы двухраспредвальных моторов Fiat уже проходили испытания

Наши инженеры своими глазами наблюдали на испытательных стендах опытные образцы таких двигателей, да и в моторной линейке новейшей разработки Fiat под индексом 125 вариант с верхним расположением распредвала уже был предусмотрен. Более того, к тому моменту, когда в СССР активно занимались доработкой Fiat 124 применительно к советским условиям, фиатовские конструкторы уже начали работу над новым верхневальным мотором объемом 1,2 литра, но еще не успели довести его до уровня серийного изделия. Именно поэтому итальянцы хотели поставить в Советский Союз оборудование для выпуска давно «обкатанного» двигателя прежней конструкции — с нижним расположением распредвала.

На фото: двухвальный мотор Fiat 125

Fiat-125 – редкое сочетание архаичной рессорной подвески сзади и двух распределительных валов в головке блока цилиндров!

Даже в середине шестидесятых годов компоновка OHV двигателя Fiat 124 вызывала вопросы у советской стороны

Нижневальный мотор устанавливался на различные модификации Fiat 124

На обычном рядном четырехцилиндровом карбюраторном двигателем рабочим объемом 1 197 см³ и мощностью 60 л.с. ФИАТ впервые в своей практике применил литой чугунный коленчатый вал на пяти опорах. Однако установленный сбоку внизу кулачковый вал представляется некоторым анахронизмом.

На тот момент Fiat еще не выпускал серийно ни одного двигателя со схемой OHC, на которой настаивали советские специалисты. Поэтому представители фирмы даже обсуждали с нашими инженерами возможность перехода на новый мотор через три года — уже после запуска первенца Волжского автозавода в серийное производство. Однако такой вариант не устроил «вазовцев», поскольку чрезмерно усложнил бы и без того не самый простой процесс адаптации и запуска в серийное производство чужой машины. Не будем забывать, что доработка конструкции Fiat 124 шла одновременно со строительством самого завода!

Противостояние

Не соглашаясь на требования, выдвинутые советской стороной по конструкции мотора, итальянцы административным путём пытались оказать давление на «несогласных» членов советской делегации, которые должны были подписать соглашение. Ведь «советский» экземпляр завизировали не все наши представители — главный конструктор завода МЗМА Александр Фёдорович Андронов так и не поставил свою подпись под протоколом. На него под влиянием итальянских специалистов пытались психологически «воздействовать» присутствовавшие в составе делегации чиновники родного Минавтопрома, но. не получилось.

Главный конструктор МЗМА Александр Фёдорович Андронов Советская делегация осматривает шасси Fiat-124. Андронов (на фото справа) не соглашается на нижневальный двигатель

Профессор Андронов выдвигал подобные требования отнюдь не просто так: в конце 1964 года на Московском автозаводе занялись созданием мотора М-412 новой конструкции. Как нетрудно догадаться, он отличался от «фиатовского» мотора именно теми конструктивными решениями, которые столь упорно и отстаивал главный конструктор МЗМА. Ведь к моменту, когда Андронов принимал участие в переговорах по Fiat 124, первые образцы «четыреста двенадцатых» двигателей с верхним распределительным валом уже были изготовлены и продемонстрировали на испытаниях отличные результаты. Этим как раз и объяснялось категорическое нежелание советского практика согласиться с устаревшей компоновкой OHV для новой машины, которой предстояла длинная конвейерная жизнь.

Таким образом, не достигнув консенсуса, обе стороны договорились о последующей встрече для уточнения формулировок и урегулирования спорных вопросов. Вскоре советские специалисты получили письмо, подписанное президентом Fiat профессором Валеттой, в котором итальянская сторона подробно аргументировала свой отказ от внесения изменений в конструкцию двигателя будущего ВАЗ-2101. Кроме верхнего расположения распределительного вала, Андронов настаивал и на других радикальных нововведениях — в частности, изготовлении блока цилиндров из алюминиевого сплава, а также установке так называемых «мокрых» гильз.

В конце июля 1966-го произошла смена руководства Fiat: пост Валетты занял Джанни Аньелли, являвшийся внуком основателя итальянской марки. Именно поэтому Генеральное соглашение о сотрудничестве СССР и Fiat в августе 1966 года с итальянской стороны подписал именно Аньелли, а не Валетта.

В дальнейшем стороны все же пришли к «общему решению», пойдя на компромисс: советские специалисты согласились на чугунный блок без гильз, по-прежнему отстаивая верхнее расположение распределительного вала и наличие водяных каналов системы охлаждения между цилиндрами.

Интересно, что уже в июньском номере журнала За Рулем за 1968 год сообщалось о верхнем расположении распределительного вала, но в описании также фигурировали гильзы в блоке, которых на серийных моторах не было. Хотя… есть и малоизвестный факт: в начале семидесятых годов на ВАЗе все же изготовили партию двигателей с гильзованным блоком, однако впоследствии от этой идеи окончательно отказались.

Конструкторы приняли верхнеклапанную схему с расположением распределительного вала на головке цилиндров. Кулачки действуют на клапаны через небольшие рычаги (без толкателей и штанг).

В верхней части цилиндров запрессованы короткие гильзы-вставки из антикоррозионного чугуна.

Фактически, речь шла о создании нового двигателя — точнее, быстрой реализации той самой перспективной разработки Fiat, которую наши специалисты видели в Италии.

Рабочий объем при этом остался неизменным (1 198 см³), однако геометрия мотора существенно изменилась, ведь диаметр цилиндров увеличили с 73 до 76 мм, а ход поршня при этом уменьшили с 71,5 мм до 66 мм.

Наша взяла: ключевым отличием советской машины от итальянского исходника стал двигатель с верхним распределительным валом

Такой приём позволил в дальнейшем конструкторам при неизменном межцентровом расстоянии цилиндров в 95 мм «поиграться» с ходом поршня и диаметром цилиндров, изменяя рабочий объем двигателя — сначала до 1,5 л (двигатель 2103), затем до 1,3 (21011) и даже до 1,6 л (2106). Причем как «базовый» двигатель объемом 1,2 литра, так и более мощную «полторашку» для ВАЗ-2103 предоставили итальянцы. Работа по этим моторам, как и по общей конструкции модернизированных версий Fiat 124R и Fiat 124S, велась итальянской инженерной группой под руководством Данте Джакозы в период 1967-1969 годов. Любопытно, что Fiat даже был готов предоставить двухраспредвальный 90-сильный двигатель Fiat-125 для «люксовой» модификации седана под индексом 2103, однако в целях унификации на ВАЗе от него отказались в пользу мотора с одним распредвалом, но увеличенным до 1,5 литра рабочим объемом.

Почему же советские специалисты так настаивали на верхнем расположении распределительного вала? Такая конструкция была заметно компактнее и проще, поскольку в ней не было «лишних» штанг, и кулачки распредвала воздействовали через рычаги прямо на клапаны. Вдобавок «верхневальный» мотор теоретически был более «крутильным», то есть, он легче набирал обороты, что подтвердилось на практике при сравнении «москвичевских» двигателей М-408 и М-412.

Читайте также:  Какой вес двигателя матиза

Последующие испытания опытных образцов верхневального варианта показали, что «короткоходный» двигатель советской машины на практике оказался более тяговитым и приёмистым, чем итальянский исходник.

Кроме того, с учетом отечественных реалий автомобиль оснастили храповиком и предусмотрели в бампере отверстие под «кривой» стартер – пусковую рукоятку. Правда, высокооборотистый двигатель Жигулей завести с её помощью было невозможно, а предполагалось, что в сильный мороз водитель лишь прокрутит предварительно вручную коленчатый вал для того, чтобы в дальнейшем запустить мотор с помощью стартера.

К середине 1969 года конструкция двигателя (как и автомобиля в целом) уже была согласована окончательно. Таким образом, отечественный автомобиль в числе восьми сотен других отличий от Fiat 124 получил и другой двигатель.

Мотор Жигулей получил не только новую конструкцию, но и другую геометрию

Источник

Что все же лучше — наша «копейка» или Fiat-прародитель? Экспертный тест

Каждый «жигулист» мечтает прокатиться на Фиате 124. На том самом, легендарном. Сколько баек на эту тему: «У меня была ранняя „копейка“, с итальянским мотором»! А еще любили говорить, что Fiat 124 явно лучше советской Лады.

Клише крепко засели в гóловы. Доказать неверующим, что Жигулей с фиатовским мотором не было, еще можно. А как убедить всех (да и себя самого) в том, что родные тольяттинские Жигули очень даже неплохи на фоне ­итальянского прообраза? Нужно ездить, сравнивать. Тест, только тест!

Почувствовал разницу

Я решил нетривиально провести отпуск и вместе с парнями из клуба Lada History отправился в двухнедельное путешествие по Европе на своем ВАЗ‑2101 выпуска 1976 года. Колонной из шести Жигулей и одной «технички» мы прошли девять стран и больше 6000 километров по Европе. В Венгрии и Германии к нам присоединились люди из местных ретроклубов. У Аттилы Вукманна (он президент венгерского клуба Veteran Zsiguli) большая автоколлекция, есть и Fiat 124. Упрашивать долго не пришлось, и вот я уже за рулем «итальянских Жигулей» 1966 года выпуска.

Разницу почувствовал сразу же — в прямом смысле слова. Жигулевская посадка — цветочки по сравнению ­ с фиатовской: у «итальянца» не регули­руется спинка сиденья. В остальном — знакомый интерьер. С той лишь разницей, что пластик передней панели, дверных ручек и обивок стоек не черный, а серый.

Уже на выезде с парковки подмечаю, что руль Фиата крутить легче, особенно на месте. А реакции машины на повороты баранки чуть острее, чем у Лады. Но это нюансы, а вот разница в тяге огромная.

Если вы забыли: двигатель стал одним из главных пунктов в длинном списке «акклиматизации» Фиата в России. Итальянский нижневальный 1,2‑литровый мотор слабее лишь на четыре «лошадки», но на практике Лада с верхневальным двигателем мощностью 64 л.с. легко отрывается от Фиата.

В процессе адаптации Лада обзавелась задними барабанными тормозами. Честно говоря, преимущества в замедлении Фиата со всеми дисковыми механизмами я не почувствовал, но педаль «итальянца» информативнее. Пока я разбирался с тормозами, асфальт перестал быть ровным. На венгерских кочках Fiat 124 вытрясает душу, энергоемкости подвески явно не хватает. Я буквально чувствую и слышу, как дышит кузов! И на самочувствие конкретного экземпляра это не списать — машина практически в идеальном состоянии.

В Жигулях на той же дороге первое впечатление — цельность. Кузов жестче, энергоемкость подвески гораздо лучше — наш ВАЗ‑2101 позволяет смело мчать там, где на Фиате уже откровенно страшно. При этом расплачиваться комфортом или управляемостью не приходится. Так что все, кто считает, что итальянское намного лучшего нашего, ошибаются — в этой дуэли я с чистой совестью отдаю победу «единичке». Это не просто копия Фиата: Лада превзошла оригинал почти по всем статьям.

История циклична

Так вот почему в первые годы итальянцы наложили вето на продажу Жигулей на рынках Западной Европы! Автомобиль за те же деньги оказался лучше. А уж в странах соцлагеря Лады помнят до сих пор. Особенно в Венгрии, где машины из СССР стали хитом и по сей день сохранились в большом ассортименте. Жаль, что традиция оборвалась.

Почти во всех странах меня спрашивали про нынешние дела Лады. Оказывается, о существовании Весты многие просто не знают. А когда я открывал ссылки на зарулевские публикации о Весте Cross и Иксрее Cross, народ недоумевал — почему их не везут в Венгрию, Германию и Прибалтику?! Ведь это потенциальные хиты, которые могли бы составить ­конкуренцию линейке Логана.

Похоже, ответ кроется в самóм вопросе — как и на заре производства, нынешнему, теперь уже французскому партнеру АВТОВАЗа ни к чему появление Лады на европейском рынке. Ведь история циклична — как и полвека назад, автомобиль с ладьей на капоте во многом лучше «европейца» за те же деньги.

ЕВРОРЕМОНТ

За две недели в Европе мне удалось пощупать экспортные варианты почти всей вазовской линейки. И различия не сводятся к шильдикам. Хотя машины, которые шли на экспорт, и были большей частью стандартными и отличались лишь мелкими деталями. Вместо надписи Жигули — Lada с указанием объема двигателя. Вместо белых подфарников у моделей 01 и 02 — оранжевые, соответствовавшие европейским требованиям. Были и «праворукие» машины (в первую очередь, для британского рынка).

Но в наши руки попадали и более интересные варианты. Например, люксовая Нива для австрийского рынка, известная как Lada Taiga. Таких автомобилей почти не осталось (мне известен лишь этот экземпляр). От стандартной машины ее отличают характерные стикеры по всему кузову, шведские легкосплавные колёса, трехспицевый руль, велюровая отделка сидений и дверных карт. В комплексе легкие штрихи на кузове и в салоне сделали нашу Ниву совершенно иной и очень стильной. Жаль, что таких машин было сделано совсем немного. Выпуск люксовой Тайги прекратили в 1992 году.

Фото: Александр Виноградов и Максим Волков

Источник

Сделка века: как и по чьему решению Fiat 124 превратился в ВАЗ-2101

Жигулям — полвека: 19 апреля 1970 года с главного конвейера Волжского автозавода сошли первые автомобили ВАЗ-2101. Как и по чьему решению Fiat 124 превратился в ­­­ВАЗ-2101, сколько в первых Жигулях было политического, а сколько инженерного? Что нашего и что итальянского?

Часто говорят, что, заключая с концерном FIAT «сделку века», СССР поддерживал итальянскую компартию. Мол, политика — концентрированное выражение экономики. Но где доказательства?

Убежденным сторонником отношений с СССР выступал глава итальянского нефтегазового концерна ENI Энрико Маттеи. Коммунистом он не был. И, отправляясь в 1958 году в Москву заключать контракты на поставку поволжской нефти, думал лишь об избавлении Италии от диктата «семи сестер» — так он окрестил энергетические синдикаты BP, Exxon, Gulf Oil, Mobil, Royal Dutch Shell, Chevron и Texaco. И завертелось: в обмен на нефть в СССР начали поставлять технологическое оборудование, нам открыли кредитные линии. Опасные это были отношения. Нет сомнений, что гибель Энрико Маттеи в авиакатастрофе 27 октября 1962 года — дело рук ЦРУ.

Недаром и президент концерна FIAT профессор Витторио Валлетта летал к президенту США Линдону Б. Джонсону — доказывал, что контракт с СССР нацелен лишь на «улучшение стандартов жизни советского населения». Сопротивление встретил жесткое. Даже Ватикан подключили: сделка с антихристами!

Ходил по лезвию и глава посреднической конторы Novasider Пьеро Саворетти — наперсник профессора Валлетты, учредитель гонки Mille Miglia, женившийся на интуристовской переводчице Нине. Это он устроил 28 мая 1962 года грандиозную итальянскую выставку в Сокольниках. Выставку посетил Н. Хрущев — незаслуженно обойденная вниманием фигура. Почему-то все заслуги по созданию Волжского автозавода приписывают Брежневу и Косыгину, а Хрущев якобы вообще считал, что легковые машины советским людям не нужны. Меж тем именно ­Никита ­Сергеевич дал отмашку проекту. Саворетти устроил первому секретарю ЦК КПСС встречу с профессором Валлеттой. Глава отдела особых отношений Фиата Риккардо Кивино передает хрущевские слова: «Собираюсь послать к вам Косыгина. Не обманывайте его, он хороший человек!»

И через месяц Кивино водил первого зампреда Совета министров СССР Алексея Косыгина по заводам FIAT. Вспоминал, что высокий гость произносил фамилию фактического хозяина заводов, адвоката Джованни Аньелли, как она пишется, через г, — «Агнелли».

В мемуарах синьора Кивино есть прелюбопытный эпизод: еще в 1956 году FIAT собирался продать в СССР лицензию на производство заднемоторного крошки Fiat 600. Что помешало — тайна. Но именно «сеиченто» стал прототипом первого Запорожца.


Fiat 124/540 studie 3a в Крыму, на фоне горы Аю-Даг. Зима 1967 года, сравнительные испытания с автомобилями Autobianchi Primula, Fiat 1500, Peugeot 204, Москвич-412 и Волга на маршруте Байдарские ворота — Соколиное — Орлиное — Ялта и под Севастополем.

Читайте также:  Моторесурс двигателя ниссан патфайндер

А вот почему был выбран Fiat 124 — хотя даже главный конструктор ­Данте Джакоза не считал его идеальным для такой большой страны, как СССР? Принципиальное решение о строительстве нового большого автозавода было принято в январе 1965 года на Научно-техническом совете Комитета по автотракторному машиностроению — проходил он на ВДНХ в Москве в присутствии Косыгина и Брежнева. Но что выбрать? Сравнительные испытания иномарок в институте НАМИ закипели с новой силой. Были закуплены Ford Taunus 12M, Morris 1100, Peugeot 204, Skoda 1000MB, но в фавориты выбился переднеприводный хэтчбек Renault 16 — «Автомобиль 1966 года» в Европе. К тому времени начальник бюро легковых автомобилей НАМИ кандидат технических наук Борис Фиттерман уже давно был лидером «переднеприводной оппозиции» среди советских автоинженеров.

Черту под затянувшимися прениями якобы подвел лично Брежнев: «Товарищи инженеры, хватит заниматься техникой, мы будем заниматься политикой! Италия нам ближе, чем Франция». Хотя, говорят, на даче в Завидово, куда пригнали и Renault 16, и Fiat 124, генсеку тоже больше приглянулась именно французская машина.

Но попробуй отдели истину от вымысла! Вернемся к фактам. Приказом №124 министра автомобильной промышленности СССР ­Тарасова от 28 мая 1966 года институту НАМИ поручалось провести доводочные конструкторские работы и дорожные испытания автомобиля Fiat 124. Оказалось, что нежные «итальянцы» не выдерживают спецдорог Дмитровского полигона и советских методик. Когда кузова Фиатов стали трескаться, на Дмитровский полигон примчалась итальянская делегация: «Покажите вашу бельгийскую мостовую!» Задумчиво поковыряв пальцем булыжники, главный конструктор Данте Джакоза попросил всю документацию по «бельгийке» — и итальянцы выложили такую же дорогу у себя, на заводе Мирафьори.


У Фиата-124 внешних зеркал не было вовсе (не по чину!), а крепление запора форточки было в виде скобы. У Жигулей же этот «бермудский треугольник» стал лакомым местом для шпаны: стырить наружное зеркало, отогреть зажигалкой посаженный на клей запор форточки — и залезть в машину.


«Тяжелая» булыжная мостовая Дмитровского полигона стала нелегким испытанием для Фиата-124. Итоги: 24 трещины на кузове машины №4, 17 трещин — на машине №5. На крыше одного из автомобилей возле центральной стойки возникла трещина длиной 150 мм. Дважды итальянцы направляли нам машины с усилителями, и всякий раз в тех или иных местах кузова трескались.


Показательная поломка в ходе испытаний: обрыв ушка крепления нижнего рычага передней подвески. Пробег — 12200 км, машина с испытательным №8.

Испытания в СССР добавили в конструкцию автомобиля более 800 изменений. Вносили их не мы, а итальянцы, согласно протоколу о научно-техническом сотрудничестве с Минавтопромом. Документ подписали в Турине 4 мая 1966 года — как вспоминает Риккардо Кивино, церемонию пришлось отложить на два часа, поскольку «на радостях министр Тарасов переусердствовал с тостами». Попросту напился.


Подписание соглашения о научно-техническом сотрудничестве в Турине, в фиатовском Centro Storico. За профессором Валлеттой внимательно следит колоритная группа (слева направо): зампред Государственного комитета по науке и технике (и зять Косыгина!) Джермен Гвишиани, главный конструктор Фиата Данте Джакоза и фактический владелец Фиата Джованни Аньелли. Справа в кадр попал Риккардо Кивино — директор по спецпроектам Фиата. Дата — 4 мая 1966 года.

Единственный, кто не подписал протокола, — главный конструктор завода МЗМА Александр Андронов. Его не устроил архаичный двигатель с чугунным блоком и нижним распределительным валом — давайте, мол, верхневальный и алюминиевый, как у Москвича-412. Но итальянцы искренне полагали, что для «la macchina» такого класса нижневальный «чугунный» мотор — самое то. Тем более что освоили двигатель недавно, в 1964 году. Верхневальная версия у итальянцев была — но даже знаменитый Fiat doppio asse a camme с двумя верхними распредвалами и ременным приводом базировался на том же чугунном блоке. Предназначался он моделям классом повыше, и одну из них нам предложили в качестве предусмотренного соглашением «Автомобиля №2» — Fiat 125. Согласись мы, заполучили бы и верхневальный мотор. Но наши инженеры отказались в пользу конструкции, из которой потом получился ВАЗ-2103.

Уступить Андронову означало сделать новый двигатель, причем в сжатые сроки: завод-то предполагалось пустить через три года! Поэтому строптивого инженера уламывали и итальянцы, и министр Тарасов. Не на того напали! В итоге родилось приемлемое для всех решение: блок все-таки чугунный, но с водяными протоками, и верхний распредвал с приводом цепью.


Двигатели для сравнения: нижневальный Fiat 124, Fiat 125 с двумя верхними распределительными валами, ранний ВАЗ-2101 (с гильзами). Испытатели ВАЗа во главе с Анатолием Акоевым установили, что гильзы не дают большой пользы, и через год от них отказались.

Любая сделка — результат компромисса. Сумма целевого кредита (320 млн долларов), выделяемого Внешторгбанку СССР итальянским банком Istituto Mobiliare Italiano (IMI), не вызвала разногласий. Но итальянская сторона настаивала на принятой у них процентной ставке 7%. А Косыгин, отправляя в Италию министра Тарасова, установил планку 5%.

Одно из существенных отличий ВАЗ-2101 от Fiat 124 — задний мост. Архаичную схему с толкающей трубой заменила конструкция с пятью штангами. Соответственно, изменили и карданный вал. По примеру ВАЗ-2101 итальянцы внедрили похожий задний мост и на Fiat 124, оставив при этом свои любимые дисковые тормоза.

Fiat 124 как есть. Итальянцы долго упирались с двигателем и еще дольше — с задними дисковыми тормозами, но их колодки во время испытаний на Дмитровском ­автополигоне истирались от летящего из-под передних колес песка за 400—800 км. Автомобили Fiat 124R с учетом замечаний (R = Russie) пришли в СССР в июле 1967 года.

Страсти накалялись — и тут не обошлось без Renault и КГБ. Собственный корреспондент газеты «Известия» в Италии Леонид Колосов, он же сотрудник Первого главного управления КГБ по кличке Киса, получил приказ резидента — обеспечить снижение процента по кредиту!


Двое выдающихся автомобильных конструкторов, Александр Андронов и Данте Джакоза, в ходе переговоров одинаково коротали время — делали зарисовки участников делегаций. Такими у них вышли подписанты соглашения — министр Тарасов и профессор Валлетта. Талантливый человек талантлив во всем!

У Леонида Сергеевича Колосова были хорошие связи. Однажды он едва не соблазнил Клаудию Кардинале. Через друзей в коридорах власти Колосов распространил ложную информацию о том, что у министра Тарасова имеется некая договоренность с фирмой Renault. Все знали о заинтересованности президента де Голля в крупном проекте с русскими. Нервишки у итальянцев пошаливали: FIAT тогда стоял в шаге от банкротства. И хорошие друзья Кисы сделали свое дело — IMI снизил ставку до 5,6% и посулил ­Внешторгбанку выгодные условия при закупке производственного оборудования.

К слову, в июне 1966-го в СССР прилетел де Голль — и мы действительно заключили договор о технической помощи с Renault на сумму 700 млн франков (142 млн долларов), но для ­переоснащения завода МЗМА.

Ждали ли итальянцы от нас подвоха? Однажды профессор Валлетта ехидно поинтересовался у Леонида Колосова: «Что, дотторе, переквалифицировались из коммерсанта в журналиста?»


Почти ВАЗ-2103, но с эмблемой Fiat. Октябрь 1968 года. В ходе подготовки производства окажется, что цельная решетка радиатора. не влезает в гальваническую ванну завода ДААЗ. И облицовку сделали расчлененной, с центральной вертикальной накладкой. Прототипом ВАЗ-2103 не был Fiat 124 Special, как часто пишут. Это отдельная разработка для СССР.

В августе 1966 года в Москве наконец-то подписали генеральный договор о сотрудничестве СССР и концерна FIAT по строительству завода мощностью 600 тысяч легковых автомобилей в год. Так кто кого перехитрил и во что в целом обошелся стране Волжский автозавод? Известно, например, что 19 февраля 1968 года распоряжением Совмина СССР была утверждена сметная стоимость производственного строительства ВАЗа в сумме 1 млрд и 143,3 млн рублей. В разных источниках можно наткнуться на сумму 1,57 и даже 1,85 млрд рублей. По прикидкам журнала Forbes, возведение завода в Тольятти стоило 887 млн долларов, из них FIAT заработал 322 млн долларов. Хотя в оценке сделок часто забывают учесть непрямую выгоду.
Как быть с запретом на поставки в СССР технологий? А итальянцы брались сами все уладить. Форбсовские журналисты брызгали слюной: две трети получаемого русскими оборудования сделано в США или по американским лицензиям! Среди прочих назывались фирмы TRW и Gleason.


Министр Тарасов подписал акт о приемке в эксплуатацию первой очереди ВАЗа мощностью 220 тысяч машин в год только 24 марта 1971-го. В начале доля импортных комплектующих у ВАЗа и его смежников доходила до 75%, к концу 1970 года держалась на уровне 20—25%, а уже к апрелю 1971-го смежники полностью возмещали импорт.


Производство «Автомобиля №2» ВАЗ-2103 началось 5 ноября 1973 года, а уже 21 декабря комиссия окончательно приняла завод в эксплуатацию, однако на полную мощность 660 тысяч автомобилей в год он вышел только 5 октября 1974-го. Производство на ВАЗе не серийное, а массовое: процесс разбит на простые операции и выполняется ритмично. Всего с 1970 по 1984 год сделано 2702903 штуки ВАЗ-2101. Тираж универсала ВАЗ-2102 (1971—1986 гг) — 666889 штук. Автомобилей ВАЗ-21011 (1974—1983 гг) и ВАЗ-21013 (1977—1988 гг) выпущено в сумме 2143997 штук, ВАЗ-2103 (1973—1984 гг) — 1304866 штук, ВАЗ-2106 (1976—2001 гг) — 4175319 штук.

Читайте также:  Как узаконить другой двигатель

Соглашение предусматривало передачу нам двух моделей, «Автомобиля №1» и «Автомобиля №2». Однако, помимо седана Fiat 124, нам достался еще и универсал Fiat 124 Familiare, из которого получился ВАЗ-2102. Кроме того, ­Совмин СССР постановил увеличить производственную мощность ВАЗа до 660 тысяч машин в год вместо оговоренных соглашением шестисот тысяч.


Прототип ВАЗ-21032 с рулем справа, 1970 год. Чтобы компенсировать возросшую нагрузку на правую часть, вызванную переносом органов управления, в правой подвеске устанавливали более жесткую пружину 21012-2901. Требуемая жесткость достигалась увеличением толщины прутка.

Занятный нюанс: по условиям соглашения FIAT обязался в течение пяти лет закупать в СССР товары длительного пользования, в обширный перечень которых входили, в частности, пассажирские суда на подводных крыльях. Не оттого ли средиземноморские маршруты в начале 1970-х заполонили наши «кометы» и «метеоры»?


ВАЗ-21011 с мотором 1.3 мощностью 69 л.с., 1974 год. Рестайлинг затронул орнамент решетки радиатора, бамперы, панель приборов, сиденья. Появились прорези в передке и отдушины вытяжной вентиляции в стойках крыши. По требованиям ЕЭК ООН в фары встроены «габариты», подфарники стали оранжевыми, в задних фонарях появились катафоты, перенесен фонарь заднего хода. Руль теперь травмобезопасный: исчезло кольцо звукового сигнала, а на рулевом валу сделали кольцевую проточку, чтобы он ломался при ударе. Универсал ВАЗ-21021 с мотором 1.3 решили не выпускать. Посчитали, что автомобиля ВАЗ-2102 достаточно.


Эталонный образец ВАЗ-2102, прототипом для которого стал Fiat 124 Familiare. От седана ВАЗ-2101 он отличался шинами, пружинами подвески, более тяговитым мотором и главной парой. Автоэкспорт придумал модели собственное имя Lada Rubin, но оно не прижилось.

Бракованная эмблема ВАЗа. В 1971 году буквы вообще уберут, поскольку в заводских знаках нельзя использовать топонимы.


О будущем заводе TAZ трубила итальянская печать. Шутка ли: общая занимаемая площадь — 5 млн м2, площадь помещений — 1,5 млн м2, 16 тысяч единиц оборудования, самый длинный в мире главный конвейер — 1,5 км.

Знаменитую ладью летом 1967-го предложил Александр Декаленков, бывший художник-конструктор УГК АЗЛК. Идея подкупала простотой: буква В в виде казацкой ладьи с наполненным ветром парусом. Снизу к ней дописали название нового города — Тольятти. А когда в январе 1970 года из Турина пришла пробная партия эмблем, буква Я оказалась перевернута на латинский манер: «ТОЛЬRТТИ». Бракованные образцы моментально разошлись по рукам: раритет почище знаменитой почтовой марки «Красный Меркурий»!


Глава Фиата адвокат Джованни Аньелли посетил ВАЗ 17—18 июня 1970 года. Для таких визитов в Ульяновске по бартеру получили партию ГАЗ-69АМ. На подножках не охранники, а начальник участка и переводчик. Из-за их спин выглядывают генеральный директор Фиата доктор Гауденцио Боно, куратор проекта ­ВАЗ-Fiat Винченцо Буффа и явно довольный производимым впечатлением директор ВАЗа Виктор Поляков.


Главный конструктор ВАЗа Владимир Соловьев курировал проект с первых испытаний на полигоне НАМИ. В 1969 году фиатовцы объявили Соловьева персоной нон грата из-за интервью газете La Stampa, в котором он сообщил, что советские инженеры полностью переделали конструкцию ­124-го. Соловьеву пришлось давать объяснения в ЦК КПСС.

В январе 1967 года вышел казус и посерьезнее — случись такое на полгода раньше, «сделка века» не состоялась бы. В Италию с заданием от газеты «Известия» прикатила поэтесса Мариэтта Шагинян, соратница самого Ленина. Опекать старую большевичку, которая родилась на 11 лет раньше самой компании FIAT, поставили Леонида «Кису» Колосова. Он описывает ­Мариэтту Сергеевну как вздорную старуху с каркающим голосом, категорически настроенную против всего западного. Как вдруг у нее нашлись общие темы с профессором Валлеттой! А тому было что рассказать: в 1945-м его могли расстрелять за сотрудничество с гитлеровцами. Заступился партизан-коммунист Луиджи Лонго. С тех пор у Валлетты с товарищем Лонго, возглавившим в 1964 году после смерти Пальмиро Тольятти итальянскую компартию, сложились доверительные отношения. Вскоре в ­«Известиях» вышли восторженные очерки Шагинян — «Три дня на Фиате».


Лучшие советские эстрадные исполнители приезжали на ВАЗ. Сначала просто выступать, позднее ­— заполучить в качестве гонорара автомобиль. В 1970 году средняя зарплата в СССР составляла 122 рубля, ­ВАЗ-2101 стоил 5500 рублей, двухкомнатный кооператив в Москве — 4000 рублей.

А в Италии намечалась всеобщая забастовка, и пролетарии фиатовских заводов готовились ее возглавить. К разгоряченной толпе вышел профессор Валлетта, зачитал выдержки из советской газеты. И люди разошлись! Старая большевичка сорвала стачку. Из-за этого Леонида «Кису» Колосова едва не лишили аккредитации.


Мировая премьера ВАЗ-2101 состоялась 20 января 1971 года на Брюссельском автосалоне. Заработав на «сделке века», FIAT вырастил себе серьезного конкурента: к 1979 году 45% продукции ВАЗа шло за границу.


А это — стенд Автоэкспорта на Женевском автосалоне 1972 года. Мы явно демпинговали: 7950 франков!



Первый крупный международный успех ВАЗа в автоспорте: серебряный кубок туристического ралли ADAC Tour d`Europe, 1971 год. Из 64 стартовавших экипажей финишировали 46. В 1973-м на этом ралли ВАЗ взял уже золотой и серебряный кубки.

Меж тем подготовка к пуску завода продолжалась. Конструкторам разрешили работать не по ГОСТу, а по фиатовским техническим условиям — иначе не появились бы у нас новые марки сталей, пластмасс, смазок, резины… Подчас итальянские ТУ были жестче наших стандартов, и будущие смежники их не всегда выдерживали. Шла настоящая ломка барьеров.



Первая попытка «осовременить» ВАЗ-2101 с использованием прямоугольных фар завода FER из города Рула (ГДР), 1971 год. Дизайнер — Владислав Пашко.



Натурный пластилиновый макет ­ВАЗ-2101-78 — вариант обновления Жигулей, созданный дизайнером Владимиром Степановым в 1976 году. Будущий серийный ВАЗ-2105.

Вся страна заступала на «ленинскую вахту» к 100-летию великого вождя социалистической революции. Это-то и дало повод думать, что ВАЗ-2101 тоже готовили в качестве подарка к юбилею. Не так! Договор предусматривал начало производства «Автомобиля №1» в 1969 году, а «Автомобиля №2» — в 1970-м. Однако завершить ударную комсомольскую стройку вовремя не вышло. Итальянские поставщики оборудования разводили руками: «Куда ставить-то?» И лозунг «Дадим 1-й автомобиль к концу 1969 года!» сменили на «Соберем к столетию В.И. Ленина первые автомобили ВАЗ!»

Собрали. Именно поэтому мы отмечаем юбилей вазовской «единички» сейчас, в апреле 2020-го.


ВАЗ-2101 в объективе одного из первых заводских фотографов Станислава Казакова. Между фарами и решеткой радиатора — декоративные накладки-полумесяцы. От них быстро откажутся — как от явного излишества. Из 800 с лишним изменений в конструкции 124-го было одно в худшую сторону: шинники не смогли освоить радиальные покрышки. Еще долго все Жигули, кроме экспортных, обували в дубовые диагоналки И-151.

Лексикон бывалого вазовца

Нитка — сборочная конвейерная линия главного корпуса. Всего их три.

Тавеер — нижний толкающий конвейер, тележки, двигающиеся синхронно с подвесами конвейера. На них собирают двигатель с коробкой передач, передний и задний мосты для дальнейшей установки под кузов. Арготизм от английского «tow-veyor» — towlines conveyor.

Монтарсина — пост на конвейере, где прокачивали тормозную систему. Слово явно занесено итальянцами.

Вставки — пристройки к фасаду основного корпуса. Их ритмическое расположение помогает преодолеть визуальную монотонность самого длинного сборочного корпуса в мире. Всего вставок семь. В шутку восьмой вставкой вазовцы называют здание заводоуправления, а девятой — ближайший к заводу магазин с выпивкой.

Но бене — итальянское, «no bene», «не годится».

Фото Владимира БЕЛОКОПЫТОВА, Станислава КАЗАКОВА, Дениса ОРЛОВА, Владимира САМОКВАСОВА, ПАО АВТОВАЗ, ФГУП НАМИ, ACI, Centro Storico Fiat, Fortepan/Sándor BAUER, Registro Fiat Italiano.

В создании материала помогали Татьяна РАЛКА, Ольга ТИХОВА, Станислав БЕРЕЗИЙ, Сергей ИОНЕС, Алексей ВОСКРЕСЕНСКИЙ, Денис ДЕМЕНТЬЕВ, Николай МАРКОВ, Алексей ХРЕСИН, Максим ШЕЛЕПЕНКОВ.

Денис Орлов. autoreview.ru

Источник

Ответы на популярные вопросы
Adblock
detector